Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Когда Тимур вернулся в основной зал, там уже сменилось действие. Залом снова руководила Солнце. Она, как раз, объясняла условия следующего действия.
      - Члены клуба, желающие выставить свою кандидатуру на аукционе, автоматически соглашаются, что будет зачитана часть анкеты, которую вы п... [ читать дальше ]
Название: свидетель
Автор: Тунга
Категория: Случай, Измена, Бисексуалы, По принуждению
Добавлено: 18-02-2022
Оценка читателей: 8.66


Алёна уже давно должна была вернуться, я и ужин подогрел, а её всё не было. Если бы это было часа два назад, можно было бы свалить на пробки. Но вечерний час пик давно миновал. Конечно, могла к маме заехать или к своей подруге Анне, но тогда бы позвонила. Я сам пробовал позвонить — её телефон не отвечал. Толик давно поел и сейчас читал книжку. Я проверил у него уроки, на вопрос, где мама, сказал, что она задерживается по делам, и он успокоился. Конечно, случалось, что после работы жена куда-нибудь заезжала, но она всегда предупреждала.

Но вот щёлкнул замок двери, Алёна стремительно вошла в зал, не снимая сапог, сбросила с плеч шубу, бросила на диван сумку и бухнулась рядом.

- Что-то случилось? — судя по её виду так и было.

- Я человека задавила! — она рухнула лицом на спинку дивана и расплакалась.

Утешать её сейчас не имело смысла — знал по опыту. Пусть проплачется. Я отнёс и повесил её шубу, присел, расстегнул замки сапог. Наконец она выпрямилась, достала платок, вытерла глаза, размазав тушь.

- Я ехала нормально, не гнала…. не знаю откуда он взялся, шагнул под машину и всё…

- Гаишников вызвала?

- Я не… Я испугалась и… уехала.

- Это плохо. Может, он жив?

- Нет. Я выскочила. Он лежал и… там кровь была и он не дышал. Я хотела позвонить тебе, а телефон сел. Я в панике… и не знаю почему села и уехала.

- Зачем?!

- Я не знаю! — она опять залилась слезами.

- Свидетели были? — спросил я чуть погодя, когда рыдания стихли.

- Никого, кажется… — огонёк надежды сверкнул в её глазах.

- А другие машины? Наверняка кто-то из водителей видел.

- Кажется никого. Ну я не смотрела по сторонам…

- Машина где?

- У дома.

Я вышел, осмотрел машину. Бампер треснул и был в чём-то тёмном. Загнал её в гараж и вернулся в дом. Жена уже успокоилась, но нервно пила воду большими глотками.

- Машину будут искать, — сказал я, — её сейчас нельзя гнать в сервис. И… не исключено, что кто-то всё же видел…

Меня прервал телефонный звонок.

- Рома, я уже час не могу до Алёны дозвониться. У вас всё в порядке?

- У неё телефон сел. А сейчас она в ванне, — я не хотел, чтобы тёща сейчас разговаривала с Алёной.

- Ну ладно, я потом перезвоню.

В конце концов Алёна успокоилась. Но я представляю, что было у неё на душе.

- Ты в машине мой телефон не видел?

- Нет, не было. Может в бардачке?

- Да нет, он у меня всегда в держателе на приборной доске… О боже! Я же пыталась позвонить, когда из машины выскочила. Я ж его… Я ж его на капот положила и…

Я ничего не сказал, но мысли зароились самые разные. Если полиция найдёт мобильник, то остальное, как говорится, дело техники. Назавтра была суббота и она принесла новые волнения. Утром включив городские новости, услышали информацию и о наезде на пешехода. Пешеход погиб, а журналисту удалось найти свидетеля, который видел голубую «Ауди», сбившую человека и скрывшуюся. Жене я об этой информации ничего не сказал, ей и без того переживаний хватило. В понедельник она хотела идти в милицию, но события этой субботы поменяли планы. Где-то ближе к обеду на мой мобильник пришёл звонок.

- Здравствуйте! Это Роман?

- Да, — я посмотрел на номер звонившего, звонили с телефона Алёны.

- Меня зовут Юрий. Я нашел этот телефон, его потеряла женщина при одних очень интересных обстоятельствах. А в нём ваше имя. Я бы хотел с вами встретиться. С вами и вашей женой.

- Сколько? — сразу сообразил я, что это начинается шантаж. Этот самый Юрий видел всё, да ещё и телефон подобрал.

- Что сколько?

- Сколько вы за телефон хотите? — усмехнулся я.

- Вот встретимся и договоримся. Давайте так: я сегодня буду ждать вас в центральном парке, у большого фонтана, в руках у меня будет красная сумка. Подходите так это часика в три.

- Хорошо.

- Алёна, — сказал я, заходя в кухню, — твой телефон нашёлся.

- Где?

- У одного мужика. Нам, — я взглянул на часы, — через три часа надо быть в центральном парке.

- Зачем? — тупо спросила она, видимо всё ещё плохо соображая после вчерашних событий.

- Там узнаем всё.

Мужика мы увидели сразу, потому что кто же зимой будет сидеть на холодной скамье, тем более, что почти все из них были в снегу. На вид нашего возраста, симпатичный. И нас он сразу определил, хотя, видимо запомнил Алёну по тому вечеру. Снег на скамье был счищен только там, где сидел он, поэтому мы остались стоять.

- Вы Роман и…?

- Алёна, — сказал я за неё.

- Ага. Значит, Роман и Алёна, дело такого характера: в тот вечер я видел, как вы, Алёна, наехали на человека, видел, как суетились там возле него, а потом уехали. Я всё это заснял на свой телефон.

- О, Господи! — вздохнула жена и с тоскливым видом стала смотреть вдоль аллеи.

- Я подошёл к этому мужику. Ну, он был мёртвый стопроцентово. Вот. А на дороге — смотрю — мобильник светится, ещё не отключился. Я его подобрал и, было, сразу хотел позвонить по первому номеру, чтобы, значит, выяснить чей он, ну и всё остальное. Но он тут же выключился — батарейка села. Потому вчера вам и не позвонил. Потом менты приехали. Только я ничего им не сказал. Приехали какие-то журналюги — как только узнали так быстро. Видимо кто-то позвонил им, видимо кроме меня ещё кто-то видел. Хотя я в округе вообще никого не наблюдал.

- А почему вы милиции, то есть, полиции, ничего не сказали?

- А-а! Вот тут-то и интрига! — мужик поднял палец.

Он молчал, молчали и мы. Алёна, наконец оторвалась от созерцания аллеи и устремила на мужика свой взгляд.

- Я ведь и до этого, как всё случилось, снимал. Тот, что под колёса попал, вел себя интересно, я и начал снимать. Любопытно было. Вот. В общем, у меня есть запись, которая доказывает вашу невиновность, — он в упор посмотрел на Алёну.

- Как? — разом спросили мы.

- Ну, как-как? Я вам, конечно, отдам, при одном «но», — и он замолчал, отведя взгляд.

- Сколько? — опять спросил я.

- Я сначала тоже хотел деньгами взять, — мужик похоже даже чуть порозовел, — но потом подумал-подумал… А сейчас вообще утвердился в этой мысли.

- Ну-ну, — поторопил я, видя, что он мнётся.

- У твоей жены в лице есть что-то такое… развратное.

- Вы к чему это?

- Извините, но я бы взял оплату за запись натурой.

- Чего?! — я рванулся к нему, но мужик оказался ловким, моментально соскочил со скамьи и бросил мне в лицо красную сумку.

- Я отдам вам диск с записью, — громко сказал он, находясь на расстоянии, — только на этом условии.

Жена, вцепившись мне в рукав пальто, спросила на удивление спокойно:

- А, может, всё-таки деньгами возьмёте?

- Не-а. Ваше спасение, Алёночка, только в вашем согласии, иначе вас посадят.

Я вырвался из рук жены, но этот Юрий отбежал ещё дальше и крикнув, что даёт нам день на размышление, рванул по аллее.

- Какой наглец!

Алёна промолчала. Придя домой, первым делом подошла к зеркалу, долго всматривалась.

- Правда, что у меня в лице есть что-то развратное?

- Да пошёл он!…

Состоявшаяся дальнейшая дискуссия была бурной. Я, почему-то сразу заподозрил, что как только поступило предложение этого Юры, жена для себя уже всё решила. Немного успокоившись, мы уже трезво обсудили ситуацию. Мы даже не знали, где этого Юру искать. Хотя бы, чтобы набить ему морду. Алёна опять плакала. А я позвонил на её телефон. Юра сразу же взял телефон.

- А что за доказательства невиновности моей жены вы хотите представить?

- А вот это вы узнаете, когда посмотрите всю запись до конца. Я записал на флешку основные события, а вот предшествовавшие, то есть доказывающие невиновность жены, запаролил. Мои условия таковы: я буду это… в общем, иметь дело с вашей женой до тех пор, пока вы пароль не отгадаете.

- У вас, что, женщины нет?

- Почему? Есть. Жена у меня и дети. Но очень уж я вашу захотел, — цинично закончил он и отключился.

- Маньяк какой-то сексуальный!

- Что делать-то, Рома? — она умоляюще смотрела на меня, — Ведь посадят же!

Что делать, я не знал. Потом она звонила своей подруге Анне по стационарному телефону, всё ей рассказала — совета просила. Ну какой та совет могла дать, я предполагал. Женщина красивая и любвеобильная, она уж, наверняка, посоветовала согласиться. В общем, выхода у нас не было. Доказать другим путём невиновность Алёны мы не могли, кто бы поверил, что пешеход сам шагнул под машину, особенно учитывая, что Алёна уехала оттуда. Мы перебрали все возможные варианты возможного спасения и ни один не показался нам достаточно реалистичным. Надежды на то, что полиция не найдёт машину почти не было. С тяжёлым сердцем на следующий день я позвонил этому Юре.

- Значит так, — сказал он, — ко мне нельзя, у меня дети, жена, значит всё будет происходить у вас.

- У нас тоже ребёнок.

- Надо куда-то его деть на время.

- Может, на нейтральной территории, скажем, в гостинице?

- Это сколько же денег тебе понадобится, чтоб каждый день номер в гостинице снимать.

- А что, ты одним днём не удовлетворишься? — зло спросил я.

- Пока вы пароль не угадаете я буду трахать твою жену, — так же грубо ответил он.

Я заскрипел зубами, но сказал, что ребёнка мы найдём куда деть. Толика мы отправили к тёще, сказав, что у нас возникли некоторые обстоятельства, из-за которых нам надо уехать. Стоит ли говорить, что мы испытывали, ожидая шантажиста. Я побоялся, как бы этот маньяк чего непотребного с моей женой не сделал и предложил постоять за дверью спальни. Скажете — смешно и унизительно? Согласен. Но Алёна предложила другой вариант.

В комнату нашего сына вели две наполовину стеклянные двери: одна из зала, другая из нашей спальни — на случай, если маленький ребёнок проснётся и начнёт плакать. Ребёнок подрос, но дверь мы не убрали. Вот жена и предложила расположиться мне там, но свет выключить. В случае чего, я в любой момент смогу ворваться в спальню и разобраться с этим Юрой. Конечно, что мой вариант, что Алёнин были практически одинаковы и… дики. Не дикость ли, когда жену трахают, а муж сидит в соседней комнате и даже смотрит, как её трахают. Для пущей безопасности мы решили, что в спальне всё будет происходить при включенном свете.

Наш шантажист пришёл в назначенное время, деловито снял пальто. Сейчас я рассмотрел его получше. Пожалуй даже помоложе меня он был, но симпатичный, на таких бабы западают. Может быть, отчасти и из-за этого Алёна согласилась на эту авантюру. Он сразу же осмотрел спальню, казалось, был удовлетворён.

- Да вы так не волнуйтесь, — усмехнулся он, посмотрев на нас весёлыми глазами, — всё будет нормально, вы, Алёночка, не пожалеете, я вам это обещаю.

Алёна хмыкнула, мол, все вы мужики, хвастуны насчёт секса.

- А водка у вас есть?

- А ты без водки не смогёшь? — зло спросил я.

- Я-то смогу, а вот ей, — он кивнул на Алёну, — накатить не помешает. Чтобы раскрепоститься, а то первый раз на такое дело… Хотя, откуда я знаю, может, для неё это не впервой.

- Ну, ты!

- Я имею в виду, что с разрешения мужа, практически в его присутствии, — быстро поправился он.

Я заскрипел зубами и всё же принёс водку. Виновато глянув на меня, Алёна одним духом выпила полстакана водки, закашлялась. Видимо волнение сказалось.

- А ребёнок у вас где?

- У бабушки.

- Мальчик, девочка?

- Тебе-то какое дело?

- Да так спросил.

- Ты запись принёс?

Он достал из кармана флешку.

- В ваших же интересах пароль угадывать самим, не показывать какому-нибудь хакеру то, что там снято. Комп-то есть?

- Ноутбук.

- Кстати, менты уже ищут машину и скоро найдут. Алёна, может, ещё полстаканчика для храбрости?

Алёна на моё удивление сама налила полстакана и, теперь уже медленно, с трудом, выпила.

- И не заедай, — посоветовал гость.

Чуть погодя он предложил проследовать в спальню. На лице жены целая буря эмоций. На моём, наверное, тоже, потому что гость усмехнулся снисходительно. Они ушли в спальню, а я со всеми предосторожностями, стараясь не шуметь пробрался в комнату сына. Алёна заранее приготовила кровать, убрав всё лишнее, оставив только белую простыню. Она стояла, опустив руки и голову, а гость неторопливо раздевался. У него было несколько татуировок — на предплечье, на животе. Член уже вовсю стоял и когда он начал раздевать Алёну, то несколько раз тыкался им в её ноги, попу… она стояла обнажённая и грудь её взволнованно вздымалась. Юрий взял её за руку и положил на свой член.

- Нравится мой? -спросил он.

Она что-то прошептала и неожиданно взяла его член другой рукой. Он притянул её за плечи и впился губами в её губы. Мне не всё было видно, но похоже, что она отвечала на его поцелуй. Ощутил, что и у меня начинается эрекция. Вместо злости, которую я ожидал, возникло любопытство: а как жена поведёт себя с другим мужчиной? Повела она себя с ним так, как я совсем не ожидал, как не хотел. Она завелась.

Её руки стали дрочить его член, а ответные поцелуи стали более затяжными и страстными. Конечно, подумал я, алкоголь, конечно, естественная реакция тела на ласку, конечно, необычность ситуации — всё это в совокупности возбуждали. Жена вообще быстро заводилась. Он же перешёл к страстным поцелуям в шею, плечи, добрался до груди. Алёна застонала, когда её сосок оказался у него во рту. Она поплыла, теряя самообладание. Но этот маньяк стал своими губами опускаться ниже. Вот он уже стоит на коленях и нежно целует её в пупок. Алёна судорожно вцепилась пальцами ему в волосы, её грудь бурно вздымалась, соски стояли столбиком. А он стал лизать лобок. Не вагину, а именно лобок, медленно и тягуче проводя языком от клитора, но не касаясь его, вверх, снова от клитора вверх…

- О-ох! — вырвалось у моей жены.

Подняв руки, он стал тихонько массировать её соски, а лобок начал легонько покусывать.

- О-о-о! — завелась жена.

Его руки обхватили её ягодицы и начали их массировать. Алёна завибрировала телом, подаваясь вперёд, вставая на цыпочки, чтобы его язык переместился ниже лобка. Она начала терять контроль. Однако искусный любовник не спешил переходить к ласками ниже лобка. Он дразнил мою жену, распаляя её всё больше и больше.

Потом вдруг оторвался от неё, вскочил на ноги и грубо толкнул её на кровать. Жена упала поперёк кровати. А он вошёл в её исстрадавшуюся от нетерпения киску властно, напористо. Алёна взвыла восторженно. Этот татуированный жеребец стал засаживать моей жене так рьяно, как будто насиловал её. И ему очень нравилось именно так трахать её, он всхрапывал совсем как лошадь при каждом посыле своего члена в лоно моей жены. В лоно, которое принадлежало мне. Меня, как и мою жену трясло от возбуждения. Кровь тягуче проталкивалась по венам и капиллярам, сердце гулко бухало, дикое томление охватило всё моё существо.

Член ломило и, казалось, он сейчас не выдержит и лопнет от напряжения. Никогда я такого не испытывал, как сейчас при виде того, как чужой мужчина сношает мою жену, при виде дикого блаженства на её лице. Голова с открытым в крике ртом свесилась с кровати, глаза закрыты, руки судорожно то хватают и комкают простыню, то ногтями впиваются в плечи, нависшего над ней на вытянутых руках мужчины.

- А-а-а-а-а-а! — орёт она на одной ноте, подбрасывая навстречу ему свой таз.

Что-что, а поорать во время секса она любит. Особенно когда теряет контроль, начинает приплывать. Я в таких случаях пытаюсь закрыть ей рот, она вырывается, бывает кусает мою руку. А если не закрывать, то разбудит сына, не говоря уже о тех моментах, когда у нас ночует её мать. Вот и сейчас она орёт дурным голосом, но, естественно, рта ей никто не закрывает. Наоборот, этот истошный крик оргазмирующей женщины приводит к наивысшей точке и её партнёра.

Он кончает в неё с каким-то рыком. Ещё с десяток посылов и Юра начинает успокаиваться. Он вынимает свой мокрый, всё ещё вздыбленный член и падает лицом вниз рядом. Алёна лежит всё так же, свесив голову и раскинув ноги и не открывает глаз. На лице её чуть заметная довольная полуулыбка. Грудь ещё вздымается, но тело начинает расслабляться. Чувствую непреодолимое желание выскочить и тоже навалиться на неё и трахать-трахать-трахать.

Но большим усилием воли сдерживаю себя. А Юрий на этом не успокаивается. Он вдруг поднимается, садится между её раскинутых ног и начинает вылизывать. Мне не видно, что он там лижет, но понимаю, что вылизывает и свою сперму. Довольная улыбка на лице моей жены становится больше — ей нравится то, что он делает. Я тоже делаю ей кунилингус и она его очень любит. Да, наверное, все женщины любят, когда их лижут. Вот и сейчас она начинает проявлять признаки нового возбуждения.

Руки опять стискивают простыню. Он только что разрядился, но хочет снова сделать хорошо моей жене. Ведь обещал, что она не пожалеет. Поэтому лижет старательно. Сначала облизывает её половые губы, потом углубляется языком во влагалище. Алёна опять блаженно закрывает глаза и отдаёт своё тело полностью в его власть. Более того, она ещё шире раздвигает ноги и лежит сейчас, похожая на большую, но прекрасную в своей наготе, лягушку. Юрий переключается на её клитор и глубокий звучный вздох вырывается из полуоткрытого рта жены. Я вытягиваюсь на цыпочках, чтобы лучше разглядеть, что он делает с моей женой.

А он медленно и осторожно просовывает палец ей в анус. И когда тот входит наполовину, Алёна стонет блаженно. В попку я её никогда не трахал, почему-то она этого не хотела. Правда, палец вставлял, как сейчас делает этот мужик. Вдруг она задирает ноги, поддерживая их руками, чтобы дать ему больше свободы. Юрий встаёт и я вижу, что член у него опять вздыбился. «Вот это ёбарь!» — непроизвольно восхищаюсь я.

У меня так быстро эрекция не восстанавливается. А он опять, но теперь уже медленно вводит член в её влагалище и начинает медленные же движения. Алёна кладёт ему ноги на плечи, он целует её пальчики, даже ступни. Это приводит мою жену в сильное возбуждение. Наверное, в своих сексуальных фантазиях она о таких ласках мечтала. Все женщины и мужчины имеют сексуальные фантазии, но не все их удаётся воплотить в реальность. Юрий трахает её долго-долго, приговаривая.

- Как хорошо внутри у тебя, в жизни не испытывал такого удовольствия, мой хуй сейчас просто блаженствует. А какие вкусные у тебя пальчики! — он несёт всякую чепуху, восхваляя тело моей жены.

Как известно, женщины любят ушами, и вся эта эротическая лабуда льётся на мою возбуждённую жену, добавляя ещё большего возбуждения. Она уже не держит свои ноги на его плечах, раскинула пошире и теперь он поддерживает их на коленных сгибах.

- Я хочу тебя трахать каждый день и по нескольку раз в день, я хочу тобой наслаждаться и любить тебя, — продолжает Юрий и моя жена млеет от этих признаний.

Кончает она долго, затяжные конвульсии пробегают волнами по её телу и стоны не смолкают до тех пор, пока она не начинает остывать. Да, надо признать, такого эротизма от моей персоны жена не видела. Тут Юрий этот дал мне сто очков вперёд. Юрий наклоняется, долго взасос целует Алёну; такое ощущение, что он не может от неё оторваться. Но вот он отходит и начинает одеваться, ласково, с улыбкой поглядывая на распростёртую на кровати ублажённую мою жену.

- Я приду, милая, и мы опять будем наверху блаженства, ты будешь ждать меня.

- Да, — тихо говорит она и я внутренне взрываюсь — она хочет его, чужого мужчину!

Как он уходил, я не видел. Я ворвался в нашу спальню, переполненный бурей самых разных эмоций: от ненависти к своей жене до бешеного вожделения. Она по-прежнему лежала, раскинув ноги, наслаждаясь состоянием полной удовлетворённости. Я на ходу скинул с себя брюки и навалился на ней. Мой член легко проскользнул в мокрую, всё ещё раскрытую пещеру. Её руки обвили меня за шею и губы осыпали лицо поцелуями. Она всё ещё хотела секса. И я ей дал его в полной мере. Я трахал жену с ожесточением, которого раньше во время секса никогда не испытывал. И… удивительное дело — мне это доставляло дикое удовольствие. Как и то, что я трахаю её после другого мужчины. Что-то было в этом неестественное, мазохистское. Я бурно разрядился и, не выходя из неё, обмяк на её оттраханом теле.

- Как это было здорово! — прошептала Алёна.

Я знал, что она не кончила, но поверил, что ей понравилось. Молча встал, натянул брюки и ушёл в свой кабинет. Странное дело — сейчас я испытывал непонятное удовлетворение, даже удовольствие от всего, что у нас сегодня происходило. Видеть, как трахают твою жену, как она оргазмирует под чужим мужиком и испытывать от этой картины смесь похоти и удовольствия самому — такого я просто не мог объяснить. Решив не заморачиваться больше на этих переживаниях, вставил флешку в ноутбук. Там было два файла, один открылся сразу и на нём я просмотрел весь сюжет. К сожалению, момента самого столкновения машины с пешеходом не было. Снято даже было прибытие гаишников. А вот второй файл не открывался.

Я испробовал много вариантов пароля, от названия улицы, на которой это всё произошло, до имени этого свидетеля и автора съёмки. Бесполезно. И тогда решил спросить совета у нашего сисадмина Виктора, тот был богом в компьютерах. Поднял трубку, чтобы позвонить и услышал голос жены. У нас запаралеленные стационарные телефоны. Обычно с Анной она по мобильнику трещала — у женщин всегда есть какие-то свои секреты. Но сейчас мобильник был у того мужика и ей поневоле пришлось общаться с подругой по стационарному телефону. Хотел уже положить трубку, но стало интересно.

- Ну ты хоть предохраняешься? — спросила подруга.

- Конечно. Я ещё в прошлом месяце спиральку вставила.

- А твой-то как реагировал?

- Это супер, что было. Только этот Юра ушёл, мой ворвался и та-ак меня оттрахал!!

- Это естественно. Всё по Фрейду.

- В смысле?

- Все мы самцы и самки. И каждый самец хочет быть во всём доминантным, особенно с самками. Это моя самка и, если кто-то ебёт мою самку, я должен быть сверху. То есть, мой хуй в её пизде должен быть последним — я должен снова доказать, что это моя самка, что это я её трахаю. То есть, таким способом снова заявить права на свою самку. Всё это неосознанно, на уровне инстинктов.

Анна изучала философию и знала о чём говорит. Я бы поразмышлял над этим, но дальнейший разговор увёл в сторону мои мысли.

- А меня, представляешь, особенно завело, что мой рядом, видит как меня трахают, разрешает трахать свою жену.

- Это тоже естественно. Любая женщина на твоём месте от этого бы возбудилась. Я представляю, какой это кайф. Вот признайся, ты же когда-нибудь хотела другого мужика.

- Ну-у… конечно. А, думаешь, он не хочет с другими бабами?

- Да все мужики этого хотят, так они устроены.

- Я вижу, как он, например, на тебя смотрит, и что думает при этом, догадываюсь.

- Хм! Не замечала.

- Ты ж у нас красивая и очень сексуальная.

- Слушай, — перевела Анна разговор на другое, — а этот мужик, он ничё?…

- Очень даже ничё, очень симпатичный.

- Не спрашивала, женат? А то, может, познакомишь.

- Женат, и дети, говорит, есть.

- Жаль. Ну, ладно, тут меня по сотовому кто-то домогается, — Анна положила трубку.

Я выждал и позвонил Виктору. Тот сказал, чтоб я принёс этот не открываемый файл на работу и он попробует его взломать. Но показывать-то его никому было нельзя.

Спать мы легли в молчании, долго оба ворочались. Вдруг чувствую руку жены на своём члене, она начинает мять его, потом, когда он набухает, дрочит. Мне становится сразу хорошо. Я понимаю, что жена чувствует себя виноватой. Не в том, что отдалась чужому мужчине, а в том, что желала его.

И поэтому ей хочется как-то загладить свою вину. Я понимаю её состояние. Петтингом мы занимались часто: когда у неё были месячные, когда у неё «болела голова», и помимо этого. Мне нравилось, когда она дрочила и я с удовольствием кончал при этом. Вот и сейчас она пустила в ход вторую руку, которая мяла мне яйца. Я медленно, но верно приплывал. Когда началось семяизвержение, Алёна зажала мой член, зная, что от этого я испытываю ещё большее удовольствие, а другой ладошкой накрыла уздечку, чтобы сперма не попала на простынь. Разрядка получилась великолепной. Алёна сходила за полотенцем, вытерла мою сперму. Я благодарно поцеловал её. Мне, действительно, было сейчас очень хорошо.

На следующий день Юрий был точен, как часы. Мы препроводили его в нашу спальню. На ходу он спросил, как идёт распароливание его флешки. Я буркнул, что никак. Он удовлетворённо хмыкнул. Алёна сходила в ванну и вышла оттуда уже голая. По её блестевшим глазам я понял, что она вся в предвкушении. Но меня это как-то не особо задело. Наверное, потому что я такое поведение и предполагал.

- Ты там не сильно его ублажай. — тихо сказал я.

Она только кивнула. А я проследовал в комнату Толика. Юрий уже разделся и по-барски развалился в нашей кровати.

- Ты сегодня обалденно выглядишь, — сказал он, и добавил: — особенно мокренькая.

Алёна подошла к кровати и остановилась. Он протянул руку к её лону и стал водить пальцами по её половым губам. Я видел, что её грудь сразу завздымалась, соски набухли. Она даже ноги расставила пошире, чтобы обеспечить доступ его пальцев к своей киске. Юрий сел, притянул её за ягодицы к себе. Его язык опять принялся вылизывать лобок у моей жены, а у меня опять началась эрекция. Лизал он недолго, но Алёна уже была готова ко всему.

Тогда он поставил её на кровати на четвереньки и сам же на четвереньках пристроился сзади. Как только его член вошёл во влагалище моей жены, она охнула. Начал он медленно, как бы неохотно, но Алёна, тем не менее, заводилась всё сильнее. Она начала постанывать, рот её приоткрылся. Глаза наоборот блаженно закрылись. Вдруг Юрий сделал несколько резких посылов, так называемых, бычьих ударов. Алёна взвизгнула и застонала ещё громче, завыгибала спину. Член у меня опять стало ломить, я опять готов был выскочить к ним и оттолкнув этого мужика, засадить жене сзади. Азасаживал он.

- А-а-а-а-а! — бесконечно тянула Алёна, мотая головой, тиская руками ткань простыни.

Юрий остановился, видимо, дал моей жене немного успокоиться, и опять начал неспешно входить в неё. И снова Алёна начала распаляться, кричать. Мужик знал толк в сексе, он сейчас старался продлить удовольствие для моей жены как можно дольше. Так продолжалось довольно долго. Наконец он решил позволить ей кончить. Его зад замелькал как в ускоренной киносъёмке, он долбил с такой амплитудой, с какой, наверное, трахаются кролики. Шлёпоток его яиц и лобка по её ягодицам, сливался со звуками, вылетающими изо рта Алёны. Жена орала, не переставая, потом упала лицом вниз, вцепилась зубами в простыню и теперь только её приглушённые завывания доносились до меня. Я не понял, когда она кончила, а мужик вытащил из неё свой член и капли спермы оросили её попку. Я сам в этот момент чуть не кончил.

Если вчера они передыхали, то сейчас Юрий передышки ей никакой не дал. И я понял почему. Он опрокинул Алёну на спину, встал над её лицом так, что лицо оказалось между его ног. Его член ткнулся в Алёнин рот. В рот Алёна у меня не брала. Юрий этого знать не мог, но, видимо, предположил. И потому, пользуясь тем, что она ещё не остыла и мозг её зачумлён только что прошедшим оргазмом, решил дать ей в рот. Не знаю, думала ли что в этот момент моя жена, ощущала ли. Скорее от неожиданности она открыла рот и его член беспрепятственно в него вошёл.

- Ук, — только и услышал я звук.

Юрий медленно вводил и выводил член, а Алёна смотрела на него широко раскрытыми глазами и позволяла в рот. Не знаю, было ли ей это приятно, но она не сопротивлялась. Более того, мне показалось, что, смирившись с членов в своём рту, она сама стала посасывать его. Но Юрий уже разрядился и его член даже в сладком рту моей жены стал опадать. Он, наконец вытащил мокрый член, наклонился и стал целовать Алёну в губы. Её руки тотчас обвили его шею. Так они целовались довольно долго. Ей нравилось это делать.

- Сейчас, — сказал он чуть погодя, — ты поднимешь мне хуй своим ротиком.

Алёна посмотрела на его член и ничего не сказала. А он лёг на спину, закинул руки за голову и велел:

- Начинай!

- Я никогда этого не делала, — тихо призналась моя жена.

- В самом деле?! Удивительно. Это же так приятно. Ну, давай, попробуй. Мне так хочется, чтобы твой дивный, нежный язычок облизал моего мальчика.

- Ну… я попробую.

Юрий лёг поудобней — поперёк кровати, а Алёна встала на колени у него между ног. Взяла в руку его член и некоторое время рассматривала его, то ли не решаясь, то ли любуясь. Но вот наклонилась и лизнула самую головку, потом лизнула второй раз.

- Он же был у тебя во рту, чего стесняешься! — подбодрил её Юрий.

Алёна ещё пару раз лизнула головку и взяла член в рот. Она, конечно видела в кино как это делают. Поэтому и принялась сразу за дело. Опавший член на глазах стал увеличиваться в размерах. И теперь Алёне было удобней его сосать. Похоже, ей стал нравиться этот процесс.

- Ух, хорошо! — довольно воскликнул Юрий.

Дальше он говорил, что и как ей надо делать и она послушно это делала. Её рот нанизывался на член Юрия то мелко, то глубоко, пару раз она даже поперхнулась. Её язык теперь уже смело и уверенно облизывал то ствол, то головку, то ласкал самую уздечку. При этом она смотрела в лицо любовника, словно хотела видеть, какое у него выражение и как ему всё это нравится.

Он попросил и её язык переместился на яйца, при этом рука не переставала дрочить. Глаза у Алёны стали шальными, она здорово возбудилась, впрочем, мужик тоже. Он уже стонал, кряхтел от удовольствия, а когда пришла пора разрядиться, схватил её голову руками и с хриплыми выдыхами стал насаживать на свой член. Алёна кашляла, когда его член входил ей в глотку, задыхалась, но он не отпускал, и вот настал блаженный для него момент.

Юрий замер, насадив полностью голову моей жены на свой член, и только конвульсии пробегали по его телу. Я понял, что он выплёскивает сперму ей в рот, точнее, в глотку. Я видел, что Алёна глотает её, нисколько не сопротивляясь и не противясь. Такого я вытерпеть не мог. Я ворвался в спальню. Юрий с довольной рожей лежал, вытянувшись на нашей постели. Алёна, засунув руку под его мошонку, что-то там делала, и целовала его живот. Они посмотрели на меня и…. даже не дёрнулись. В глазах моей жены ещё полыхало пламя страсти.

- Всё, хватит! — заорал я.

- Ну, хватит, так хватит, — Юрий сел.

Похоже он нисколько не удивился моему появлению и моей реакции. Видимо догадывался, что я смотрю за ними. Он спустил ноги с кровати, потянул со стула одежду. Алёна полулежала на кровати, подперев голову рукой и смотрела на меня. Я, как дурак стоял посреди спальни, не зная, что мне делать дальше — ударить его, вышвырнуть вон, или ударить жену. Юрий, между тем спокойно оделся и уже на выходе из спальни сказал:

- Я завтра не приду, завтра хоккей.

Жена по-прежнему молча глядела на меня. Я, памятуя о той оценке, которая дала моим действиям вчера её подруга, всё же решил проявить эту самую доминантность самца. Я быстро разделся. Жена, поняв меня, легла на спину, раздвинула ноги. Я начал засаживать ей с тем же остервенением, что и вчера. Её возбуждение от сосания чужого члена, вновь возродилось и теперь уже её руки ногтями впивались мне в спину. Дикое удовлетворение оттого, что трахаю эту женщину после того, чужого мужика, видимо, вполне соответствовало теориям Фрейда. Впрочем, в этот момент я об этом не думал, я отдался мстительно-сладким ощущениям. Мы кончили одновременно. Алёна продолжала стонать, когда оргазм уже пошёл на спад, потому что я продолжал двигать в ней своим членом.

- Рома! Это так… это так классно.

- Глотать чужую малафью тоже классно? — зло спросил я.

- Я себя не контролировала, — призналась она.

Потом перевалилась на живот и начала облизывать мой мокрый член. Это было нечто. Никогда моя жена не лизала моего члена. И где-то в глубине души я сейчас был благодарен этому мужику, научившему, или даже заставившего мою жену делать минет.

Вечером, когда я опять сидел за разгадкой пароля, зазвонил телефон. Я чуть помедлил и снял трубку.

- Был сегодня ваш визитёр? — спросила Анна.

- Да.

- Ну и как?

- Ебёт бесподобно.

«Ах ты ж!…» — мысленно выругался я.

- Я сегодня впервые в рот взяла.

- Ты что, никогда этого не делала? — удивилась подруга.

- Не-а.

- И как ощущения?

- Обалденно! Представляешь, такой кайф, когда он трястись начал от моего языка. А во рту так приятно его член ощущать, так он там всё ласкает — щекотно и приятно.

- Да знаю, — хохотнула Анна.

- И он мне всё во внутрь спустил.

- Это классно. Ну, а твой что?

- Он ворвался, выгнал Юру, и так меня затрахал, что я опять была на седьмом небе.

- Сколько оргазмов?

- Ну… с этим… и с моим… три.

- Вот приключение, так приключение! — с завистью воскликнула Анна.

- Да. Два мужика трижды за вечер оттрахали. Каждый бы день такой кайф!

- Так каждый вечер и получаешь.

- Не, завтра он не придёт. Хоккей будет смотреть.

- Вот дурак! Еблю на какой-то хоккей променять! Да ещё с такой бабой.

- Он сказал, ну, в первый день нашего знакомства, что у меня в лице есть что-то развратное. У меня, чувствую, не только в лице это. Как ты думаешь, может, я блядь по натуре?

- Да не говори глупости. Хотя… в сущности каждая женщина возможно, блядь по натуре. Мне, например, тоже нравится с разными мужиками. Потому и меняю их часто.

- Ну ты не замужем.

- Послушай, а когда всё это закончится у вас, неужели не захочется ещё с кем-нибудь кроме твоего потрахаться. Так сказать продолжить эксперимент?

- Не знаю.

- Я вот думаю, если он тебе разрешил с этим мужиком и ловит сам от этого кайф, то, наверное, его и потом можно будет раскрутить.

- Тут-то поневоле пришлось.

- Менты ещё не заявлялись?

- Нет.

- Ну жди, придут. Плохо, что ты уехала тогда. Может и ничего бы не было. А так.. Права точно отберут.

- Да хрен с ними, лишь бы не посадили.

Юрий как всегда был точен. Жена ждала его в спальне. Я заметил, что мается баба как бы в нетерпении, но промолчал.

- Сегодня мы поиграем в грубого любовника, — сказал Юрий, входя в нашу спальню.

Моя покорно кивнула. Он разделся и заорал:

- На колени, сучка! Вот так. Лижи мой хуй! И яйца лижи!

Жена послушно исполнила, что он велел. Она с удовольствием нализывала его гениталии, помогая себе руками, её грудь опять возбуждённо вздымалась.

- Соси, тварь ты эдакая! — он стукнул её по голове ладонью, — лучше соси! А я говорю, лучше соси!

Он уложил Алёну на кровать, раскорячив ноги над её лицом, всунул член ей в рот. Она впилась ногтями в его ягодицы — её явно здорово разобрало. А Юрий долбил своим членом её в рот, приговаривая:

- Вот так, вот так ебут таких блядей, как ты!

Так продолжалось минут пять, наконец, он с выкриком вырвал свой член из её рта и оросил лицо и грудь моей жены своей спермой. Я не мог больше на это смотреть. Мой член опять ломило и, чтобы не кончить, вышел из комнаты сына. Потоптался по залу, успокаиваясь. Меня, не меньше, чем Алёну завёл этот грубый секс на грани изнасилования. Что-то в этом было чрезвычайно возбуждающее. Я налил себе чаю — чайник с чашками стоял на столе в зале, мы перед этим здесь пили чай и смотрели телевизор. Вдруг из спальни вышел голый Юрий, сходил в туалет и нагло уселся за стол.

- Чайку, что ли попить?

Я молчал.

- Ты, Рома, если что, присоединяйся, я, думаю, ей в два хуя должно понравиться.

- Заткнись!

- Не, а чего просто глазеть?! Небось дрочишь там, за дверью.

Я не успел ответить — вышла Алёна.

- Ты куда? — по-хозяйски спросил он.

- Умыться.

- Иди сюда, садись.

- Да умыться же… — она показала на своё лицо в сперме.

- Садись, говорю, сука! — властно крикнул он. Игра в грубый секс продолжалась.

Алёна, глядя на меня испуганными глазами, покорно села за стол. Он налил ей чаю и, насмешливо взглянув на меня, велел:

- Пей.

Она убрала с губ волосок, явно с его гениталиев, и взялась за чашку. Дикая сцена: я за столом, голая, вся в чужой сперме, жена и чужой мужик, который командует моей женой.

- Может, прекратишь издеваться?

Он только плечами пожал, мол, что тут такого.

- Ну, что, продолжим? — взглянув на Алёну, кивнул он в сторону спальни.

Член у него, когда он поднимался, уже стоял. Взглянув на его член, Алёна неожиданно облизнула губы. «Она хочет его член!» — понял я. Но Юрий поставил мою жену на четвереньки, сам пристроился сзади. Его палец медленно, но настойчиво стал проникать в её анус и я, глядя через стекло из комнаты сына, понял, что он хочет трахнуть её в задницу. Мы никогда не занимались анальным сексом. Не потому, что Алёна была против этого, просто боялась, что будет больно.

Но сейчас она совсем не противилась вторжению в свой зад. Пошурудив там пальцами, Юрий смочил головку члена слюной, стал проталкивать её в анус Алёне. Делал он это медленно и осторожно и очень долго, потому что непроизвольно Алёна сжимала ягодицы. Он уговаривал её расслабиться, обещая неземное удовольствие. Наконец головка протиснулась ей в попку. Алёна застонала и было в этом стоне удовольствие вперемешку с болью. Юрий стал медленно совершать поступательные движения. Он сдвинулся вперёд, подняв свои чресла на почти выпрямленных ногахи входил в неё почти вертикально сверху.

- Ой, боже! — выдохнула Алёна

- Хорошо?

- Да, Юра, да!

Он заработал быстрее, погружая член в мою жену теперь уже полностью.

- А-о-ао! — стонала она и какое-то мученическое выражение исказило её черты.

Я тоже возбудился от вида того удовольствия, которое получает моя жена. Между тем, Юрий уже просто долбил её и шлепоток соприкасающихся тел почему-то был приятен моим ушам. Алёна быстро начала приплывать. Теперь она уже вскрикивала беспрерывно.

- Не останавливайся! — выкрикнула она, когда Юрий на какое-то мгновение замер, то ли в предчувствии семяизвержения, то ли, давая ей передышку.

И он продолжил долбёжку ануса моей жены. Алёна уже выла в полный голос, терзала руками простыню, подмахивала задом, насаживаясь сама на его член. Её груди мотались, и, почему-то вид этих мотающихся грудей мне нравился больше всего сейчас. Оргазм у неё получился затяжной, очень бурный. Юрий, видимо, кончил с ней одновременно, но не спешил вынимать член из её зада.

- О! Какой кайф ебать тебя в жопу! — грубо не сказал, а простонал он.

Алёна молчала, уткнувшись лицом в постель. Её руки намертво вцепились в простыню и, казалось, их теперь не разжать. Она бурно дышала, живот ходил ходуном, никак не желая успокоиться. И тут Юрий снова начал телодвижения в её попке.

- Ага… продолжай… — громко прошептала Алёна.

Какое-то время они молча продолжали и было видно, что Алёне это доставляет удовольствие. Наверное у неё в анусе очень чувствительные эрогенные зоны. Однако член у Юрия стал мягче и вскоре выскользнул наружу.

- Жалко. — сказала Алёна, взглянув на его опавший прибор.

И тогда Юрий схватил её за ягодицы и стал вылизывать её анус.

- О, боже, как же хорошо! — блаженно сказала она.

Лизал он долго, старательно, то обрабатывая промежность и цепляя языком вульву, но непременно возвращался к анусу, периодически проникая в него языком. И я сейчас пожалел, что у него тоже не такой длинный язык, чтобы доставить Алёне в её попке новое блаженство.

Уходил Юрий более довольный, чем во все предыдущие свои визиты. Ещё более довольной выглядела Алёна. Она прямо светилась от удовольствия. Помывшись, пришла в мой кабинет, посмотрела на меня сияющими глазами и сказала:

- Тебя не обидело, что так вот… за столом мы себя вели?

- Ничего, перетерплю.

Она нагнулась и поцеловала меня долгим, затяжным поцелуем. А чуть погодя там, внизу, она звонила Анне. Я понял это по лёгкому звуку нашего телефона. Конечно же я снял трубку.

- Ну как сегодня всё прошло? — поинтересовалась подруга.

- Я такого кайфа ещё не ловила. Он меня сегодня в жопу отымел. Никогда не думала что это так здорово. Представляешь, я ощущала в себе его весь член, как он протискивается, как ходит внутри меня.

- Я рада за тебя.

- Стыдно сказать, но я каждый вечер с нетерпением жду, когда он придёт и начнёт меня трахать.

- Надеюсь, ты Ромке этого не сказала?

- Нет, конечно. А ещё он сегодня так грубо со мной обращался, почти изнасиловал в рот.

- И как?

- Жутко понравилось.

- Видишь ли, подруга, в те времена, когда наши предки жили в пещерах и охотились на мамонтов, женщин не спрашивали, хочет она или нет трахаться. Тогда для мужиков главным было собственное желание. Впрочем, как и теперь. И женщин брали силой. И у нас, у баб, на генном уровне закрепилось это насилие, которое всё равно связано с удовольствием. И мы до сих пор иногда кайфуем от мужской грубости и агрессивности в сексе. И, кстати, многие мечтают, фантазируют о том, чтобы их изнасиловали. Ты никогда не фантазировала о том, чтоб тебя выебали насильно?

- Ну…. — замялась Алёна, — наверно, были такие фантазии.

- Вот потому тебе и понравилось. Попрактикуй такое с Ромкой, уверена, ему тоже понравится.

На другой день Алёну прямо с работы забрала полиция, чтобы осмотреть её автомобиль. Бампер мы, конечно, помыли, но они сделали соскобы краски для экспертизы. Она честно во всём призналась, объяснив, как всё случилось. Права у неё, конечно забрали, но отпустили под подписку о невыезде из города. Вечером я привёз от тёщи Толика. Алёна сидела в зале, естественно, в полном расстройстве.

- Я им сказала, что не виновата, что этот мужик сам шагнул с обочины на дорогу, что я уже не успевала затормозить. Сказали, что будут разбираться. Но ругались здорово, что я уехала. Я позвонил на Алёнин телефон Юрию, сказав, что срочно нужна та запись, которую он запаролил, объяснил ситуацию. Он сказал, что пароль там очень простой, надо только мозги включить.

- Я, конечно, вас понимаю, но, согласись, кто ж откажется от каждодневной ебли с чужой женой, да ещё такой классной.

Я сказал, что у него нет ни совести, ни порядочности, ни сочувствия.

- Нет, если вы до суда не отгадаете, я вам его скажу, а пока… буду с удовольствием трахать твою жену.

Он издевался надо мной откровенно и цинично. Я не мог его убить, но потом, когда всё разрешится, я это непременно сделаю. Алёну удалось несколько успокоить к его вечернему приходу.

- Милая, Алёнушка, — сказал он очень ласково, — этот стресс надо снимать положительными эмоциями. И я тебе их сейчас предоставлю.

Я увёл Толика в свой кабинет, потому что знал, что его мама не выдержит и опять начнёт кричать во время секса. Однако это не спасло. Чуть погодя её сладострастные крики донеслись и до кабинета.

- Почему мама кричит? — тревожно спроси сын.

- Ей дядя-массажист массаж делает. — А что я мог ему объяснить?

- Это больно?

- Ну, немного. Зато полезно.

- А мне мама массаж делала совсем не больно и я не кричал.

- Взрослым массаж делают сильнее и больнее, чем детям. Давай я тебе лучше сказку почитаю.

Я стал читать сказку, прислушиваясь к крикам Алёны. Юрий что-то сегодня разошёлся, она орала, визжала. Перерывы, видимо, после оргазмов были небольшими, а потом всё начиналось с начала.

- И тогда принц нагнулся и поцеловал спящую красавицу. Она открыла глаза и сказала: …

- Я сейчас кончу! — донёсся почти обезумевший выкрик Алёны.

- Мда.

- А чего она кончит? -Толик имел в виду мать.

- М-м… наверное, массаж хочет закончить.

- Не останавливайся! — снова донеслось из нашей спальни — Алёна себя не контролировала.

- Видишь, она не хочет, чтобы дядя закончил массаж.

Я сделал вид, что пропустил мимо ушей это замечание и снова стал читать сказку. К счастью в спальне наступила тишина. Толик вдруг зевнул и потёр глаза.

- Знаешь, что, давай ляжешь здесь на диванчике, поспишь сегодня тут.

- А почему тут?

- Ну-у… дядя, видимо, долго ещё массаж будет делать.

На этом диванчике я иногда спал, почитав книгу или закончив запоздно, взятую на дом работу. Я подложил сыну подушку и начал читать ещё одну сказку. Он уснул довольно быстро. Я не мешкая, прокрался в его комнату. Алёна лежала на спине, раскинув безвольно руки, Юрий, оседлав её, толкал свой член между грудей, а она высунув язык, ловила им кончик его головки. Простыня была в пятнах, несомненно от спермы и, похоже, пролилось её тут немало. Юрий, мокрый от пота, продолжал «трудиться» с энтузиазмом и явно получал удовольствие. Я тоже иногда использовал Алёнины груди и помню, как приятно соприкасались моя промежность и мои яйца с нежной кожей её живота. Юрий долго-долго продолжал эту процедуру. По всему видно, что любовники прилично утомились и уже трахались без особого жара. Потом он поставил мою жену на четвереньки и вошёл в её киску сзади. Алёна обессиленно опустилась головой на постель и посмотрела в мою сторону. Она как чувствовала, что я пришёл и наблюдаю. В этот раз она оргазма не получила, Юрий вытащил свой член и ленивые белые капли упали на её попку.

Спустя полчаса, после того, как ушёл Юрий, Алёна вышла из спальни голая, растрёпанная, шла до ванной, широко расставляя ноги. И из её киски падали на пол редкие мутноватые капли. Она вернулась мокрая и обессиленно рухнула на диван.

- Толик где?

- Я его в кабинете уложил. Ты так орала, что я не знал, как ему это всё объяснить.

- Я сегодня как… как стахановка. Он мне чуть жопу наизнанку не вывернул.

- Зато положительных эмоций сколько! — съязвил я.

Она устало поднялась и пошла в спальню менять постель.

Анна забрала Толика прямо из школы, как мы и договаривались. Я, правда, задержался на работе, а когда приехал, Юрий был уже у нас. Он сидел в зале, пил чай и распространялся по поводу преимуществ секса втроём. Алёна слушала его молча. Я был бы, может, и не против секса втроём, но только не с этим козлом.

- Что-то ты сегодня рано, — сказал я неприязненно.

- Так вечером хоккей.

- Вот бы и смотрел.

- Да ты не ревнуй. Ты, Рома, смотри на это философски. С той позиции, что ты жену любишь, что хочешь ей доставить как можно больше удовольствий. А она их получает, так сказать, в моём лице. Сам-то ты такого кайфа не доставишь, потому как вы привыкли друг к другу, а я новый. И, опять же, любой бабе в удовольствие от души потрахаться с чужим мужиком с разрешения мужа. И, ещё хочу сказать, что повезло тебе с супругой — с ней классно сексом заниматься. Я такого удовольствия ещё не испытывал.

- Хватит! — рявкнул я.

- Ну хватит, так хватит. Пошли, милая, посношаемся.

Я чуть не кинулся на него с кулаками, но Алёна предостерегающе выставила ладошку, не подпуская меня к сопернику. Идти в комнату сына почему-то не хотелось, но я пошёл.

- А ты сама подними его, — увещевал мою жену Юрий.

Он полулежал на нашей кровати и член у него не стоял.

- Пришлось, понимаешь, жену трахнуть, а то у неё подозрения возникли — куда это я регулярно отлучаюсь. Вот и не стоит. — объяснял он.

Алёна послушно подошла, присела между его расставленными ногами, взяла член в руку. Надрачивая его, она облизывала губы. И было видно, что желание её растёт — грудь взволнованно вздымается, соски набухли, затвердели. Наконец его член встал и тогда она заглотила его. Такого бешеного минета я от неё не ожидал. Она просто неистовствовала, терзая его член ртом, руками, губами, языком. Юрий блаженно закрыл глаза и довольная улыбка растянулась на его лице. А Алёна вскочила на кровать и нетерпеливо опустилась на его член, рукой заправив его во влагалище. Она заскакала на нём, пружиня на ногах. Губами он стал ловить её соски. Хорошо, что сегодня сына не было дома, потому что стоны и крики оргазмирующей женщины разносились по всей квартире. Она кончила и обессиленно припала к его груди. Не знаю, кончил ли он. По крайней мере тело его тоже расслабилось и даже руки сползли с её плеч и плетьми упали на постель.

- Это было очень хорошо, — наконец произнёс Юрий.

- Мне тоже.

- Ты сумасшедшая женщина.

Я ушёл в свой кабинет, чтобы не слушать их взаимные излияния в оценках друг друга. Чуть погодя Юрий ушёл. Видимо и собственная жена слегка приутомила его потенцию, и моя жена здорово его разрядила. Да и хоккей же опять.

Негромко дзенкнул телефон. Я выждал пару секунд и тоже снял трубку.

- Как Толик? Поел? — мы отвезли сына к Анне.

- Спрашивает, почему его ко мне отправили.

- И что ты объяснила?

- Что мама сегодня работает, — фыркнула Анна.

- Да поработала кайфово. Жаль, что скоро всё закончится всё это удовольствие.

- Почему?

- Да я два дня назад пароль нашла.

- Да ты что? Молодец!

«Вот падла! — возмутился я, — угадала пароль, а Юрку приняла, два дня с ним трахается»

- И какой? — спросила Анна.

- Простой пароль — слово «свидетель».

- Вот блин! Как всё просто! И что, ты уже посмотрела?

- Да. Там оказывается снято, как мужик… ну, которого я сбила, несколько раз бросался под машины. То ли псих какой, то ли самоубийца. Кто успел затормозить, кто объехать…

- А Ромке, как я понимаю, пока не сказала.

- Угу.

- Ну ты Алёнка и блядь!

Алёна засмеялась и сказала словами из известной песни:

- Все мы бабы — стервы… Хотя, честно сказать, мой трахарь уже прыть подрастерял. Сегодня пришлось самой его раскручивать.

- А Ромка-то тебя трахает?

- Что-то последние дни — нет. Может где на стороне разряжается, как ты думаешь?

- Послушай, — поменяла тему Анна, — ты не хочешь продолжить в том же духе?

- В каком смысле?

- Ну ещё одного мужика заиметь.

- Есть такая мысль. Мне понравилось. Только… так, чтобы и Рома при сём присутствовал.

- Втроём что-ли?

- Ага.

- А он согласится?

- Я по-умному поступлю. Сначала предложу ему секс с двумя женщинами: со мной и ещё с кем-нибудь. Ни один мужик от такого не откажется. А потом скажу, мол, с двумя бабами пробовали, давай с двумя мужиками…

- Слышь, подруга! Когда предложишь с двумя женщинами, меня имей в виду.

- Не, — засмеялась Алёна, — тебя нельзя, ты красивая. Ещё уведёшь у меня мужика.

- Не ссы! Не уведу. О, Толик пришёл с улицы!

Я положил трубку. Самые противоречивые чувства сейчас одолевали меня. То, что жена угадала пароль, но никому об этом не сказала, свидетельствовало о том, что она хотела продлить эту шантажную связь с чужим мужиком. Ей хотелось трахаться с ним по возможности дольше. И теперь это выглядело уже не как действия по спасению от тюрьмы, а как элементарная супружеская измена. Хотя… Я бы на её месте поступил так же. Например, с такой женщиной, как Анна, будь она в роли шантажистки. И сейчас я ничего бы не имел против её предложения о сексе втроём. Сначала я хотел разобраться с ней и её враньём. Но потом решил сделать это завтра при Юрии. Хотелось посмотреть на его реакцию и понять, были ли они в сговоре или Алёна одна так решила.

Была суббота и я пораньше отправился за Толиком. У Анны ведь своя жизнь, свои заботы и парень ей, конечно же, мешал. Но Толика не оказалось там, он бегал где-то на улице. Дом Анны находился в пригородной зоне и здесь детям было где поиграть. Он уже успел друзей завести.

Анна была в застиранной розовой рубашке, в шортах. Она оттолкнула мою руку, когда я к ней полез.

- Месячные у меня, — кратко сообщила она, — Кофе будешь?

Мы пили кофе и разговаривали.

- Алёнка всё же угадала пароль, — бросил я пробный камень.

- Да ты что?! Вот молодец! И какой?

Я засмеялся. Её реакция выглядела столь искренней, что, на неё можно было бы купиться.

- А то ты не знаешь!

Она не смутилась:

- Откуда?

- От верблюда. Ещё скажи, что не знала о том, что она уже пру дней как его знает.

- Так она тебе всё же сказала!

- Вот если бы так.

- А как ты узнал?

- Неважно.

Анна молчала, не зная, как ей поступить, что сказать.

- Я не знаю, как мне с ней теперь поступить. То она трахалась, видите ли, по необходимости. А теперь, выходит, по желанию.

- Не выгоняй, не… не разводись.

- Это же подло по отношению ко мне!

- Ну, подло, ну, схитрила девушка! Прости её.

- А ему я сегодня же морду набью!

Анна помолчала, о чём-то думая.

- Ром, а может… может позволишь ей ещё разок, напоследок?…

- Ты думаешь, что предлагаешь?!

- Я была замужем, я знаю, что такое сладость секса с другим мужчиной при живом муже. Сделай жене ещё один день праздника. Какая теперь разница — одним разом больше, одним меньше. Сделай жене последнюю гастроль.

Юрий появился в привычное время. Я с ненавистью посмотрел на него, он только усмехнулся. Я опять увёл сына в свой кабинет, усадил за уроки. Сказал, чтоб не вставал, пока я не приду и не проверю, как он выучил. А сам отправился в его комнату. В нашей спальне любовники уже давно занимались своим приятным делом. Юрий лежал между ног Алёны так, что она одну ногу закинула ему на плечо. Пальцы его трахали мою жену в обои дырочки. Алёна уже возбудилась, и его действия доставляли ей удовольствие. Это было видно по довольной улыбке на её лице.

- Дай твою руку, — сказал он.

Взял её пальчики и засунул ей во влагалище, вытащил и сунул теперь себе в рот. Это так её возбудило, что она аж застонала.

- Как вкусно! — он опять погрузил её пальцы в её вагину и сказал: — попробуй, какая ты на вкус.

Алёна пососала свои пальцы и теперь уже сама сунула их в свою киску, снова пососала, потом опять засунула, дала пососать Юрию. Потом он решил перейти к другим сексуальным утехам. Они легли в позу 69 и я видел, с каким наслаждением на лице, как что-то необычайно вкусное, она взяла в рот его член. Слышалось громкое причмокивание и приглушённое довольное мычание партнёров. Алёна вошла в раж, а когда она входит в раж, она способна на разные безумства. Вот и теперь, теряя остатки всякого контроля над собой, она стала кусать его за член, за яйца, отчего он начал вскрикивать. Её голова опускалась всё ниже и язык теперь обрабатывал его промежность, добрался до ануса.

Юрий раздвинул ноги совсем широко, насколько это было возможно, чтобы обеспечить ей беспрепятственный доступ к его дырке. А Алёна уже старалась как можно глубже засунуть свой язык в эту дырку. Потом она вцепилась зубами ему в ягодицу, потому что оргазм накрыл её в этот момент. Юрий заорал от боли, но она не расцепляла зубов и долбила его лобком по лицу, совершенно не осознавая, что делает и как делает. Юрий тоже разрядился, видимо под действием этого бурного оргазма моей жены. Её шея, плечи, грудь были в его сперме. Успокоившись, она поднялась.

- Ты куда?

- Поссать, а то так расслабилась, что ссать захотелось.

- Знавал я одну бабу, которая так кайфовала, что обоссывалась. Слушай, а хочешь… хочешь — мне в рот поссы.

- Ох ты! — восторженно воскликнула моя жена.

Она примостилась, присев над его лицом на корточках. Он открыл рот. попала она не сразу, поэтому лицо и постель вокруг его головы стали мокрыми. Юрий глотал судорожно и торопливо, захлёбываясь. Алёна выпустила всю мочу и тут же уселась киской на его лицо. Процедура утоления жажды любовника так её возбудила, что она снова готова была трахаться. Мой член ломило так, что сознание мутило от возбуждения и похоти. Увиденное было за гранью нормы в сексе, хотя я слышал о таком. Она продолжали в том же духе, но досмотреть я не смог — дверь вдруг открылась и на пороге своей комнаты нарисовался сын.

- Папа, я уже всё….

- Пошли-пошли, — я просто снёс его с порога и потащил в свой кабинет.

Я плохо вникал в то, что он мне рассказывал из выученного урока. Меня всё ещё трясло от возбуждения. Я представлял, как возбудилась жена, какой кайф она поймала, когда ссала Юрию в рот. Картина раскоряченной голой женщины над лицом этого ублюдка и струя льющаяся из её киски ему в рот и на лицо так и стояла перед глазами. Мой член так и не опал, и я старался сидеть как-то так, чтобы Толик не обратил внимания на мои оттопыренные брюки. И, знаете, я не пожалел, что дал жене ещё один шанс потрахаться с чужим мужиком, ощутить, как говорит Анна, сладость секса с чужим мужчиной при живом муже.

Вечером, когда мы легли с Алёной в постель, я сказал, хотя она, конечно сменила мокрое постельное бельё:

- Что-то ссаками пахнет.

- Ты смотрел? — догадалась она.

- Конечно. И как ощущения?

- Вообще улёт. Я, когда ссала, чуть не кончила! — она протянула руку к моему вставшему члену и стала его неспешно дрочить.

- Флешку-то в полицию отнесла?

- Да, а ты откуда?… Анька сказала?

- Нет, случайно ваш разговор по телефону услышал.

- Прости. Мне так стыдно, что я тебе сразу не сказала. Ты, конечно, вправе на меня сердиться, — она увеличила амплитуду движений своей руки по моему уже кайфующему члену, — но если хочешь я за это что угодно тебе… А хочешь секс с двумя женщинами?

- Хочу.

- Я подумала, что нам надо как-то разнообразить секс. Что тебе тоже удовольствия побольше было, — затараторила она.

- А с кем? — усмехнулся я.

- Да хоть с кем. С кем захочешь.

- Анна согласится?

- Анька? — Алёна сразу затихла, даже дрочить перестала.

- А ты хочешь с Анькой?

- Ты ж сама сказала, с кем захочешь.

- Ну… ну я попробую её уговорить.

Суд лишил Алёну прав, признал её невиновной в гибели пешехода и присудил большой штраф. Так закончилась эта история.

Кстати, телефон она у этого мужика так и не забрала.

С тех пор, как моя жена Алёна сбила пешехода, всё у нас пошло по какому-то дикому сценарию, который выстраивали не мы сами, а кто-то за нас, заставляя совершать поступки, которые мы бы в своей жизни сами никогда совершать не стали. Хотя… кто знает. Ведь всё, что мы делали и делаем, всё равно зависит и от нас самих. Может быть, в ситуации, которая возникла вследствие этого события, мы могли бы найти какой-то другой выход.

Но всё пошло так, как пошло. И целых две недели чужой мужик развлекался с моей женой, а я как какая-то тряпка, вынужден был наблюдать, как они кувыркаются в нашей спальне. Но когда всё это закончилось, я твёрдо решил убить его. Сделать это раньше я не мог: от него зависело доказательство невиновности моей жены. Шантаж, в чём бы он не выражался, дело подлое, а его условия вообще оказались сверхподлыми. Но другого выхода мы тогда не видели. И вот сейчас я пытался отыскать этого человека, только безрезультатно. Я шёл к тому месту, где произошло то ДТП и думал о жене.

С тех пор, как этот Юрий ворвался в нашу жизнь, она очень изменилась. Он пробудил в ней похоть и теперь наша жизнь делилась на до и после ДТП. Сексом мы теперь занимались настолько часто и разными способами, что первоначально я кайфовал, а потом стал уставать, потом терять к этим утехам интерес. В отличии от Алёны.

Расчёт мой был прост: место происшествия на дороге можно было снять с одной определённой точки. Вот я и приехал отыскать эту точку. Сделать это удалось без проблем. Вокруг стояли деревья, запорошенные снегом, и только с одного места было всё видно так, как видно на съёмке. Однозначно съёмка велась с балкона второго этажа дома, который стоял как раз напротив этого места. Высчитать квартиру труда не составляло.

На всякий случай я спросил у старушки, вышедшей из подъезда, где в этом подъезде живёт Юрий (мол, забыл его фамилию, у него ещё есть семья и дети, и на лицо он такой симпатичный). Бабка, оказалась его соседкой, и фамилия его была Проскурин, и работал он на заводе мастером… В общем, информации оказалось достаточно. Взял на работе два дня отгула. Решение моё было твёрдым, вот только вопрос — чем убивать? Нож мне показался, почему-то банальным, пистолета не было. Чисто случайно в гараже взгляд упал на короткую трубу. Такую под пальто можно спрятать.

И вот я стою в подъезде, под лестницей и жду. Жильцы, проходя мимо, косятся, но ничего не говорят. А вот и сам Юрий, спешит домой с работы. В руках у него сумка, видимо с продуктами. Он меняется в лице, пытается улыбнуться своей самоуверенной улыбкой, но у него это не очень получается.

- Роман! Какими судьбами?!

- А ты как думаешь? — я вытаскиваю из-под полы трубу.

Надо отдать ему должное, он держит лицо.

- Что, убивать меня пришёл?

- А ты как думаешь? — повторил я.

- Рома, только не надо нервничать. За то, что я трахал твою жену, я, конечно, извиняюсь, но ты же сам разрешил. И потом, — он пятится, — я так думаю, я не единственный кто это делал, судя по тому, как она себя вела. Что, всех убивать?

Да он наглеет, даже насмехается надо мной.

- Не за это я тебя сейчас убью, а за … за шантаж, за то, что ты подло воспользовался ситуацией.

- Вона как! Так я тебе скажу больше. Я и сейчас поёбываю твою жену, потому как телефон-то у меня остался, и она сама… В общем, понимаешь, сейчас-то никакого шантажа нет.

- Врёшь!

- А ты у её подруги спроси, у Аннушки.

Я решаю, что тянуть больше нечего, не стоит выслушивать его дальнейшие откровения, и, несмотря на закипающий гнев, в глубине сознания понимаю, что он не врёт. И тут снова открывается дверь, входит симпатичная женщина с двумя девочками.

- Папа! А мы же в зоопарк не съездили!

У девочки очень ясные глазёнки и забавные косички, торчащие из-под вязаной шапочки. Эти глаза переходят на меня, и я понимаю, что хладнокровный убийца из меня не получится. Жена чувствует, что здесь происходит что-то неординарное, смотрит на трубу в моей руке и тревожно спрашивает:

- Юра, это кто?

- Знакомый, — уже расслабленно говорит он, понимая, что я не стану размахивать трубой.

- Ну, тогда приглашай его… — в её голосе всё ещё напряжённость.

- Да он уже уходит.

- Извините, — говорю я, — у вас чудесные девочки, — и выхожу из подъезда.


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     "Кpисти, милая, ты не могла бы помочь мне н выполнить сегодня вечеpом pаботу вместо Петеpсона для меня?" не вставая из за стола спpосил Папа.
     "Ладно" пpовоpчала я хотя ненавидела эту pаботу в конуpе. Папа, считает что это положительный опыт для меня, и настоял, чтобы Я затpачивала несколько часов после школы и в выходные, pаботая ... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.