Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Мне сейчас почти 35 лет, замужем я довольно давно, выскочила, как говорится, по глупости еще в 17 с хвостиком, хотя, если уж совсем честно - не жалею. Как зовут меня и все личные подробности я опущу, в общем- то все можно придумать, но я собираюсь рассказать правдивую историю, поэтому не хочу брать себе другое имя, пу... [ читать дальше ]
Название: Встретились два одиночества
Автор: Djhxey
Категория: Случай, Пожилые, Традиционно
Добавлено: 28-06-2021
Оценка читателей: 7.95


Часть 1

Комнату заполнил звонок телефона.

«Кто там еще?» - недовольно наморщил нос Виктор Петрович и снял трубку.

«Здравствуйте! Это из «Управления социальной защиты населения». Вам предлагается путевка в санаторий. Поедете?»

В самом начале «перестройки», еще до того, как Михаил Юрьевич Зурабов стал министром здравоохранения и начал свои реформы, Виктор Петрович по настоянию цехового терапевта получил инвалидность. С тех пор он раз в год в «Управлении социальной защиты населения» исправно получал бесплатные путевки в санаторий. Давали их ему в «осенне – зимне - весеннее» время и только в средней полосе России, невдалеке от Москвы.

Но Виктору Петровичу это даже и нравилось. Комаров, слепней и прочей досадливой мошкары нет. И не надо сутками трястись в душном вагоне поезда дальнего следования, а потом еще в незнакомом городе искать тот самый автобус, на котором можно доехать до санатория. Если путевка доставалась в сентябре - октябре, можно было полюбоваться золотой листвой отходящих в зимнюю спячку деревьев. И в любом случае можно пообщаться с новыми людьми. Жена Виктора Петровича покинула его несколько лет назад, уйдя, как говорят «в мир иной». Сын жил своей семьей, интересуясь по телефону самочувствием.

Внучка выросла, закончила школу и теперь училась в институте, так что гулять с дедом у нее времени не было. Да и интересы её с возрастом стали несколько иные. Вся жизнь Виктора Петровича заключалась теперь в: «…Поспали? Теперь поесть надо. Поели? Теперь поспать надо….». Однообразие дней прерывалось иногда звонками с былой работы. Звонила молодежь (по сравнению с Виктором Петровичем, конечно) проконсультироваться по какому – нибудь вопросу. Виктор Петрович оживлялся, охотно и пространно отвечая на задаваемые ему вопросы…

«Да, конечно, поеду».

«Тогда завтра с 9 до 18 зайдите к нам».

На следующий день Виктор Петрович уже был в «Управлении соцзащиты населения». Отсидев изрядную очередь, оказался он у стола сотрудницы «УСЗН».

«Здравствуйте, Наталья Максимовна!».

«Здравствуйте, Виктор Петрович» - оторвалась от писанины Наталья Максимовна.

Полистав объемистую тетрадь, она остановилась на нужной странице и сказала:

«Вот есть путевка в санаторий. Как раз по вашему недугу. И время подходящее:

20 августа и недалеко».

Оформление путевки заняло немного времени. Уже минут через пятнадцать Виктор Петрович положил в карман пиджака путевку и отправился в поликлинику оформлять санаторную карту. До отъезда оставалась еще неделя. Замечательным было то, что санаторий присылал свой автобус, и не надо было мыкаться на общественном транспорте. К путевке даже была приколота бумажка, в которой указывалось место сбора, время отправления и даже номер кресла в салоне автобуса.

За сборами и предотъездной суетой неделя пролетела быстро. За полчаса до указанного в бумажке времени, Виктор Петрович с большим чемоданом на колесиках, сумкой через плечо, с фотоаппаратом на груди подходил к назначенному месту. Здесь стояло уже несколько человек, таких же, как и он сам, пенсионеров с чемоданами, сумками.

Вот и появился автобус междугороднего класса. На его лобовом стекле красовался значительных размеров плакат с названием санатория. Вышедший из него водитель открыл люки багажного отделения. Ожидавшие бабушки и дедушки потянулись укладывать свои чемоданы и дорожные сумки. Вышедшая из открытой двери автобуса молодая женщина взялась руководить укладкой вещей.

Уложив багаж, отъезжающие поднимались в салон и, разыскав свое место, устраивались по - удобней в мягких креслах с откидными столиками. Некоторые мужчины, обозначив, что место занято возложением на сидение сумки или плаща, вновь покидали автобус и отходили в сторонку, чтобы выкурить последнюю на дорожку сигарету.

В автобусный багажник Виктор Петрович поставил только чемодан. Сумку же, как и фотоаппарат, оставил при себе. Место Виктора Петровича было почти в самом конце салона. Расположив сумку под креслом, Виктор Петрович снял плащ, уложил его в сетку над головой и занял место у окна. Салон постепенно заполнялся. Кресло рядом с Виктором Петровичем оставалось пустым.

Но вот, когда салон практически полностью был заполнен, рядом с ним остановилась довольно стройная, пожилая, лет этак 60 с небольшим, женщина. В руках у нее была объемистая дамская сумка. Одета она была довольно изящно. Легкое пальто, кокетливая шляпка, изящные темно - синие зауженные к низу брючки.

«Добрый день! Место 38 – это здесь?» - произнесла она.

«Да. Садитесь, пожалуйста».

Дама опустила сумку на пол, ногой затолкала ее под кресло, сняв пальто, положила его в сетку над головой и заняла пустующее кресло рядом с Виктором Петровичем.

Странное дело, хотя дама и не была тучной, скорее наоборот, но Виктору Петровичу сразу стало тесно в кресле. Бедро женщины довольно плотно прижалось к его бедру, а ее плечо уперлось ему в бок. Виктор Петрович шевельнулся, пытаясь отодвинуться от дамы, но от этого мало что изменилось.

«Давайте познакомимся. Меня зовут Светлана Георгиевна, или просто Светлана. А вас?»

«Надо же» - пронеслось в мозгу Виктора Петровича: «Как и мою старушку», а вслух сказал:

«Виктор Петрович, можно Виктор».

Посыпались вопросы: «Где живете, давно ли на пенсии, где и кем работали», есть ли жена. Виктор Петрович со вздохом сообщил, что жену он схоронил, живет один отдельно от сына.

Пока Виктор Петрович отвечал на вопросы, послышалось шипение закрывающихся дверей, урчание мотора. Автобус тронулся.

Дальнейший разговор прервала санаторный менеджер:

«Минуточку внимания» - раздалось из динамика: «За рулем нашего автобуса водитель Вадим Александрович. Меня зовут Галя. Я менеджер санатория…».

Дальше менеджер Галя рассказала, что в пути они пробудут четыре с лишним часа, если повезет не попасть в пробку, что будет роздано питание в виде бутербродов, по мандарину и бутылочки с минералкой, и что она раздаст регистрационные анкеты, которые надо будет заполнить и вернуть ей вместе с путевками и санаторными картами.

Автобус, мерно покачиваясь, полз в толчее автомашин разных «калибров». За окном проплывали громады городских зданий. Галя добралась и до Светланы Георгиевны и Виктору Петровичу, вручила им по бланку.

Виктор Петрович откинул столик на спинке переднего кресла, достал очки, авторучку и начал заполнять анкету. Светлана Георгиевна с интересом смотрела на его действия.

«Ой, как у вас ловко получается. И мне заполните, пожалуйста»

Виктор Петрович, закончив со своей, принял от Светланы анкету и ее паспорт. Когда он его раскрыл, удивлению его не было границ. Мало того, что его соседка носила тоже имя, что и его жена, так и фамилия была та же. С неподдельным удивлением он обернулся к ней, но Светлана Георгиевна опередила его:

«Что – то не так?» - обеспокоенно спросила она.

«Да нет. Посмотрите» - и в ответ протянул ей свою заполненную анкету.

Светлана Георгиевна взяла, и на ее лице тоже отразилось удивление.

«Ого! Вот это да!» - воскликнула она и, улыбнувшись, добавила: «И фамилия у нас с вами одна на двоих. Что бы это значило?»

Не успел Виктор Петрович сообразить, что ответить на это, как Светлана, лукаво стрельнув на Виктора Петровича своими серыми глазками, многозначительно добавила:

«Это не так просто. Это – судьба!»

«Ну, ну. Посмотрим, что дальше будет» - шевельнулось у Виктора Петровича в мозгу. Но вслух он ничего не сказал, а принялся заполнять анкету Светланы. Та с интересом следила за его действиями. Закончив возиться с анкетой, Виктор Петрович передал ее Светлане, а сам достал из сумки прозрачный файлик, в котором лежали его путевка и санаторная карта и, присоединив к ним анкету, положил его на столик.

«О, какой вы предусмотрительный» - воскликнула Светлана Георгиевна, вертя свою анкету в руках, не зная, куда ее пристроить.

«Я пока положу ее сюда» - полу - вопросительно, полу - утверждающе произнесла она. Положила свою анкету поверх файла и полезла под кресло за сумкой. Она наклонилась, и голова ее легла на колено Виктору Петровичу.

Достав сумку, Светлана расположила ее на коленях и стала в ней копаться. Наконец, на свет божий появились нужные бумажки: санаторная карта, путевка. Чтобы найти их, ей, как и знаменитой Монике из «Кабачка 13 стульев», пришлось вытащить из сумки добрую половину ее содержимого. Присоединив найденное к анкете, лежащей на файле с бумагами Виктора Петровича, она начала укладывать все обратно. Виктор Петрович взял путевку, санаторную карту и анкету Светланы Георгиевны, подержал в руке, как бы взвешивая их, и поместил в файлик, где лежали его документы. Закончив укладку сумки, Светлана Георгиевна глянула на Виктора Петровича:

«Ой! Вы очень внимательны. Спасибо».

Виктор Петрович промолчал.

Автобус пересек МКАД и теперь катил по асфальтовой всего в две полосы областного значения дороге. Очевидно, что дорога давно не ремонтировалась. То одно, то другое колесо попадало в выбоины, отчего корпус автобуса мерно раскачивался. Разговоры в салоне стихли. Соседка Виктора Петровича больше не терзала его вопросами.

Виктор Петрович раскрыл футляр фотоаппарата, чуть повернулся и стал с интересом смотреть в окно на пробегающие мимо пейзажи, стараясь предугадать появление в поле зрения объекта, достойного «увековечения». Бедро соседки все также касалось его бедра. В такт раскачиваниям салона автобуса Светлана Георгиевна приваливалась корпусом к Виктору Петровичу. В какой – то момент, когда автобус особенно качнуло в его сторону, и тело Светланы Георгиевны сильнее обычного навалилось на него, Виктор Петрович, глянув на соседку, увидел, что она, опустив нос к груди, сладко посапывает.

Он отвернулся и снова стал смотреть в окно. Автобус снова сильно качнуло, Светлана Георгиевна плотнее привалилась к Виктору Петровичу. Одна ее рука просунулась ему под руку и плотно ее обвила. Голова Светланы притулилась к его плечу, а к боку его прижалась ее мягкая грудь. Виктор Петрович особо – то и не возражал. Теперь он сидел, не шевелясь, чтобы не разбудить Светлану Георгиевну.

В проходе мелькала с корзинкой в руках Галя, разносившая пакеты с едой. Вот она подошла и к ним. Скользнув взглядом по Светлане Георгиевне, уютно пристроившейся к боку Виктора Петровича, она протянула два пакета. Виктор Петрович осторожно, стараясь не разбудить свою соседку, принял их, а взамен протянул файлик с анкетами. Галя взяла его, опустила в корзину, а оттуда достала две бутылочки воды.

На исходе второго часа автобус вдруг замедлил ход и стал жаться к обочине. Мелькнул дорожный знак площадки для отдыха. Автобус съехал с полотна шоссе и, вкатившись на площадку, остановился.

«Стоянка 15 минут» - донесся из динамиков голос Гали: «Туалет есть в лесу и в кафе».

Все поднялись с кресел и заспешили к открытым дверям. Первые вышедшие уже торопились по тропинке к видневшемуся в глубине деревянному строению. Наконец и Светлана Георгиевна с Виктором Петровичем оказались на улице. Вместо того, чтобы присоединиться к толпившимся у туалета в лесу, Виктор Петрович подхватил Светлану Георгиевну под руку и увлек ее к кафе. Навстречу им от кафе шла Галина и водитель автобуса

«Вы что – то хотите?» - спросила их моложавая женщина, судя по украшающему ее одежду переднику, официантка.

«Нам бы руки помыть» - деликатно изобразил проблему Виктор Петрович, выразительно опустив глаза на низ своего живота.

«По десять рублей в кассу» - догадалась о проблеме женщина.

«Пойдемте, провожу вас» - обратилась она к Светлане Георгиевне.

Когда Виктор Петрович и Светлана Георгиевна вышли из кафе, у автобуса уже толпился, оживленно о чем – то гомонивший народ. Из автобуса выглянула Галя и объявила:

«Все! Стоянка окончена. Занимайте свои места».

Все потянулись к дверям автобуса.

«Посмотрите все ли ваши соседи на месте» - обратилась к ним через динамики Галя. Выдержав паузу, она объявила: «Поехали!»

Шипение закрывающихся дверей, тихое урчание двигателя. Автобус медленно тронулся. Выбравшись на дорогу, он прибавил скорости и, мерно покачиваясь, покатил вперед.

«А не пора ли нам подкрепиться, чтобы не похудеть?» - обратился Виктор Петрович к своей соседке и протянул один из пакетов, врученных ему Галей.

«Это ваш «сухой паек» за счет санатория» - видя недоуменный взгляд, пояснил он.

Светлана Георгиевна, принимая от Виктора Петровича пакет, своей ладонью коснулась его руки. И это прикосновение, тепло ее ладони доставило ему ощутимое удовольствие. Он достал бутылочку с водой, осторожно отвинтил крышку и протянул ее Светлане. И снова прикосновение ее руки к пальцам его ладони доставило ему удовольствие. Заметив, что Светлана Георгиевна держит переданное ей, не зная куда приткнуть, Виктор Петрович протянул руку и откинул столик, располагающийся на спинке переднего кресла. Потом взял у Светланы Георгиевны бутылочку и поставил ее в углубление столика. При этом руки их снова соприкоснулись.

Автобус катил по шоссе. Серая лента его тянулась за горизонт, то спускаясь, то снова карабкаясь вверх. По сторонам мелькали высоченные стволы сосен, белые березы, серые осины. Иногда лес расступался, и открывались в предосенней желтизне обширные пшеничные поля, среди которых виднелись вдалеке крыши сельских домишек.

«Ой! А у меня ведь есть пирожки!» - воскликнула Светлана Георгиевна и полезла под кресло за сумкой. Снова ее голова легла на бедро Виктора Петровича. Теперь, шаря рукой под креслом, Светлана Георгиевна повернула голову лицом вверх, так, что затылок ее уперся в пах Виктора Петровича. «Федор Иваныч» (так жена шутливо величала мужское достоинство Виктора Петровича) не замедлил отреагировать и стал расти в объеме. Светлана Георгиевна, наверное, затылком ощутила это, потому что, чуть повернув голову, глянула в лицо Виктора Петровича. На губах ее мелькнула едва заметная улыбка, а глаза ее засветились хитринкой. Но вслух она горделиво произнесла:

«С капустой!»

Светлана Георгиевна достала пакет с пирожками и, раскрыв его, протянула Виктору Петровичу.

«Сама пекла! Оцените!» - похвасталась она.

Виктор Петрович с готовностью опустил руку в пакет и вытащил пирожок.

«Надо же» - снова шевельнулось у него в голове: «Печеные. Да еще и с капустой».

Именно такого рода пирожки были фирменным блюдом его Светланы. С капустой и яйцом. Сотрудники его группы, бывало, перед праздниками вручали ему незапечатанный конверт с запиской внутри: «Светлана Викторовна! Хотим пирожков. С капустой». Придя домой, Виктор Петрович вручал конверт своей половине, а сам, взявши сумку, шел в ближний магазин, где покупал все требуемое для изготовления пирожков.

И снова автобус замедлил ход, грузно переваливаясь с боку не бок, съехал на проселочную дорогу, которая убегала в глубину густого леса. По сторонам ее дыбились громадные ели, перемежающиеся то березами, то осинами. Иногда мелькали клены.

«Въехали в Берендеево царство» - кивнул рукой в сторону окна Виктор Петрович.

Между кресел вновь появилась Галя. В руках она несла планшет с торчащими из его кармашков бумажками. Она шла по проходу, доставала бумажки из кармашков и вручала их каждому сидящему в салоне.

«По приезде подойдете к дежурному в холле и, предъявив этот номерок, получите ключи от номера» - говорила она каждому.

Подошла она и к креслу, где сидели Виктор Петрович со Светланой Георгиевной, и протянула им два небольших картонных кусочка:

«Это вам».

Виктор Петрович, даже не глянув на них, положил в нагрудный карман своего пиджака.

Дорога вынырнула из леса. Слева простиралось обширное поле, а впереди показалась стела с названием санатория. Автобус медленно повернул и уперся носом в ворота. Они медленно раскрылись. Автобус медленно вкатился на территорию и замер. Послышалось шипение открываемых дверей, а из динамиков раздался Галин голос:

«Ну, вот мы и приехали. В главный корпус и регистратуру пройдете вот по этой дорожке. Счастливого отдыха». Все встали со своих мест и, подхватив свои сумки, пальто, плащи, потянулись к выходу...

Часть 2

Когда Светлана Георгиевна и Виктор Петрович выбрались из автобуса, багажники уже были открыты. Чемодан Светланы Георгиевны стоял на земле, прислоненный к колесу автобуса. Виктор Петрович достал из глубины багажника свой и подошел к ожидавшей его Светлане Георгиевне. Он как галантный кавалер, попытался взять ее чемодан, чтобы помочь, но она решительным образом этому воспротивилась:

«Хватит с вас и вашего» - незлобиво произнесла она и неспешно пошла по дорожке.

Виктор Петрович поправил сумку на плече и, выдвинув ручку чемодана, двинулся следом.

Когда они вошли в холл жилого корпуса, у конторки дежурного администратора толпился прибывший «контингент» отдыхающих. Виктор Петрович подвел Светлану Георгиевну к одному из свободных кресел, в изобилии стоявших по стенам холла, поставил свой чемодан рядом с ее и подошел к толпившимся у конторки.

Очередь двигалась быстро. Вот и Виктор Петрович уже протянул две полученных в автобусе картонки дежурному администратору – моложавой женщине в белом традиционном халате. В ответ она, глянув на надписи на картонках, повернулась к висящему сзади нее на стене большому щиту с ключами, нашла два. Полистав лежащий на барьере журнал, она положила на него ключи.

«Распишитесь. Ваш номер на пятом этаже» - ткнула она пальцем в страницу журнала.

Виктор Петрович, уяснив из произнесенной фразы только слова «…на пятом этаже», расписался в журнале и пошел к Светлане Георгиевне.

«Вот ваш ключ» - Виктор Петрович протянул один из ключей Светлане Георгиевне, а другой сунул в свой карман. Взяв оба чемодана, Виктор Петрович двинулся к лифту. Светлана Георгиевна на этот раз не возражала, что ее чемодан транспортировал Виктор Петрович.

Номер оказался в самом конце длинного коридора. Светлана Георгиевна открыла дверь и пропустила вперед Виктора Петровича с чемоданами. Номер начинался довольно просторной прихожей. У одной стены слева стоял платяной шкаф, а противоположная от него стена была занята приоткрытой дверью, за которой виднелась раковина с краном и торчал край ванны. Из прихожей стеклянная дверь вела в спальню. Оставив свой чемодан в прихожей, Виктор Петрович с чемоданом Светланы Георгиевны прошел в комнату.

Посреди ее, упираясь высоким изголовьем в стену, стояла просторная двуспальная (может даже и четырех спальная) деревянная кровать. У высокой спинки изголовья лежали две подушки, а середину занимали две стопки постельного белья и полотенец. По бокам кровати притулились к стене две тумбочки с низенькими настольными лампами. За громадным окном виднелся балкон. В углу возле балконной двери стоял небольшой письменный стол, над которым громоздился подвешенный на кронштейне телевизор. А слева от входа скромненько жался к стене небольшой холодильник.

«Хм! Вот это да!» - внутренне усмехнулся Виктор Петрович, а вслух произнес:

«Пойду к себе. Чемодан поставлю и зайду за вами. На довольствие в столовую надо стать. А уж потом и устраиваться будем».

Он поставил чемодан Светланы Георгиевны у кровати и пошел к выходу, вытаскивая на ходу ключ из кармана. И вдруг, уже у выходной двери остановился, недоуменно глянул на Светлану Георгиевну:

«Светлана Георгиевна! Дайте – ка ваш ключ!»

Светлана Георгиевна недоуменно протянула ему ключ.

«Смотрите! Нам номер один на двоих дали!».

На брелоках обоих ключей стоял один и тот же номер.

«Ой! Это они нас за супругов приняли!» - рассмеялась Светлана Георгиевна: «Ну что делать будем?»

Виктор Петрович молчал в недоумении, не зная, что и сказать

«А что! Это даже пикантно!» - продолжила Светлана Георгиевна: «Может, не будем признаваться, что мы не супруги? Думаю, мы поладим. Вы мне нравитесь. А то попадет какая – нибудь карга – старушенция в соседки! Подойду я вам в соседки?»

Она приблизилась к Виктору Петровичу с улыбкой и, лукаво глядя ему прямо в глаза, слегка прижалась. Виктор Петрович скользнул в ответ носом по ее макушке.

«Я же говорила: «Это судьба». Фамилии одинаковые. Места в автобусе рядом оказались» - еще теснее прижимаясь, продолжила Светлана Георгиевна.

«Ну, судьба, так судьба» - произнес он и двинулся обратно в спальню, волоча за собой чемодан. Сумку он кинул на кровать, чемодан поставил рядом с чемоданом Светланы Георгиевны.

«Пошли на довольствие становиться» - повернулся к Светлане Георгиевне и снова направился к двери. Светлана Георгиевна двинулась за ним.

Санаторий построен был очень удобно: жилой корпус, столовая и все лечебные корпуса соединены были теплыми переходами. Так что на улицу выходить не надо. Остаток дня прошел в хлопотах по устройству и ознакомлению с помещениями санатория: столовая, поликлиника, процедурные кабинеты. Был даже бассейн крытый и водолечебница.

Когда после ужина Виктор Петрович и Светлана Георгиевна вернулись в номер, в дверях торчали две бумажки с приглашением на следующий день к доктору.

«Ну, как постель делить будем»: Светлана Георгиевна с многозначительной улыбкой обратилась к Виктору Петровичу.

«Да я привык на левом боку спать. Так что с этого края лягу».

«Ну и ладненько. Договорились» - хмыкнула Светлана Георгиевна и принялась распаковывать чемодан.

За окном начинало уже темнеть. Время подошло отправляться спать. День был трудным и длинным. Светлана Георгиевна прихватила халат, полотенца, лежавшие на кровати, целый пакет всевозможной косметики и отправилась в ванную комнату. Виктор Петрович тоже занялся своими вещами. Пока Светлана Георгиевна была в ванной, он достал из чемодана в числе прочего спортивный костюм и переоделся. Разложив и развесив по местам свои вещи, Виктор Петрович включил телевизор и сел на стул в ожидании, когда ему освободят ванную.

На вечерний туалет у Светланы Георгиевны ушло минут тридцать, если не больше. Все это время Виктор Петрович щелкал пультом, осваивая телевизор. Но вот Светлана Георгиевна появилась в спальне, неся в руках снятые брюки, блузку и что – то еще аккуратно свернутое. Одета она была в веселенькую, едва доходящую до колен, ночную рубашку, из глубокого декольте которой, соблазнительно выглядывали, разделенные ложбинкой, значительных размеров холмики ее грудей. Сквозь полупрозрачную ткань можно было разглядеть, что бюстгальтера и трусиков на ней не было одето.

Светлана Георгиевна положила сверток на стул, стоящий с ее стороны кровати, а на спинку его повесила брюки и поверх их блузку. После этого она занялась постелью. Виктор Петрович в свою очередь отправился в ванную. Когда он, управившись с чисткой зубов и умыванием, вернулся в спальню, Светлана Георгиевна сидела на застеленной и для Виктора Петровича, кровати и большой деревянной расческой приводила в порядок свои волосы на голове.

Одну ногу, согнутую в колене, она положила поверх одеяла. Подол ночнушки при этом поднялся, довольно значительно оголив ее полное соблазнительное бедро. Люстра под потолком была выключена, горело только бра со стороны Светланы Георгиевны. Подойдя к кровати, Виктор Петрович остановился в нерешительности: на нем был надет спортивный костюм, под которым были трусы и майка, показаться в которых перед мало знакомой ему Светланой Георгиевной, он не мог себе позволить, тем более, что картина сидящей на постели неглиже Светланы Георгиевны, не оставил равнодушным его «Федора Иваныча» и он уже стал заметным образом проявлять свой норов. Но и ложиться в постель в спортивном костюме тоже не мог решиться. Светлана Георгиевна тем временем закончила укладку прически, подняла край одеяла, перенесла на постель и вторую ногу, мелькнув при этом своим женским естеством, расположенным внизу живота между ее полных бедер, откинулась на подушку, блаженно вытянулась на спине.

«Устал? Ложись» повернула она голову к Виктору Петровичу и похлопала по одеялу ладонью. Они еще днем, бродя по коридорам санатория, перешли на «Ты». Виктор Петрович, решившись, стянул майку, а потом и брюки, оставшись в одних трусах, оттопыренных бессовестным «Федором Иванычем», и быстренько скользнул под одеяло.

«Спокойной ночи» - пожелала ему Светлана Георгиевна.

«На новом месте приснись жених невесте» - не остался в долгу Виктор Петрович и тоже с наслаждением вытянул, уставшие за день езды в автобусе и шатания по санаторным коридорам, ноги.

Светлана Георгиевна щелкнула выключателем ночника, и комната погрузилась в темноту. Виктор Петрович полежал с минуту неподвижно на спине, потом повернулся на левый бок, подсунув под подушку левую руку, и закрыл глаза.

Проспал он до самого утра. Снились ему то какие – то поезда, на которые он все опаздывал и вскакивал уже на ходу, то снилось ему, что он первокурсник военного училища, и вместе с остальными разгружает большую грузовую машину с какими – то тяжелыми мешками, наполненными не то мукой, не то еще чем – то тяжелым.

Проснулся он задолго до звонка будильника все так же на левом боку спиной к Светлане Георгиевне. За окном уже серел рассвет. Светлана Георгиевна тоже лежала на левом боку, уютно уткнувшись носом ему в шею и прижавшись своими мягкими грудями к его спине. Одна рука лежала на его боку, и ладонь ее по - хозяйски покоилась на его груди. Ее правая нога безмятежно лежала сверху на его ноге. Последние годы его покойница Светлана любила спать именно так, прижавшись к его спине и закинув на него свою ногу.

После ночного сна ему хотелось уже в туалет, но он продолжал неподвижно лежать, боясь неосторожным движением разбудить Светлану Георгиевну. Чем дольше он так лежал, тем больше поднималась в нем волна непреодолимой нежности, доверия к этой практически незнакомой ему женщине, так доверчиво обнимающей его рукой. Но вот заверещал будильник. Светлана Георгиевна проснулась, шевельнулась и в смущении отпрянула от спины Виктора Петровича.

«Ой! Что это я!» - воскликнула, отодвигаясь от его спины и сдернув свою ногу с ноги Виктора Петровича.

Виктор Петрович повернулся к ней, подсунул одну руку ей под шею и, притянув к себе, прильнул своим ртом к ее губам.

«С добрым утром» - произнес он, оторвавшись от нее, и быстрым движением лизнул самый кончик носа Светланы Георгиевны.

«Ой! Ну что ты делаешь!» счастливо засмеялась Светлана Георгиевна.

Виктор Петрович обнял ее, привалил на спину и прижался грудью к груди, намереваясь еще раз поцеловать Светлану Георгиевну в губы. Но она отвернула голову, и поцелуй пришелся в щеку.

«Смотри времени сколько! Вставать надо» - вывернулась из - под Виктора Петровича Светлана Георгиевна и спустила ноги с кровати.

«До вечера давай отложим» - произнесла она, обернулась к Виктору Петровичу, чмокнула его в губы и быстро поднялась с постели.

Едва они умылись и оделись, как раздался стук в дверь.

«Да, да! Войдите» - откликнулась на него Светлана Георгиевна.

В номере появилась молодая женщина в белом халате и с небольшим чемоданчиком в руке. Она поздоровалась и прошла к столу.

«Надо взять кровь на холестерин. Вы еще не кушали?» - справилась она, доставая из чемоданчика принадлежности.

Первая половина дня прошла в хождениях по санаторным коридорам и кабинетам. Врач – терапевт, запись на назначенные им процедуры, в том числе и бассейн. А после обеда Виктор Петрович, прихватив фотоаппарат, увлек Светлану Георгиевну на ознакомительную прогулку по окрестностям санатория. Погода стояла на редкость солнечная и тихая. Было тепло. В дальнем конце парка они наткнулись на пролом в металлической решетке забора. С другой стороны его по полю среди зарослей иван-чая, пижмы и всякой другой флоры тянулась довольно – таки широкая тропа. За полем виднелся лес. Виктор Петрович не спеша двинулся по ней.

Время от времени он, увидя интересную травинку или цветок, останавливался и щелкал фотоаппаратом. Иногда и Светлана Георгиевна обращала его внимание на что - нибудь, по ее мнению, интересное. Поле только издали казалось ровным. Тропа вскоре превратилась в тропинку. Тропинка то плавно спускалась в низину, то начинала карабкаться вверх по склону пригорка. Вот она уткнулась в край широкой канавы с довольно отвесными берегами. Виктор Петрович, шедший первым, лихо сбежал по склону на ее дно и обернулся, ожидая Светлану Георгиевну.

Она стояла на краю, не решаясь сделать шаг. Виктор Петрович протянул навстречу ей руки, давая понять, что ничего страшного нет, и он не даст ей упасть. Светлана Георгиевна сделала шаг, другой по склону. Виктор Петрович поймал ее, руки его оказались на ее талии. Она ойкнула, мягкие груди ее прижались к груди Виктора Петровича. Он крепко прижал ее к себе и снова, как и утром, прильнул к губам Светланы Георгиевны. Она не спешила освободиться из его объятий. Руки ее обвили шею Виктора Петровича. Он почувствовал, что теперь и бедра ее прижимаются к его бедрам. Он слегка отстранился, пристально глянул в глаза Светланы Георгиевны. Одна его рука, скользнув по спине, прижала ее голову к плечу.

Тропинка вывела их к опушке леса. Березы, сосны, невысокие кусты рябины и калины, усыпанные красными гроздьями созревших ягод. А внизу под деревьями, насколько хватал глаз, среди зеленой еще травы тянулся красный ковер.

«Ландыши!» - полувопросительно воскликнула Светлана Георгиевна. Она присела, разглядывая низкие кустики с широкими стреловидными листьями, из розеток которых тянулись тонкие изогнутые стебли, увешанные красными довольно крупными шариками. Букетики этих нежных цветов, она видела на картинках да у бабушек, торгующих ими в мае у метро или в переходах. Она знала, конечно, что ландыши растут в лесах, но воочию видела впервые. Листья некоторых кустиков уже пожухли, но еще сохраняли форму.

«Они самые» - усмехнулся Виктор Петрович и присел рядом.

Виктор Петрович сделал несколько снимков этого осеннего лесного чуда. Потом обратился к своей попутчице:

«Ну что, двинули назад? На первый раз хватит».

Светлана Георгиевна согласилась, и они повернули к санаторию. Теперь Светлана Георгиевна, не мало не смущаясь, там, где ширина тропинки позволяла, по – хозяйски брала Виктора Петровича под руку и прижималась грудью к его боку. Виктор Петрович через одежду ощущал при этом тепло ее тела и мягкой груди. Локтем своей руки он крепко прижимал к себе руку Светланы Георгиевны.

Разговор их крутился вокруг красот пейзажей русской природы. О кудрявых белоствольных березах, о треугольниках темных елей, о ветвистых соснах, широколистых кленах. Виктор Петрович рассказывал, как лесничие по фотографиям лесных массивов, сделанным с воздуха, подсчитывают количество деревьев тех или иных пород, выявляют больные деревья. Светлана Георгиевна с интересом все это слушала.


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Здравствуйте уважаемые посетители инцеста. Меня зовут Утенок. Я хочу поделится с вами одной на мой взгляд милой историей. Которая произошла со мной еще в школьном возрасте. Как раз на мой день рождения на мои 18 лет.
     К нам домой приехала из другого города тетя Наташа папина сестра. Которую я не видел уже года 3. Скажу вам что в свои 3... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.