Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
Название: МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ КАК Я ПЕРЕСТАЛ ТРАХАТЬ АЛЕНЧИКА И ЕЕ МАМУ
Автор: arianin (arianin@rambler.ru)
Категория: Традиционно, Остальное
Добавлено: 06-09-2019
Оценка читателей: 6.46


Несмотря на восьмой час вечера, на улице было тепло и светло. Весна полностью взяла на себя бразды правления. Вспомнил ту, которая совсем недавно глядела на меня своими восторженными от страсти лемурьими глазами. В носу сохранился ее запах тела и яростно призывный запах, исходящий из влагалища. Губы помнили ее поцелуи, спина и попа ее руки, язык еще ощущал твердость женского клитора и сладковатый вкус выплескивающегося сока, а член ее рот, вагину и попку.

В подъезд к старой любовнице я зашел в воспоминаниях и с большой неохотой. Однако по мере подъема лифта, настроение начало выправляться. И в дверь к своей женщине я позвонил уверенно и с улыбкой…

Встретили меня возгласом «Ну, наконец-то!» и тут же нетерпеливо потребовали, чтобы я раздевался. Когда я посмотрел на Валентину, то понял, от чего она проявляет такое нетерпение. Когда я, будучи уже в комнате, снял с себя пиджак и свитер, и начал расстегивать ширинку на брюках, дама распахнула свой домашний халатик, под которым ничего не было, кроме ее тела. Несмотря на то, что его я знал, как свои пять пальцев, все же удивился стройности фигуры и отсутствию каких-либо складочек на коже. Нет, конечно, складки имели место быть, но строго в тех местах, где им было быть положено…

И, конечно, затем начался сексуальный марафон, который закончился только в два часа ночи. Подругу я и на этот раз загонял в оргазмах и отдолбал так, что подмываться перед сном она ходила на растопыренных ногах. Самому удалось кончить только разочек, да и то как-то невнятно.

Заснула она быстро и во сне сладко чмокала губами. Я, несмотря на усталость, перевозбудился и долго не мог заснуть. Правда, потом и не заметил, как отрубился. Утром Валентина с трудом растолкала меня ото сна. А когда я полез рукой ей между ног, она отбросила ее и иронично проронила:

- Даже и не думай! Ты меня так нажарил, что раньше завтрашнего дня даже не гляди в мою сторону. К тому же, сегодня понедельник, и нам уже давно пора на работу.

Утренний туалет пришлось совершать в темпе. Но все равно опоздали. Правда, когда мы вошли в лабораторию, там никого не застали. Даже Леночки не было на месте. Люди начали появляться в комнате только через полчаса. Оказалось с утра кому-то взбрело в голову проводить профсоюзное собрание. Затем народ снова стал исчезать. Валентина с Галиной вышли обсудить какой-то женский вопрос, Гена ушел к «своей» Светке, а Володя и вовсе смылся по каким-то неотложным делам.

- А где наша бабуля? — задал я вопрос еще сидевшей Леночке.

- Она звонила и сказала, что появится только во второй половине дня, — хихикнула подруга.

- У тебя все нормально? — поинтересовался я по-отечески.

- У меня все нормально, — чуть ли не по слогам, выговаривая каждое слово, ответила новоиспеченная женщина.

- Повторить со мной не желаешь?

- Скорее нет, чем да. Все еще нахожусь под впечатлением первого раза.

- Поверь, во второй раз будет значительно лучше, — убедительно высказался я.

- Верю, но нельзя же все и вот так сразу! — удивилась Леночка.

- Зайчик, женщиной становятся не после потери невинности. Для того чтобы ей стать необходимо приложить много усилий, набраться опыта и приобрести сноровку. А все перечисленное мной приходит только с практикой!

- Не надо меня уговаривать, я не отказываюсь, — спокойно объяснила подруга, — но только не сегодня.

Я вышел покурить. В курилке я нашел только Юльку, и сразу понял, что она уже где-то «приняла на грудь».

- Ты уже и с утра накатываешь? — с укоризной спросил я.

- А тебе какое дело? — грубо оборвала она меня.

- Хотел перепихнуться, а тебе уже и без меня хорошо, — попытался я перевести на шутку наш разговор.

- Вам мужикам, бляха муха, только бы поковыряться внутри нас своей палкой! — не очень внятно, но возмущенно, произнесла женщина. — Мы для вас ходячие дырки!

- Интересно! Тогда мы для вас ходячие палки, получается? — удивился я.

- Ха, ха, ха! Очень смешно! Сейчас уссусь от смеха! — не успокаивалась Юлька.

- Ты лучше расскажи, кто тебя так с утра расстроил?

- Кто, кто? Гребаный муженек, кто еще? — раскололась женщина. — Пристал ко мне, давай, да давай. Я ему говорю, что у меня месячные только начались, а этому козлу, хоть кол на голове теши! Ну и поругались…

- Да ладно, положи ты на все с профилем! — посоветовал я ей.

- Как же я положу то, чего у меня отродясь не было! — удивилась та. — Не получится.

Крыть мне стало нечем, и я, докурив сигарету, вернулся в лабораторию. Кроме очень сексуально выглядевшей Леночки, там все еще никого не было.

- Слушай, а второй раз действительно пройдет ощутимее и приятней? — спросила она, когда я хотел пройти мимо нее.

- Действительно. А в третий еще лучше, я уже не говорю о четвертом половом контакте, где возможно тебе удастся испытать первый в своей жизни оргазм.

- Так я его уже несколько раз испытала! — напомнила женщина.

- Но не при половом акте, а при оральном сексе, — возразил я.

— Ни одна из моих знакомых и подруг за несколько лет половой жизни не испытала подобного оргазма. Это только в порнофильмах женщины орут от страсти и кончают, а в жизни выходит совсем иначе.

Я промолчал. Я сам не понимал, почему женщины не кончают, например, как мужчины. Объяснения медиков и психологов звучали неубедительно. Я, в принципе, склонялся к тому, что женщина в любом случае кончает клитором. Просто у одних он сильно возбудим, а у других менее. Конечно, когда она кончает клитором, а внутри нее еще находится и член, ощущения усиливаются и отличаются от тех, которые получает подруга от орального секса. Однако сути это не меняет.

Именно об этом я и рассказал Ленке. Она подумала и согласилась, сделав неожиданный вывод:

- Пожалуй, ты прав. Ведь для чего-то он нам дан.

- Мне нравится, как ты мыслишь, — усмехнулся я. — А дан он вам для наслаждения. Не зря еще в стародавние времена клитор называли бугорком Афродиты, или Венеры.

- Хорошо, но, как ты собираешься доводить меня до оргазма в данном случае? Дверь мы закрыть не можем, а при открытой двери я не смогу расслабиться…

- Я доведу тебя до экстаза пальцем. Залезу рукой к тебе в трусы, ты немного раздвинешь ноги, я нащупаю клитор, и ты кончишь. А чтобы нас не застали врасплох, ты встанешь у первого стола лицом к окну, а я рядом сбоку лицом к двери. Как такой вариант?

Леночке очень хотелось испытать оргазм, и она, поколебавшись, согласилась. Была она одета в платье свободного покроя, поэтому забраться ей в трусы труда не составило. На ней оказались надеты чулки с поясом, что при моей фантазии только усилило желание довести женщину до эмоционального взрыва. Оказавшись рукой в трусах подруги, я ощутил в полной мере, насколько она жаждет моих ласк. Мой средний палец легко заскользил от мокрющего влагалища к клитору. Леночка «завелась» моментально и страстно ответила на мой поцелуй. Мало того, чтобы усилить ощущения от моих ласк, она широко расставила ноги и присела на край соседнего стола. Ее желание и готовность словить кейф по полной, позволило мне оттянуть и захватить кончик ее клитора тремя пальцами. И, как только, я стал стимулировать его таким образом, с подругой начало твориться что-то ранее мной невиданное.

Реальность для нее отошла на второй план, о том, что кто-то может зайти, наверное, она даже и не думала. И Леночка на глазах превратилась из молодой женщины, по сути даже девушки, в молодую самку, сучку, у которой сейчас пульсировала в голове только одна мысль — кончить, кончить, кончить, а потом, чтобы эти сладкие муки продолжались бесконечно долго. Мало того, с замутненным взглядом, она схватила меня за руку, которая ласкала ее между ног, и начала ее интенсивно дергать вверх и вниз, ускоряя процесс ласк, чтобы сначала взлететь над унылой действительностью, а затем упасть «на самое дно самого глубокого ущелья». Подруга чувствовала неминуемое приближение взлета, и ей стало наплевать, войдет кто-нибудь в комнату или нет.

И, наконец, она на две секунды замерла, остановила мою руку, успела заставить меня залезть ей пальцами во влагалище и начала кончать. Всем телом дернулась вверх, откинув назад голову, затем осела вниз, насаживаясь на пальцы. Скрестила ноги, словно боялась описаться и упала грудью вперед на стол у окна. Орать она побоялась, а потому впилась в свою руку зубами и хрипло запричитала:

- Ой, мамочки! О Боже! Глубже пальцы, глубже! Боже!!! Ай, ай, уууууууу, оооо!

Хорошо, что никто не вошел в эти десять секунд, пока ее разрывало и корежило от судорог, иначе нас бы застукали, потому, что Леночка так зажала своими ногами мою руку, что вытащить ее быстро из трусов женщины я не смог бы. Однако когда вытащил, сразу же рванул в туалет мыть руку, поскольку она была скользкой и вся в женских белых выделениях.

Отмыв руку, вернулся в лабораторию и не застал там партнершу. Она вернулась через пять минут, опустошенная, но довольная. Лицо еще оставалось раскрасневшимся и возбужденным. Знающему и опытному человеку не составило бы труда понять, что подруга только что занималась сексом, либо отжималась. Я посоветовал в шутку подруге лечь поспать, а сам вышел покурить.

Как ни странно, но в курилке никого не было. Однако когда я докурил сигарету почти до половины, на лестнице замаячила знакомая фигура. Катерина, а это была она, сегодня выглядела сногсшибательно! Короткая юбка в обтяжку только подчеркивала ее стройные ножки и крутые бедра. Ввиду ее чрезвычайно короткого кроя и того, что молодая женщина находилась на целый лестничный пролет выше меня, встав на его краю, снизу бросилось в глаза, что под черными колготами поддеты белые трусы. Смотрелось сексуально, но долго пялиться на это и глотать слюни не стал.

- Привет! Ты снова у нас по делам? — поинтересовался я.

- Привет! Не только, — слукавила женщина, пытаясь заинтриговать меня не только своим нижним бельем, но и ответом.

О том, что она поняла, проследив за моим взглядом, куда смотрю, я не сомневался, но не смутился.

- Интригуешь?

- Конечно, — не стала скрывать подруга. — А не должна?

- Ну, почему же, — сделав очередную затяжку, заявил я, — какая женщина не любит интриг. Вас хлебом не корми — дай поинтриговать!

- Точно, в особенности с человеком, который интересен, — согласилась собеседница.

- Так я тебе все еще интересен? — деланно удивился я. — Откуда такое постоянство у молодой красивой женщины?

- То есть ты считаешь, что у молодых и красивых ветер в голове?

- Считаю! — с вызовом в голосе признался я. — Сталкивался с этим многократно.

- Не с теми сталкивался, — последовало банальное женское возражение.

- Значит, ты считаешь себя лучше и умнее тех, с кем водил знакомство я? Мне это тоже знакомо. Ты удивишься, но каждая считала, что умна, порядочна и не блудлива, но через месяц, два, а самое большее через год нашего близкого знакомства, их страсть и интерес проходил…

- Тогда я могу констатировать, что ты сам виноват. Ты их не любил или твоя влюбленность проходила и, как следствие, ты переставал подогревать у них интерес к себе. А женщины очень чувствительны и на уровне интуиции понимают, когда к ним меняется отношение мужчины.

- Так я об этом тебе и толкую! Поверь, я в будничной и повседневной жизни совсем неинтересный человек. Я скучный и ленивый самец, как подавляющее большинство самцов. И когда конфетно-букетный период у нас закончится, и ты раздвинешь мне ноги, мой интерес к тебе резко упадет, поскольку у меня нет к тебе чувства, которое выражается в желании просто дотрагиваться до тебя, которое волнует и заставляет все существо дрожать мелкой дрожью. Безусловно, я испытываю к тебе физическую страсть, но она на уровне похоти. В ней нет нежности. Твоя красота ласкает взгляд, но не ласкает душу. Скорее, наоборот! Твоя внешность вызывает тревогу, недоверие, чувство дискомфорта. И не потому, что я комплексую. Поверь, я не обойден вниманием красивых женщин. Но потому, что у красивых планка самооценки запредельна! А стервозность может сравниться только со стервозностью некрасивых женщин. Но если у последних она вызвана невниманием к себе со стороны мужчин и попыткой утвердиться в мужском мире, то у вас это происходит от чувства избыточного внимания к себе, которое постоянно подогревается близкими вам людьми, особенно матерями. Особенно в благополучных и обеспеченных семьях. Разве не так?

- И так, да не так, — заспорила Катерина.

- Поясни, — заинтересовался я, сомневаясь, что она приведет хоть сколько-нибудь аргументированные доводы.

- Все зависит от воспитания. Строгие родители — не избалованная дочь.

- Не факт! — не согласился я. — Скорее, послушная, но взбрыкивающая время от времени. Зато на муже отыгрывается сполна!

- Но неужели ты не допускаешь, что есть красивые, но нормальные?

- Чисто теоретически допускаю… в жизни — не встречал.

- Встретил. Я такая, — заметила она.

- Да, от скромности ты не умрешь! — не удержался я от удивления.

- А сейчас скромной слыть не модно, — парировала она.

- То есть, в то время как космические корабли бороздят просторы вселенной, женская скромность вышла из моды. Интересный факт! Оказывается, не только одежда и обувь выходят из моды, но и черты характера — надо запомнить.

- Запомни, запомни, — порекомендовала подруга, — а пока, как ты смотришь на то, чтобы мы после работы поехали ко мне?

- Чай, кофе или что-нибудь покрепче? — рассмеялся я.

- Все, что захочешь! — пообещала Катерина.

- Многообещающее заявление! Какой мужчина от такого предложения откажется? Никакой…

Торжествующая улыбка пробежала по лицу женщины, но тут же пропала и превратилась в горькую мину, потому что я добавил:

- … кроме меня…

- За что ты так со мной? — чуть не плача, спросила подруга.

- Во-первых, боюсь. Боюсь, что понравится проводить с тобой время, боюсь, что влюблюсь, боюсь, что забеременеешь. А, во-вторых… — тут я сделал паузу.

- Что, во-вторых? — не утерпела Катя.

- Во-вторых, тебя опередили и у меня уже на сегодня есть договоренность с женщиной о встрече, — соврал я.

- Так передоговорись!

- С какой стати?! Ее я знаю. Знаю, что с ней мне будет хорошо. А с тобой никакой ясности.

- А, что тебе надо объяснять? Как меня трахать? Даже девственник знает, чем и куда надо трахать!

- Ну, в чем-то ты права. Но далеко не во всем. Девственник знает о многом чисто в теоретическом плане. Однако когда дело доходит до практики у него почти ничего не получается. По себе знаю. К тому же, мне интересны женщины без комплексов.

Катя смотрела на меня с интересом, но без смущения и растерянности от моих откровений.

- И это все, что тебе нужно от женщины? — усмехнулась она.

- В сексе, да.

- А кроме секса женщина тебе не нужна? — криво усмехнулась собеседница.

- Пока нет, — признался я.

- Жаль. Я думала, ты более романтичен…

- Видишь, как можно ошибаться в человеке! — воодушевленно согласился я, надеясь, что подруга отстанет и уйдет…

Но я просчитался. Выдержав паузу, Катерина, как ни в чем ни бывало, проговорила:

- Впрочем, сегодня среди мужчин романтиков становится с каждым днем все меньше и меньше. Прагматики, реалисты и циники сейчас в большем почете, а если ко всему этому прилагается приличных размеров пенис и большой опыт в сексе, то такому мужчине — цены нет!

- А кто тебе сказал, что у меня приличных размеров пенис?

- Ольга, — ответила собеседница.

- И то, что у меня был секс с ней, тебя это не останавливает?

- А почему это должно останавливать? Скорее, привлекает и стимулирует…

- Ну, ее восприятие секса со мной и размеров — это субъективное мнение, — возразил я, — к тому же ты забыла о существенном факторе…

- Каком?

- О материальном, — напомнил я.

- Ах, да, конечно, — как бы между делом согласилась подруга. — Но ты же, по-моему, старший инженер, если не ошибаюсь?

- Не ошибаешься, но моя должность совсем не означает, что я зашибаю «бешенные бабки».

- 170 — 180 рублей в месяц — это вполне приличный оклад, — возразила женщина. — А если учесть, что и я получаю 140 рублей, то на двоих в сумме у нас очень неплохая рублевая «наличка» — свыше трехсот рублей.

- Минус подоходный, минус алименты 25%, — напомнил я.

- Да, алименты — это святое, — согласилась Катя. — То есть, в основном из-за этого ты и не желаешь серьезных отношений?

- Не в основном, но в том числе. А если уж совсем откровенно, то за недолгий брак я успел достаточно «накушаться» этих серьезных отношений и пока по ним не скучаю.

- Аппетит приходит во время еды, — возразила подруга.

- Против твоей аппетитности возражений нет. Уверен, что никто из мужчин не откажется от твоих ласк и секса с тобой…

Женщине понравилась моя лесть и на нее она ответила мне благосклонной улыбкой.

- Однако, — тут же добавил я, — должен предупредить, что мои чувства пока в коме и проснутся ли они к тебе, обещать не могу. Пока ты для меня одна из женщин, которая нравится, к которой тянет физически, но не более остальных.

- Не попробуешь, не поймешь, — заявила Катя.

- А ты не слишком самоуверенна?

- Я просто уверена, — твердо заявила она.

Ее убежденность в своем предназначении меня развеселила, но и удивила. У многих влюбленных женщин присутствует тупая уверенность в том, что мужчина, в которого она влюблена, предназначен только ей и лучше, чем с ней, ему уже не с кем не будет. И очень часто ошибаются…

Правда, в тот раз она таки уговорила меня, и я поехал к ней. А потом съездил еще раз, а затем еще…

Однако через два месяца, в середине августа, после очередного страстного секса, мы поругались из-за того, что она достала меня разговорами о необходимости встречи с ее родителями. И я прямо от нее уехал к Валентине.

И, как странно устроен мир. Буквально на следующий день я встретился с «десятиклассницей»!

Всех женщин ты все равно не сможешь поиметь, но к этому следует стремиться…

Тем более, когда женщина сама не против, чтобы ее отымели.

Правда, первые две встречи с моей бывшей однокашницей прошли чинно и благородно. Но предчувствие, что наша встреча оказалась закономерной, не давало мне покоя. Впрочем, подобное ощущение появилось тогда, когда я услышал, что она развелась. И она сказала это мне так, что, словно намекнула — место свободно, хочешь, занимай, я не возражаю…

Половой акт состоялся на третьей встрече. И, как водится, чуть ли ни в самом ее конце.

Вечер был теплым, и расходиться по домам не хотелось. К тому же у нее в квартире на какое-то время «прописалась» старшая сестра, а у моей матери в этот день был выходной. Впрочем, время подбиралось к девяти вечера, стемнело. И завтра нам обоим предстояло трудиться на своих работах. Понимая, что обстоятельства сильнее нашего желания продлить свидание, я, естественно, пошел провожать женщину домой. Очень медленно дошли до перекрестка пяти дорог, где, обычно, будучи старшеклассниками, собирались, выражаясь современным жаргонным языком, потусить. Странно, но данный пятачок в этот час пустовал. И одиноко стоящая беседка в тени деревьев оказалась необитаемым островком влюбленных.

Проходя мимо нее, я предложил зайти в нее и поговорить, сидя там.

- А то мы все ходим и ходим. Имеем право и посидеть.

«Десятиклассница» хихикнула, но охотно согласилась, тем более до ее дома оставалось идти каких-то пять минут.

Конечно, сиденье в беседке разговорами не закончилось. Как-то само собой мы начали целоваться. Сначала осторожно и нежно, но затем я распалился и, раздвинув языком ее губы, проник им в ее рот. Подруга ответила, и наши языки стали ласкать друг друга, приводя нас в еще большее возбуждение. Временами я проваливался в нирвану, где присутствовали только чувства и желания, и полностью отсутствовали мысли. И сгорая от нетерпения и податливости столь желанной женщины, я опустил ладонь руки на ее колено, выглядывающее из под юбки. Колено было обтянуто в колготки в сеточку. Рука заскользила вверх по ноге к бедру подруги…

И, о чудо, женские ноги не сомкнулись, и никто не стал рукой сдерживать мою руку. Наоборот, ноги слегка раздвинулись, и моя рука легко проникла к женщине под юбку и, наконец-то, впервые, притронулась к тому самому заветному месту между ее бедер. Мне, наконец-то, впервые удалось потрогать «пирожок», правда, только через колготки и трусики, но я знал, что не остановлюсь на этом, а потому пальцы руки, стали искать возможность потрогать плоть. И быстро достигли желаемого. Пальцы зацепились за резинку колгот, которая удерживала их на бедрах подруги. Никаких возражений со стороны хозяйки колгот не последовало, а потому рука смело забралась в колготы и скользнула вниз к резинке трусов. Миновав и ее, она проникла в трусики «десятиклассницы» и наткнулась на лобковые волосы, а затем и на сам лобок.

Все описанные движения рукой я проделывал, не выпуская женщину из «французского поцелуя», словно это было залогом ее доступности.

Сорвавшись с лобка, рука попала в горячий «бульон» женской похоти. Одновременно с этим женский язычок стал страстно проникать ко мне в рот, а дыхание партнерши сделалось тяжелым и прерывистым. И я понял, что настал момент слияния. Трусы с колготками я сдернул вниз, но, даже спустившись до ее колен, они не позволяли ей раздвинуть широко ноги.

- Может быть, мне их снять совсем, — хихикнув, произнесла подруга, привставая.

- По-моему, достаточно будет снять с одной ноги, — посоветовал я, лихорадочно расстегивая вельветовые брюки.

Однако женщина решительно избавилась от колготок и трусиков, положив их поверх сумочки. Вид ее нижнего белья еще более раззадорил мои желания. Член стоял колом и в сумерках показался мне очень большим. Во всяком случае, таким длинным и толстым я его еще не видел. Подруга стояла ко мне лицом, и мои руки, забравшись под юбку, заскользив по ее голым ногам, нащупали голую попку. Кожа была нежной, а сама попка упругой. Я стал мять ее ягодицы, то разъединяя их, то сводя вместе, постепенно перемещая руки под ее живот. Наконец, мои пальцы добрались до входа во влагалище, утонув в горячей и скользкой женской смазке. Два пальца свободно проскользнули внутрь дырочки. Из ее нутра толчком плеснулась новая порция теплой смазки, стекая по пальцам в мою руку.

В голове билась только одна мыслишка «вставить, застолбить, вставить застолбить»! Поэтому в данных условиях, в открытой беседке, когда в любую минуту могли появиться люди, я не стал терять времени на ласки. Повернув подругу к себе спиной, а не лицом, такую позу диктовала лавка в беседке, заставил раздвинуть ноги и, подтянув ее ближе к себе, посадил на свой, стоявший колом, член. Он мгновенно очутился в теплой, плотной и вязкой жидкости, просто утонул в ней, а вот ощущение, что член находится в желанной писечке, отсутствовало! Думаю, она также не почувствовала присутствия в себе моего «дружка».

Только на втором или третьем движении я что-то стал осязать. Появилось желание, чтобы подобное продолжалось, как можно дольше! Я торжествовал, хотя мышление отбило напрочь! Действовал на звериных инстинктах. И, вдруг, неожиданно все закончилось…

Вопреки моему желанию, из члена изверглась мощная струя спермы. Меня скрутило, в голову и ноги ударил разряд тока, а потом тело стало ватным, и внутри меня образовалась пустота…

«Что, почему, зачем, как?» — мысли хаотично путались, задавая вопросы, на которые я не мог ответить. Досада и стыд раздирали меня изнутри! Я, словно, девственник кончил за десять, может быть, за двадцать секунд!

Пока я переживал случившееся, подруга молча, все еще сидя на мне с воткнутым в нее, но уже уменьшающимся членом, повернулась к сумочке, достала салфетки и подвела их себе под живот. Затем она приподнялась, освобождаясь от члена, и приложила салфетки к влагалищу. Член выпал и безвольно повис головкой вниз. Оставив салфетки между ног, женщина достала еще салфетку и протянула ее мне. Я, подчиняясь предлагаемому порядку, взял и вытер свой мокрый скользкий отросток. Встал, натянул трусы и брюки и снова сел на лавочку. Партнерша не стала одевать ни трусы, ни колготы. Наоборот, она спокойно свернула и засунула их себе в сумочку. Действия ее были выверены и привычны…

Эта обыденность процесса и ее подготовленность к тому, что только что произошло между нами, вернула меня в реальность.

Даже то, что я кончил в нее, и она может забеременеть не вызвало с ее стороны не охов, не ахов. Женщина даже не попеняла мне — как же так ты кончил в меня и даже не спросил можно это делать или нельзя. Несмотря на недавнее возбуждение, она казалась спокойной. Таким образом могла себя вести женщина, с которой подобное случалось не раз и не два, и не три.

Глядя на ее действия, я с отчаянием подумал:

- И это все? Вот так? Так просто, так быстро и так обыденно? И для этого должно было пройти долгих одиннадцать лет! Для этого она должна была сходить замуж, родить ребенка, заиметь привычку носить с собой запас салфеток для подтирания мужской спермы! И только после всего этого она для меня стала доступна.

Так чему радоваться или огорчаться? Получается, она воспринимает меня, как и десятки других, раздвигавших ноги, до нее. А ведь этих десятков могло бы и не быть!

Я, судя по ее поведению, всего лишь очередной из мужчин, которые уже побывали в ней. Конечно, я из числа парней ее юности, которым тогда не дала и, может быть, поэтому желаннее других, судя по тому, как она текла! Что, в общем-то, тоже не обязательно…

Может быть, все гораздо проще — просто ее уже больше недели никто не трахал, а тут я подвернулся…

Ну и решила попробовать, «а тому ли я дала?». Или в моем случае, — «а правильно ли я сделала, что не дала?» Впрочем, надо быть уродом, рассуждал я, чтобы оказаться нежеланным для одинокой разведенной женщины…

Разведенной женщине секс нужен не меньше, чем разведенному мужчине… и никакой любви!

«Дура, дура, дура!!! — хотелось мне проорать ей в лицо. — Что же ты наделала, сука! Ты и себе, и мне изменила, сломала судьбы — это ты понимаешь?»

Что-то нехорошее творилось в моем мозгу. Обида, злость, даже ненависть накатывали на меня волнами, и я никак не мог успокоиться…

И, конечно, я осознавал, что за прошедшие одиннадцать лет многое изменилось. Передо мной уже не та смешливая, веселая девушка, а зрелая взрослая женщина, пересмотревшая свои взгляды на жизнь, на межполовые отношения, на чувства, и даже, наверняка, на размеры мужского полового члена. Естественно, как и любой другой молодой женщине, ей одиноко, тоскливо без постоянного мужчины. И тут подвернулся я. И накатило! Да к тому же разведенный! А почему нет!

Школьная любовь не ржавеет! Или все-таки для начала решила проверить, какой у меня член?

Но и я, она прекрасно понимает, уже не тот невинный юноша, который наивно предполагал, что можно любить вечно, который верил, что любовь женщины идет от сердца, а не от разума и похоти. За эти годы я понял, что женщины не менее, а более похотливы и расчетливы, чем мужчины. И их скрытая похоть происходит от расчетливости. И я сказал себе:

- Относись к ней не как к женщине своей юношеской мечты, а как к очередной бабе, которая не прочь с тобой перепихнуться.

Как только я это решил, сразу полегчало на душе.

Я постарался посмотреть на нее глазами опытного, знающего себе цену мужчины, но не получилось, потому что увидел перед собой повзрослевшую, много пережившую и что-то для себя осознавшую, но «десятиклассницу». Тогда я, сидя на лавочке беседки, взял стоящую женщину за руку и привлек к себе. Снова залез под юбку и ухватил ее очень сексуальную для меня попу обеими руками. Она не стала сопротивляться, только сморщила свой носик и хихикнула. Я прижался к ее животу, а она обняла мою голову и произнесла:

- Вот, наконец, мы и соединились…

- Да, — иронично и с горечью произнес я, — не прошло и одиннадцати лет…

- Верно, времени прошло не мало, и нам снова предстоит познавать друг друга, но уже по взрослому варианту.

- Это как? — попытался уточнить я, думая, что она уже говорит за нас обоих, как о чем-то решенном.

- Ну, ни ты обо мне, ни я о тебе практически ничего не знаем друг о друге. А за прошедшие годы, думаю, у нас много чего произошло, что могло изменить нас и не в лучшую сторону.

- Точно! Мы сильно постарели. К сожалению, мы вычеркнули из нашей жизни лучшие молодые годы, когда люди ни о чем кроме эмоций не ощущают, когда будущее им кажется беззаботным и радостным, когда им кажется, что они все успеют в жизни — и что-то совершить, и что-то создать, и нарожать детей, и вечно любить друг друга.

- Но мы не настолько далеко ушли от описываемого тобой возраста. Мы еще можем и совершить, и создать, и нарожать детей…

- Но мы точно знаем, что нет вечной любви, — перебил я подругу.

Женщина отстранилась от меня, пристально посмотрела и спросила:

- Ты убежден в этом? — огорченно спросила она.

- Абсолютно, — решительно подтвердил я свои слова.

- Жаль, — проговорила она испуганно и тоскливо. — Ты, действительно, сильно изменился…

В ее голосе чувствовалась тревога. Ее решительность была поколеблена. Только минуту назад женщина верила, что наши будущие отношения, подкрепленные воспоминаниями, сложатся и произойдет чудо! Но оно не случилось. Однако подруга, как я понял по ее сжавшимся губкам, не собиралась сдаваться…

По возвращению домой, я начал анализировать поведение подруги юности. Мало того, стал сравнивать ее действия с действиями Ольги. Почему с ней? Да потому что когда-то любил обеих. Кроме того, обе имели схожее телосложение — небольшого роста, худенькие и фигурой, и ногами, и с удивительно глубокими влагалищами для женщин таких размеров. Вспомнил, что в первый половой контакт со мной Ольга текла подобно «десятикласснице», а я кончил так же быстро, как и сегодня.

Правда, выяснилось, что существовали и отличия. Физически различались формы попы и местонахождение влагалища. И если Оля имела плоскую попу и была редким почти стопроцентным «корольком», то «десятиклассница» подходила под широко распространенный тип «сиповки». А еще Ольга постоянно кончала со мной и не пользовалась салфетками. Они ей были попросту не нужны. Она была человеком спонтанным, как и я. Когда я в нее кончал, она просто надевала трусы и, радостно приговаривая, «ты литрами в меня что ли спускаешь! У меня сквозь трусы сейчас начнет капать!», не подмываясь, даже если была такая возможность, выходила на улицу или шла продолжать работу, в зависимости от того, где происходил секс. Кроме того, Ольга была в сексе активна! «Десятиклассница» продемонстрировала, что предпочитает находиться в пассиве. Но больше всего меня огорчало то, что подруга со мной не кончала при половом акте, даже на второй палке. Этим она напомнила мне бывшую жену. Потому как другие женщины, с которыми приходилось заниматься сексом, начинали испытывать оргазм, если не с первого раза, то с третьего уж точно. За полтора месяца нам удалось заняться сексом пять раз…

Впрочем, я не унывал и надеялся, что образуется.

Увлекшись вновь завязавшимся уже «взрослым» романом, в течение полутора месяцев перестал обращать внимание на остальных подруг, словно с ними у меня никогда ничего не происходило.

Но в двадцатых числах сентября о своей восьминедельной беременности меня поставила в известность Катя. Потом, правда, оказалось, что беременность была шестинедельная, но сам факт не подлежал сомнению, и никто не собирался искусственно эту беременность прерывать. И я в том числе…

Целую неделю я не знал, что мне делать — говорить об этом «десятикласснице» или нет?

Мне было тяжело на нее смотреть — потерянную и раздавленную сообщением о беременности другой женщины от меня. Против беременности, то есть против еще не родившегося ребенка, мы оба оказались бессильны. Я пытался ей сказать:

«Извини, но ты снова опоздала, я вновь обогнал тебя в своем развитии и наши пути, наши судьбы продолжат свое движение на параллельных курсах, — думал я, глядя на нее. — Впрочем, пожалуй, даже если бы и не было этой беременности, то я все равно не женился бы на тебе. Потому что не сумею жить с женщиной, которая изначально предпочла меня какому-то другому мужчине, тем более, если я ее когда-то любил. Ты должна была принадлежать мне и только мне!

Я честно пытался смириться с подобным положением вещей и не только в последний месяц наших отношений, а многие годы, с того самого момента, когда увидел тебя с ним в штабе оперативного отряда. Однако, как только представлял, что придется растить и воспитывать ребенка мужика, которого ты, еще девушкой, предпочла мне, «шерсть дыбилась на загривке». Своим непостоянством в отношениях с мужчинами, женщины полностью лишились моего доверия. И я уже не могу доверять и тебе. А ребенок постоянно бы напоминал мне о том другом, на которого ты меня променяла, которому ты радостно раздвигала ноги и кончала. А со мной ты за пять встреч не кончила ни разу. Значит, я не подхожу тебе в сексуальном плане, и ты рано или поздно начнешь искать удовлетворения на стороне. Так чему огорчаться! К тому же, я мучил бы и себя, и тебя ревностью, и семейная жизнь не сложилась бы…

Ты изменила наши судьбы. К лучшему это или к худшему — не знаю. Может быть, соприкасаясь, они все-таки будут следовать параллельно, но никогда не сольются в одну линию. И я уверен, что пройдет немного времени, и у тебя появится очередной мужчина, с которым, возможно, твоя мятущаяся душа и жаждущая плоть успокоятся. Женщина не терпит пустоты ни снаружи, ни изнутри».

Но так ничего и не сказал, язык не повернулся.

Не прощаясь, «десятиклассница» развернулась и медленно стала уходить, удаляться. Ее фигура стала размываться в вечерних сумерках, пока не растворилась окончательно…

Было жутко больно!!! Больнее, чем в первый раз. Вторичная потеря этого дорогого мне существа оказалась очень тяжелой. Однако я лишний раз убедился, что пару себе выбирает женщина. Да, они часто ошибаются. Она тоже ошиблась, выбрав тогда тупого и толстого козла. Следовало поискать другого. Правда, ошиблась, скорее всего, не телом, а душой. Телом женщина практически не ошибается.

Поэтому еще школьницей она интуитивно почувствовала, что не я ее мужчина, потому и не отдалась мне тогда. Ее генетика не позволила, чтобы мой член первым вошел в ее писечку.

А сейчас? А что ей было терять сейчас! Все, что могла она уже потеряла, все, что хотела, приобрела. Тогда, опираясь на мнения подруг, с которыми довелось откровенно разговаривать, отдыхая от секса, мне казалось, что после неоднократной близости со мной, которая по моим наблюдениям не вызвала у нее какого-либо восторга, рассуждала она, примерно, так:

1. Решила попробовать, а вдруг я тогда с ним ошиблась!

2. Испытала раз, два, три… пять. Не фонтан! Не удовлетворяет. Видимо не ошиблась.

3. Подумала. Не то, конечно, но на худой конец сойдет. Образован, не глуп. Моему статусу соответствует. Со временем стерпится, слюбится. Все лучше, чем ничего…

4. Да и, в конце концов, есть в запасе кое-кто, если неудовлетворенность в сексе станет непереносимой.

Именно так, в соответствии с моим опытом, расчетливо размышляло большинство женщин, уже не полагаясь на интуицию. Зная, что она их чаще подводит?

Нет такой статистики…

Я еще постоял, ожидая сам не зная чего, затем, опомнившись, повернулся и поплелся восвояси…

С тех пор прошло почти два года. С «десятиклассницей» мы не виделись, не созванивались и даже случайно не встречались.

Вовсю шла «пересройка».

Я женился на Кате. Свадьба была скромная. В положенный срок у нас с ней родился ребенок. В сексе и в психологическом плане тоже складывалось все хорошо. Жили мы большей частью у нее на квартире. Однако раз в неделю навещал мать. Кате было недосуг — она целиком и полностью занималась ребенком.

Пока Катя ходила беременной и еще год после родов, я перестал оказывать знаки внимания всем своим подругам. Кстати, они, правда, не все, отнеслись к моей женитьбе с пониманием. Впрочем, Ольга, сильно расстроилась и, заявив, что не собирается больше становиться причиной моего развода, оставила меня в покое. Хотя на тот момент она уже перестала для меня быть той, ради которой я бы развелся. Предательств я не забывал, чем бы они ни были оправданы. Простить мог, но забыть…

Подобным образом поступили и Аленка с Людмилой. С ними я расстался легко… тем более, когда узнал, что Аленка к этому времени успела положить глаз на моего приятеля Ваньку, которого я сам с ней когда-то познакомил. В дальнейшем я не виделся с обеими.

Однако, едва почувствовав во мне слабину и желание возврата к холостятской жизни, подруги по работе воспрянули духом и стали упорно и активно домогаться близости со мной. Будучи человеком «щедрым», я им в этом не смог отказать. Особенно преуспели Валентина и Юлька. Они имели меня по очереди. Но и Светка-соседка оживилась, правда, с ней случалось реже, или после работы или в выходные, когда я ездил навещать мать.

Примерно в этот же период после женитьбы я у метро нос к носу столкнулся с Нинулькой и Натулькой. Женщины были в классном прикиде. Впрочем, к тому времени, и я одевался не хуже немногих. Радости нашей не было предела, и мы сразу же решили отметить нашу встречу, а заодно и мою потерянную свободу. Начали с ресторана, но затем перебрались к ним в гостиницу, где они после продолжительных нескромных приставаний довели меня до состояния «нестояния». Правда, к этому времени я успел их достойно удовлетворить, за что и получил от них подарки. Подарки оказались похожими на пузырьки с йодом или зеленкой, или на те, что использовались для каплей в нос. Они были снабжены пробочками с пипетками, но в них, как объяснили подруги, содержались препараты для поддержания возбуждения сексуальных партнеров, а также для увеличения мужской силы и возникновения женского влечения к сексуальному наслаждению с мужчиной. Конечно, я поинтересовался у них, как это действует на женщин и на мужчин. Они мне охотно объяснили, что у мужчин через десять минут после приема трех капель наблюдается пятичасовой стояк. Причем, стояк не исчезает даже после того, когда мужчина кончает.

- У меня иногда также бывает, — скромно заметил я.

- У тебя бывает это иногда, а после капель такое случается постоянно, — парировала мои слова Натулька.

- А у женщин тремя каплями начисто сносит «крышу». Минут через десять-пятнадцать, в зависимости от возбудимости женщины, появляется желание флиртовать, но затем приходит желание писать, — стала объяснять мне Нинуля. — А когда ты начинаешь писать, то вдруг понимаешь, что появилось непреодолимое желание, чтобы тебя нанизали на член. И похоть начинает рисовать такие картинки, о которых ты только иногда подспудно мечтала или думала. Стыд, осторожность, местоположение — отступают. Реальность размывается. Остается только ненасытное желание, чтобы тебя «драли, как сидорову козу». Особенно, когда рядом с тобой мужчина, который нравится. Впрочем, главным для женщины на тот момент остается удовлетворить свою похоть, независимо от того нравится ей мужчина или нет.

- И как быстро заканчивается у женщины это безумие?

- От двух и более часов, — ответила Наташа.

- А капать следует на язык?

- Нет. Капли обязательно должны раствориться в какой-либо жидкости, но только не в крепко алкогольных напитках, — пояснила Нина.

- А если капнуть четыре капли? — не унимался я в своем любопытстве.

- Для мужчин это уже вредно, — высказалась Нина, — правда, стояк может продлиться до суток, но после такого у мужчин может наступить кризис, и писун твой ты сможешь использовать только для писанья. И кризис продлится от четырех дней до недели.

- А у женщин?

- А у женщины четыре капли могут развить бешенство матки, — Заявила Наталья. — Она станет постоянно ненасытной. Потому что эти капли действуют на какие-то там центры наслаждения, почти как наркотик. Правда, эта болезнь наступает, когда она прибегает к подобной дозе несколько раз. А в первый раз любая подруга выпадет из реальности, и ее можно будет трахать прилюдно: на улице, в общественном транспорте, в ресторане, — везде, в одиночку и группой.

- Ничего себе! То есть эти капли представляют собой психотропное лекарство?

- И да, и нет. В результате воздействия психотропных препаратов в допустимых дозах, человек расслабляется и чаще всего засыпает. И наоборот, если доза слишком велика, человек становится агрессивным и опасным. С каплями такое не наблюдалось…

- А как чувствует себя женщина, когда действие капель проходит?

- Ну, это смотря где, когда и с кем она будет сходить с ума, — хмыкнула Нинуля. — Особенно капли действенны со «слегка» беременными. Правда, если подруга до этого была пуританкой и комплексовала даже в постели с мужем, то от стыда ее комплексы по отношению к сексу могут усилиться. А если она достаточно современна и раскована и в тайне желала попробовать чего-то доселе необычного, новенького, то для нее такой случай станет настоящим подарком.

- А срок хранения и использования у этих капель есть?

- Безусловно. Три года. После этого их воздействие резко падает, — пояснила Натали. — Но ты не беспокойся, мы тебе дали наисвежайшие капельки…

Не скажу, чтобы сразу, но через какое-то время, я решил воспользоваться подарком. Объектом выбрал нашу Леночку-лаборантку, которой я когда-то по ее же просьбе порвал целку. Однако после этого она меня в себя больше не пускала. Правда, два раза удалось уговорить и поласкать ее клитор с пиз…нкой, но не более того. Другим парням Ленка давала, сама хвалилась, а с месяц назад вышла замуж, как я понял «по залету». Правда, никакого «животика» еще и в помине не было.

Конечно, я не собирался пичкать «слегка» беременную сотрудницу любовными каплями тайно, а решил спровоцировать ее. И в очередной раз, когда мы остались с ней вдвоем, и подруга пресекла мои приставания, я ей заявил:

- А спорим, что ты не сможешь мне отказать, выпив любовный напиток!

- Да ладно, брось сказки рассказывать. Во-первых, подобных напитков не существует, а, во-вторых, человека нельзя заставить что-то сделать против его воли.

- То есть, проспорить ты не боишься?

- Не боюсь, — решительно заявила Лена.

- И ты выпьешь стакан, который я наполню из под крана и пошепчу на него?

- Выпью, — рассмеялась Ленка.

- Хорошо. Только твой отказ пить воду будет считаться проигрышем. На что поспорим?

- Да на что угодно! — опрометчиво согласилась подруга.

- Отлично. В случае моего выигрыша я потребую от тебя интимной близости. Согласна?

Ленка на секунду растерялась, но затем без смущения согласилась.

- А что ты потребуешь от меня, в случае если я проиграю?

- Я еще не решила, — загадочно ответила женщина, уверенная, что с ней шутят.

Пока она строила из себя, бог знает кого, я скрытно наполнил пипетку каплями из пузырька, который заранее положил себе в карман пиджака. Затем взял стакан, подошел к умывальнику, который находился за шкафом, наполнил его, почти до краев водой и быстро капнул в него три капли. Капли не имели цвета и запаха.

Из-за самоуверенности Лена даже не потрудилась встать и проследить за моими действиями. Я же для убедительности на ее глазах пошептал на воду и поставил стакан перед ней на стол.

Женщина решительно взяла и поднесла его ко рту. Но в последний момент заколебалась. А я, хитро улыбаясь, подначил ее:

- Можешь не пить, но тогда ты проиграешь спор и все равно станешь моей. Правда, лучше отдаваться любя партнера, чем раздвинуть ноги, из-за проигранного спора.

Ленка, с вызовом глянув на меня, отпила с полстакана, перевела дух и допила до дна.

Аккуратно поставила его на стол и заявила:

- Ну и никакой любви я к тебе не испытываю.

- А кто говорил о любви? Разговор шел о сексе! — удивился я. — Ты посиди, подумай, присмотрись ко мне, загляни в себя. Глядишь, и воспылаешь телом…

Сказав это, я сел за свой стол, но ждать пока сотрудница «созреет», не было сил. Поэтому, объявив, что иду курить, чтобы не отвлекать ее сосредотачиваться на чувстве, чинно покинул кабинет.

Меня раздирало любопытство, подействуют капли или нет. Не верить своим красавицам-подругам оснований не было, но и поверить в чудодейственность капель не мог, вернее, сомневался. Докурив сигарету, я вернулся в лабораторию.

- Ну и как? — поинтересовался я у Ленки, которая почему-то ерзала на стуле.

- Да никак, — торжествующе ответила она. — Кроме желания сходить в туалет от стакана воды ничего не чувствую. Ты проиграл.

- Ладно, только ты не терпи. В твоем положении терпеть вредно. Сходи, отлей.

Видимо, терпеть уже не было сил, поэтому Ленка послушно оторвала свой аппетитный зад от стула и быстро удалилась. А я подумал: «Неужели началось!» Хоть член у меня уже стоял колом, на всякий случай, пользуясь отсутствием сотрудников, налил воды в стакан и капнул туда три капли, но уже из пузырька для мужчин.

«Вода и вода, — подумал я, усаживаясь за свой стол. Не успел я так подумать, как в комнату решительно вошла Ленка и сказала:

- Ты выиграл. Я хочу тебя!

- Я не против, но это твое желание — не мое. А мое желание трахнуть тебя остается за мной.

- Безусловно, — пылко подтвердила подруга.

Ей, видимо, сейчас было все равно, что и кому обещать, лишь бы ее в данный момент отодрали, именно это слово! Именно так я и собирался поступить. Один ее вид — обтягивающая узкая юбка, через которую проступали застежки чулок пояса, вызывали яростное желание всадить в ее пизд…ку член и двигаться, двигаться, двигаться… до полной победы!

Не раздумывая, я прошел мимо нее и плотно закрыл тяжелую плохо закрывающуюся дверь лаборатории. Теперь ее можно было открыть, либо ударом ногой снаружи, либо, приподняв ее, изнутри. Затем я взял Ленку, все еще стоящую на месте за руку, и провел ее к одному из пустых от бумаг и канцелярских предметов столов, развернул подругу спиной к себе, нагнул, вернее, положил грудью на стол и задрал ей юбку на пояс. Сдернул с женщины трусы. Пока возился со своей ширинкой и доставал из трусов, стоявший член, любовался женской попой. Она мне напомнила Наташкину задницу, которая сейчас находилась далеко, заграницей, с мужем и, которую там, наверное, «пялил» какой-нибудь другой любовник. Правда, у первой моей любовницы здесь жопа была больше, но по форме Ленкина задница и половые губы очень напоминали мне Наташкины.

Сотрудница в нетерпении подергивала попой, и я, наконец, вытащив член и успев подивиться тому, что он стал значительно длинней и толще, приставил его ко входу в ее влагалище. Все произошло легче, чем я себе это представлял. Подруга дернулась, и член, буквально, окунулся, нырнул в ее жаркое и мокрое нутро. Вагина была еще не раздолбана, и членом я ощутил все прелести женского тугого влагалища. Ленка блаженно простонала, принимая его в себя, а когда я загнал его в нее полностью и начал обратное движение наружу, сладострастно выгнулась и застонала громче. Однако после пяти-шести моих фрикций, подруга начала кончать. Почувствовав начало женского оргазма, я дал ей соединить ноги, но член не вытащил, а еще два раза загнал, в ставшую узкой пи…денку.

Кончала Ленка бурно. Ее сначала выгнуло и подбросило вверх. Она громко ахнула, а затем все тело стало сводить судорогой. Женщина громко застонала, но вовремя спохватилась и чтобы не закричать во все горло, прикусила зубами свою нежную, маленькую и очень красивую руку. Оргазм продлился секунд двадцать. Но и после, когда судороги отпустили, партнерша продолжала некоторое время дергаться на члене, как рыбка на крючке. Я терпеливо ждал, не давая ей «сорваться с крючка»…

Однако дольше заниматься сексом в лаборатории становилось рискованно. Обед подходил к концу и в любую минуту сюда могли попытаться войти другие сотрудники нашей или какой-нибудь другой лаборатории. Поэтому, когда Ленка, нанизанная на член, затихла, я попытался вытащить его из нее. Однако моя попытка привела к ее протяжному стону и мольбе, чтобы я не выходил из нее. Но я не внял ее мольбе, вынул член и убрал его в штаны, натянул на нее трусы и опустил задранную юбку. Ленка повернулась и спросила:

- Зачем ты это сделал?

Я объяснил, можно сказать, разжевал. Но подруга не унималась.

- Но я хочу еще. Мне этого мало! Хорошо, но мало!

- Потерпи, — успокоил ее я. — Сейчас мы перейдем в другое, более уютное для подобных утех место.

Я достал из кейса заветные ключики от комнатки, где мы постоянно трахались с Юлькой. Их я изготовил, сделав слепок на специальном пластилине с месяц назад. Но решил воспользоваться ими впервые. Я напрягся, открыл дверь и кивком головы позвал за собой Ленку. Та охотно пошла следом. Добрались до заветной комнаты довольно быстро. Дверь легко открылась, и мы проникли туда, не производя излишнего шума. Я закрыл дверь на ключ, оставив его в замочной скважине, и обернулся, к сгорающей от нетерпения любовнице. Та уже самостоятельно задрала свою юбку и отстегивала резинки пояса от чулок. Я тоже начал раздеваться, освобождаясь от штанов и трусов.

Оголились мы одновременно и Ленка, было, снова повернулась в «раковую» позу, но я, поводив членом по всей ее вульве от анального отверстия до лобка и обратно, развернул женщину лицом к себе и посадил на стол. Сообразив, как ее хотят трахнуть, подруга широко развела свои ноги. Возбужденное и уже оттраханное влагалище было раскрыто, и мне, как и у многих других любовниц, удалось хорошо рассмотреть его внутреннее строение. Принципиально оно ничем не отличалось от других, но я увидел, как там внутри бьется ее похоть, страсть, безудержное желание заполнения пустого пространства. Такого явного проявления страсти и экстаза не видел никогда.

И я, взбудораженный увиденной картиной, засадил в ее вагину свой одеревеневший, показавшийся мне самому огромным, член. Ленка зашлась в крике. Я расслышал, как она прокричала:

- О, какой он у тебя огромный! Проткни меня им насквозь!

Откуда у нее нашлись такие слова? Наверное, насмотрелась порнухи…

Правда, они подстегнули мое воображение. Я стал яростно загонять в нее член и медленно выходить и вновь, словно, действительно, желая проткнуть женщину, загонял его внутрь по самые яйца. При каждом таком жестком проникновении, Ленка вскрикивала:

- Продолжай, продолжай, прошу! Только не останавливайся!

Я и не думал останавливаться, но природа взяла свое. Чувство подступающего оргазма пришло и только усилило мой экстаз. Мои фрикции, продолжая проникать в самую глубину ее нутра, стали чаще. Подруга, поняв, что я на грани, не переставая стонать и вскрикивать, успела лишь произнести:

- Кончай в меня, в меня, в меня!

Член и не ждал подобного разрешения. В беременную бабу кончать для мужика всегда в удовольствие. Пройдя по стволу и вызвав в моей голове взрыв, из его маленькой дырочки с силой вырвалась первая струя. Затем последовала вторая и третья. От избытка эмоций я зарычал. Стало легче. Потом по всему телу разлилась нега, и пришло безразличие. Однако я сразу отметил для себя, что член остался стоять колом и лишь слегка потерял свою твердость. Я не стал смаковать свой оргазм, а, опамятовав от него, начал новый раунд полового совокупления.

Даже, находясь в перевозбужденном состоянии, Ленка удивилась:

- А разве такое бывает, чтобы мужчина, кончив, смог продолжить половой акт?

- В жизни всякое бывает, — философски заметил я, продолжая «пялить» подругу.

- Со мной такое впервые, — сквозь прерывистое тяжелое дыхание проговорила женщина.

- Бог ты мой, какие твои годы! — воскликнул я и произнес традиционную в таких случаях фразу. — К тому же, всегда что-то у кого-то случается впервые. Когда я одной девушке рвал целку — для нее это тоже происходило впервые.

— Кстати, в меня можешь кончать без опаски. Я уже беременна от мужа, — запоздало призналась мне подруга.

И застонала, а ее ноги обвили мой пояс и, замкнувшись на пояснице, привлекли меня ближе к ее попе. Одновременно с ногами, руки подруги легли поверх моих рук, зафиксированных на ее грудях. И стали руководить и подсказывать моим рукам, каким образом следует действовать, чтобы доставить ей наибольшее удовольствие. Пришлось менять и стиль сношения. Взятый в плен ее ногами, я уже не мог позволить себе далеко, до головки, вытаскивать член наружу и со всей дури загонять его во влагалище. Пришлось довольствоваться короткой дистанцией. Однако фрикции оставались резкими, но стали более частыми. Видимо этого хотела Ленка, потому что вскоре ее стоны переросли в тихий протяжный вой, а затем наступил «момент истины». В этот раз женщина, не сдерживаясь, накричалась досыта.

Она кончила, а я не успел, вернее, мне до оргазма было еще далеко, потому что вторая моя «палка» долго гоняла бабу. Обычно, на второй каждая, за редким исключением, кончала. Поэтому, дав ей передохнуть, но, так и не вынув из подруги члена, я продолжил трахать свою партнершу, правда, уже в другой позе. Я положил ее на бок, заставил подогнуть к животу ноги и, не разводя их, начал ритмично засаживать «челентано» в пиз…денку. Минуты две у Лены отсутствовала какая-либо реакция на мои действия, но затем она простонала и дыхание участилось. Я продолжал свое дело, не меняя ритма и темпа — знал, что таким образом быстрее добьюсь желаемого результата. Еще через три минуты дыхание женщины стало тяжелым, постанывания участились. Она даже протянула ко мне руку, чтобы точнее определять начало входа в себя и, конечно, контролируя и не давая члену выскочить полностью из влагалища.

А перед тем, как кончить в очередной раз, стала поглядывать на меня через плечо, и стонами, и тяжелым прерывистым дыханием, стала давать понять мне, что она вот-вот разрядится в третий раз. Видимо, женщина хотела, чтобы я усилил темп, но у меня был другой план. Я хотел, чтобы предоргазмное состояние продлилось еще, поэтому темпа менять не стал, но сменил ритм. Сделал его более жестким и резким. И это принесло результат. Женщина вновь кончила бурно и ярко. Ее протяжный крик длился, наверное, секунд пять. Затем настал черед прерывистых криков, которые случались при каждом выплеске очередной порции женского сока. Член залило жаркими выделениями. Во влагалище захлюпало, потому что какое-то время я еще продолжал трахать ее «киску», хотя даже не чувствовал, куда им втыкаюсь. То ли от того, что пи…денка стала очень скользкой, то ли от того, что она при оргазме слишком широко раскрылась, но членом абсолютно не чувствовал контакта с ее писечкой. Я даже посмотрел, а не завял ли мой «челентано» от перетраха. Оказалось, нет. Он все также твердо и победоносно торчал и попадал туда, куда нужно. Просто «киска» подруги была настолько мокрая и скользкая, что контакт, словно, отсутствовал.

И вдруг взгляд упал на дырочку, которая в данный момент находилась ближе ко мне. И эта дырочка, хотя ее никто даже не трогал, тоже была приоткрыта. Конечно, анальное отверстие сильно не раскрылось, но, видимо, в процессе неоднократных наших сношений, моя и Ленкина смазка стекали к нему и постепенно размягчили и расслабили вход в попку. От подобной картинки и от потери контакта с писей подруги, родилось желание проникнуть в более тесную дырочку. И пока партнерша находилась в состоянии транса от оргазма и очень удобно лежала, я, вытащив великолепно смазанный член из вагины, быстренько проскользнул в ее «ждущую» прекрасную задницу. То, что мой член у нее в попе, она, либо не сразу заметила, либо не посчитала сразу объявлять. То ли думала, то ли привыкала…

Однако когда я начал двигать им, загоняя его все глубже и глубже, Ленка решила-таки озвучить свое отношение к происходящему. Она не закричала, возмущенно не зашипела, а просто сказала:

- Мог бы спросить разрешения. Все-таки я хозяйка этих дырочек!

- Извини, но я тебе потом расскажу, почему я так поступил. А сейчас, давай не будем отвлекаться. Впрочем, если тебе больно и неприятно, то я готов прекратить анальный секс.

- Удивительно, но не больно даже не неприятно, правда, довольно необычно. Хотя, если тебе уж так невтерпеж распечатать мою попку, то сегодня можно и поэкспериментировать.

Получив «добро» от партнерши на ее задний проход, я активизировал свои действия. Конечно, я не стал долбить ее «очко», как «киску», но засовывал глубоко и ритмично. За все время, пока мой член трахал ее попу, женщина не застонала, ее дыхание не участилось, но ее поза была напряженной. Она, словно, прислушивалась к собственным ощущениям и одновременно раздумывала, а стоит ли заниматься анальным сексом вообще или эти занятия допустимы только со мной?

Когда я кончил и вытащил член из анального отверстия, из которого сразу же стала вытекать сперма. Спустил я в нее приличную порцию «семян». Она, расставив ноги, долго ждала, пока «сгущенка» из нее вытечет. Затем, когда оттуда перестало капать, Ленка достала салфетку и промокнула ей попу. Не одеваясь, она повернулась ко мне передком и напомнила:

- Ты мне что-то обещал рассказать…

- Извини еще раз, но по личному опыту межполовых взаимоотношений понял, что в сексе женщина не желает выказывать себя развратной тому, кому не слишком доверяет или напротив, тому, кто ей очень дорог, к кому она питает какие-то чувства, предполагает хорошую перспективу дальнейших взаимоотношений. Даже, несмотря на то, что существует поговорка: «Не дашь — ты сука, а дашь — ты блядь», по природе осторожная женщина всегда балансирует на грани дать — не дать, а если дать, то до каких мест допустить, чтобы не уронить своего достоинства, чтобы не выглядеть слишком опытной или, не дай Бог, прослыть потаскушкой.

- Верно. Я тебя допустила во все свои дырочки, но с самого начала настраивалась тебе на минет. Конечно, после анала я его делать не стану…

- Почему? Мы можем пойти с тобой в туалет, где ты сама лично тщательно вымоешь член с мылом. Правда, прежде чем ты решишься на минет, я хочу сделать тебе кунилингус.

- А это еще что такое? — удивилась подруга.

- Раздвинь ножки и поймешь, и даже почувствуешь, — попросил я, предвидя, какова будет ее реакция на мои ласки. И не ошибся.

Сначала, когда я только залез головой между ее ляжек и прикоснулся губами своего рта к ее половым большим губам, она от неожиданности и, может быть, от смущения вскрикнула. Однако мой поцелуй становился более настойчивым и превратился во «французский», с проникающим действием языка, который пролезал во все дырочки и щелочки. После этого женщина начала проникаться новизной ощущений и остротой наслаждений. Переход от участившегося дыхания к тяжелому и со стонами, произошел скачкообразно. А еще через минуту переносить муки сладострастия Ленке стало невыносимо, не помогали и стоны. И она начала что-то бормотать несуразное, несвязанное. Фразы произносились отрывочно, на вскриках или хрипах, переходящих в шепот и внезапно переходящих в крик. Ее руки терзали ее собственную грудь и соски, но и это не помогало. И тогда в экстазе подруга схватила меня за голову и с силой вжала ее в свою вульву, затруднив мои действия. Однако вскоре, поскольку я не прекратил ласк клитора, эмоции снова взяли верх и, изнемогая от похоти, находясь в предоргазмном состоянии, женщина перешла на мольбы и крики:

- Я схожу с ума! Мое сердце сейчас остановится или разорвется! Гад, что ты со мной делаешь! Продолжай, продолжай! Языком здесь, да здесь, сильнее, сильнее! Так, так, милый, дорогой! Нос, засунь свой нос в мою дырочку! Глубже, глубже! Повращай им там, так, так, да, да, да!

Наконец, ее скрючило, прошла судорога, все тело содрогнулось — от головы до кончиков пальцев на ногах, и Ленка, зайдясь в крике, кончила. Из писи толчками стал выплескиваться сок, орошая половые губы и постепенно стекая к попке. Наблюдать за женским процессом оргазма было упоительно! К тому же, я еще раз убедился в правильности своих наблюдений, а именно, что губы рта женщины очень схожи с ее большими половыми губами. У Ленки, например, губы рта были яркие и полные. Такую же полноту, да и величину имели и ее наружные половые губы. Поэтому, в принципе, глядя на рот женщины, можно было судить и о форме и строении ее «киски».

Дав ей отдышаться и, получив массу восторженных и благодарных взглядов женщины, мы оделись, более или менее привели себя в нормальное состояние и покинули комнату. Заперев «приют любовников», я целенаправленно двинулся к туалету с рукомойником, чтобы промыть член. Дошли мы до туалета быстро, и я за руку, почти силком, затащил туда, упирающуюся подругу. Чтобы достать стоящий член из штанов, понадобилось не просто расстегнуть ширинку, а приснять их. Я вложил его в руку Ленке и сказал:

- Если не передумала с минетом, то тщательно вымой член, желательно с мылом.

Женщина осторожно, даже нежно, стала обмывать мой «инструмент» словно, боялась разбить его или испортить. Намылила. А когда начала очищать его с мылом, слегка его подрачивая, стало так хорошо, что я чуть не кончил. В ее нежных ручках член скользил, как в мокрой писе или во рту. Но она так сосредоточенно это делала, ее полные сексуальные губки так смешно сложились в дудочку, что меня разобрал смех, и он перебил мое предоргазмное состояние. Конечно, я не рассмеялся вслух, но нежная комичность ее лица рассеяла мое внимание на процессе омовения члена. После того, как она обмыла водой намыленный пенис, женщина внимательно осмотрела его со всех сторон и произнесла:

- Удивительно, но он у тебя до сих пор стоит и очень твердый. Я хочу, чтобы ты кончил мне в рот. Я хочу узнать вкус твоей спермы.

- Ну, это как пойдет, — не стал обещать я. — Все будет зависеть не только от моего желания кончить в твой ротик, но и от того насколько умело ты сможешь совершить минет.

После моих слов, Леночка, ни слова не говоря, присела на корточки и взяла «дудочку» в рот. К моему удовольствию «дудеть» она умела. Во всяком случае, ни разу ее зубы не задели головку пениса или его кожицу. Зато ее полные губки очень умело засасывали его внутрь очаровательного ротика, где в ласки подключался мягкий шершавенький язычок. Красивые, большие, широко расставленные глаза женщины внимательно и с обожанием глядели на меня снизу вверх, одновременно отслеживая мою реакцию на ту или иную ласку.

Я кончил от одного Ленкиного взгляда! Слил столько, что далеко не все она смогла проглотить. Сперма вылилась ей на лицо, но она, зная о свойствах, размазала ее по нему. Женщина высосала из меня все до последней капли, а затем еще вылизала член так, что он заблестел от чистоты. Но не упал! Подруга удивленно посмотрела на меня, ничего не сказала, но умыться не забыла. Кожа ее лица разгладилась, стала нежной, как у младенца.

- Господи, какая вкусная у тебя сперма! — проговорила, наконец, Ленка. — Пила бы и пила ее, а что оставалось, размазывала бы по коже лица, и шеи, и груди. Твоя сперма лучше всякого крема или увлажнительных мазей.

- Разве только моя? Я слышал, что вообще мужская сперма полезна, как для приема внутрь, так и снаружи.

- К сожалению, не у каждого и не для каждой. У некоторых женщин на нее аллергия, а у некоторых мужчин она противная на вкус и аллергичная.

- Я о таком даже не слышал. Ни от одной женщины. И не читал ни в одном медицинском журнале.

- Я и сама никогда бы не узнала об этом, но мне «очень повезло»! У меня с мужем такая ситуация…

- А медицина, что она говорит?

- Он не хочет обращаться к врачам…

- А как же твоя беременность?

- Не знаю. Врачи сказали, что кишечник и матка — это две разные системы. Однако приняли во внимание такой факт.

- Ладно, надейся, что все обойдется. Ну, а то, что невозможно с мужем, восполнишь со мной, — произнес я и напрягся в ожидании ответа.

- То есть ты не против трахать беременную сотрудницу? — иронично спросила женщина.

- Конечно не против!

- Это хорошо. А что ты собираешься делать с ним? — и она нежно дотронулась до моего все еще стоячего члена. — Говорят, что такое состояние вредно для мужчины.

- А ты разве не хочешь продолжить? — поинтересовался я и мельком взглянул на часы.

Прошло ровно два часа с момента приема капель.

- Нет. Я и так заполнена и снизу и сверху твоей спермой. Да и устала так, что даже ноги трясутся. На сегодня с меня хватит, — ответила Лена.

Действие капель закончилось.

- Ну, тогда я не знаю, — признался я. — Наверное, пойду, найду Генку, и мы с ним тяпнем, чтобы снять напряжение. Может быть, поможет… — предположил я, с трудом натягивая трусы и штаны.

- Удачи тебе, — хихикнула партнерша, осторожно выходя из туалета.

Но в коридоре никого не было. Она ушла. Я вышел из туалета через минуту, уже без опаски, что меня кто-то увидит. Пошел перекурить свой стояк.

В курилке наткнулся на Юльку, которая сразу же углядела, что в штанах у меня «комок нервов».

- Это у тебя, что там такое? — ухватившись рукой за член, благо никого, кроме нас там не было, поинтересовалась подруга.

- «Хотюньчик», — не смущаясь, ответил я. — Увидел тебя и сразу так чего-то захотелось!

- Ах ты, безобразник! — не отрывая руки, заулыбалась женщина. — Так это легко исправить!

И мы, конечно, исправили. Кстати, подруга заметила, что, видимо, от избытка желания мой член сильно увеличился в размерах. Я ее драл три часа, пока «дружок» не отказался вставать. Правда, к тому времени, Юлька тоже вымоталась до предела…

После этих событий мы спаривались с Ленкой в течение четырех месяцев, несмотря на выросший у нее животик, но к каплям я уже не прибегал. А затем она ушла в декрет, родила и больше мы с ней так и не увиделись.

Капли, которых в пузырьках было «кот наплакал», уже после того как Ленка ушла в декрет, я использовал еще только раз с Татьяной из Подольска и то ради того, чтобы она испытала восторг от секса и преодолела психологический барьер фригидности. Барьер она преодолела с успехом. Правда, после этого Татьяна воспылала ко мне не на шутку, но я сумел тактично охладить ее страсть.

А через два с лишним года, как был женат, в конце апреля, случайно, вечером, навещая в очередной раз мать, повстречал на остановке троллейбуса бывшую одноклассницу.

Не виделись мы с ней давно, поскольку после четвертого класса она перешла в другую школу. С тех пор Лида превратилась из стройной девочки в стройную и симпатичную женщину. Мы с ней были одногодками. Но она всегда казалась мне строгой и недоступной. Не могу сказать, чтобы мы были хорошо знакомы, но вполне достаточно для того, чтобы между нами на остановке завязалась беседа.

«Здравствуй — здравствуй! Как дела? Как семья, есть ли дети?»

Кое-что я слышал о ней, но знал немного. Знал, что она давно замужем, что есть ребенок, работает, что, вроде, собиралась родить еще. Вот, в общем-то, и все. За такой срок многое могло измениться…

Я всегда чувствовал, что нравлюсь Лиде, что она очень положительно относилась к моим занятиям спортом. Сама хорошо бегала короткие дистанции. Не скрою, она мне тоже нравилась, как человек, да и как девочка. Сейчас Лида, хоть и была одета, напомнила мне Валентину.

Эта похожесть сначала заставила меня погоревать, а затем, скажем, расположила к более откровенному разговору. Почувствовав это, разговорилась и женщина…

Я рассказал про развод, про любовь к женщине. Она, когда начались мои откровения по поводу любви к женщине, с большим интересом стала слушать и как-то странно посматривать. Затем, когда я поведал, что женщина так и не решилась на развод, сказала:

- Я, наверное, тоже не решилась бы, и первопричиной моей нерешительности тоже стал бы ребенок.

- Да, все мы максималисты. Как там говориться? Что дорого — не бережем, а потерявши — плачем. А ведь живем-то всего один раз! А у тебя такого не было?

- Нет. Мы с мужем, тогда еще с будущим мужем, сошлись уже в более зрелом возрасте. И не скажу, чтобы по большой любви. Чувства, конечно, были с обеих сторон, но у меня к нему они были больше из-за его молодости. Он ведь моложе меня на два года, даже на два с половинкой. А у него ко мне, кажется, потому, что женщина, которая старше, более доступна в физическом плане, поскольку уже достаточно понимает, что нужно мужчине от нее, да и самой хочется не только ласки, но страсти, да и семьи тоже. Хотя, думаю, он, имея физическую близость со мной, не стал бы спешить со свадьбой, если бы я не забеременела.

Беседуя, мы немного отошли в сторону от троллейбусной остановки. За разговорами, не заметили, как начало темнеть и стало прохладно. Одетый в легкую курточку почувствовал, что начинаю мерзнуть, да и собеседница, на которой был тонкий плащ, стала поеживаться от холода. Заметив это, я предложил:

- Слушай, у нас идет такой интересный и хороший разговор, что жаль его прерывать. Однако похолодало. Может быть, зайдем в какое-нибудь ближайшее кафе, попьем горяченького, согреемся?

Глянув на часики на руке, Лида согласилась. К моменту нашей встречи «пересройка» только началась, но кооператоры, воспользовавшись ее льготными условиями, пооткрывали в Москве множество кафе и забегаловок. Одним из таких кафе мы и воспользовались.

Народу в зале было мало, места за столиками имелись только стоячие, меню стандартно-ограниченное. Однако цены здесь смотрелись умеренными, а главное внутри было тепло. Я взял себе кофе и бутерброд, а Лиде по ее просьбе купил сок и калорийную булочку. За столиком наш разговор снова оживился. Оказалось, что семья Лиды, получила квартиру, где в данный момент частично своими силами шел ремонт. И на время ремонта она съехалась с братом…

- А ты, каким образом женился? — спросила женщина.

- Это моя вторая жена. Я решил, что она мне подходит, да и забеременела она от меня…

- Да, наши судьбы странным образом, то сводят нас вместе, то разводят в разные стороны, — задумчиво проговорила Лида.

- Наверное, это происходит потому, что кто-то из нас спешит жить, а кто-то долго раскачивается, приноравливается, вслушивается в себя.

- В последнее время многое изменилось.

- Что именно ты имеешь в виду?

- Взаимоотношения людей, любовь, верность, отношение к сексу, — нисколько не смущаясь рассуждала Лида.

Мне нравился ход ее мыслей. Поэтому в голову пришла идея, а не капнуть ли ей в сок пару-тройку капель средства, которое, кстати, находилось у меня во внутреннем кармане куртки и, которые я собирался добавить сегодня в какое-нибудь питье Светке-соседке. «Вот кого можно развести на секс! Со Светкой я и так смогу перепихнуться, а вот с Лидой…»

Однако идею еще требовалось воплотить в жизнь. И я придумал. К тому времени мы уже «умяли», она булочку, а я бутерброд, но кофе и сок больше чем наполовину наполняли наши стаканы. Выложив на столик деньги, я попросил:

- Слушай, не в службу, а в дружбу купи мне еще один бутерброд, а себе, что захочется…

Не удивившись моей просьбе, Лида, взяв деньги, пошла к стойке выдачи заказов. К стойке я стоял спиной, и она закрывала от посторонних глаз мои действия. К тому же, рядом с нами никого не было, да и в кафе в это время почти никого уже не оказалось. Без опаски я достал наполненную пипетку и капнул в сок женщины три капли. Достав другой пузырек, капнул и себе…

Быстро оглянулся, но ни одного подозрительного взгляда не заметил. Лида в этот момент расплатилась и забирала заказ, лежавший на тарелочке — бутерброд и сладкая булочка. «Сластена! — подумал я. — Надеюсь, ты сегодня насладишься на славу!»

Ничего не подозревающая женщина вернулась за столик. Мы благополучно съели все без остатка и допили до последней капли. Подруга посмотрела на часики.

- Пора домой? — полюбопытствовал я.

- Нет, есть еще время, но хочется на воздух, — ответила она.

- А давай я тебя провожу до твоего дома, — предложил я.

- А давай! — улыбнулась она. — Только не до самого подъезда, чтобы потом муж не ревновал.

- Как скажешь, — улыбнулся я в ответ. — Скажешь идти на расстоянии друг от друга, пойдем на расстоянии. Скажешь нести на руках, понесу на руках!

С игривым интересом посмотрев на меня, Лида сдержанно ответила:

- Не станем бросаться в крайности, а будем придерживаться «золотой середины».

«Посмотрим, как ты ее станешь придерживаться минут через десять», — подумал я. Мы вышли на воздух и не спеша пошли по направлению к ее дому. Идти до него, в таком темпе, было минут двадцать пять, тридцать. Однако чтобы дойти до него, следовало пройти через парк. Его я знал с детства. Знал каждую тропочку, каждый кустик, каждый холмик. Парк хорошо освещался, но там имелись места, где можно было при большом желании даже заняться сексом.

Шли, разговаривали. Женщина чему-то улыбалась, даже взяла меня под руку, объяснив, что на каблуках боится оступиться. Мы дошли почти до середины парка, когда ее начало знобить.

- Замерзла?

- Да, что-то прохладно…

- Ты разрешишь тебя обнять? Станет теплее…

Лида согласилась. Я осторожно обнял и слегка прижал ее к себе. В штанах вырастал «банан». Да и ей мое объятие не помогло. Наоборот подругу стало знобить сильнее.

- Что с тобой? — участливо поинтересовался я.

- Не знаю, — призналась женщина. — Что-то мне не по себе…

Она стала оглядываться в поисках чего-то.

- Ты что-то ищешь? — снова спросил я.

- Да, здесь где-то должен быть туалет, — тихо призналась она.

- Так вот он, слева от нас! — показал я в темноту.

Лида быстро последовала в указанном мною направлении. Из темноты появились очертания темного здания общественного туалета, который к несчастью оказался закрытым. Подруга в отчаянии посмотрела на меня.

- Вон, видишь кусты рядом с деревом. Иди туда и отведи душу. Или ты собираешься терпеть, пока мочевой пузырь не лопнет?

Женщина послушно отправилась в темноту. Виделся только ее силуэт, ну и, конечно, все действия, которые она производила прежде чем пописать. Задрала одежду, сняла с себя, что полагается, присела. Струя из нее ударила не шуточная, потому как я, стоя в более чем десятке метров, услышал знакомое журчание. Мне показалось даже, что услышал, как Лида облегченно застонала.

Однако через какое-то время журчание закончилось, а подруга все не появлялась. Не приближаясь, спросил:

- Ты, как там?

- Не очень, — послышалось в ответ. — Подойди, помоги.

Я осторожно, не понимая, чем смогу помочь только что пописавшей женщине, приблизился, пока в темноте чуть не наткнулся на нее, все еще сидящую на корточках. Правда, вскоре глаза привыкли к темноте, и я в слабо пробивающемся сквозь листву свете фонарей, наконец-то, рассмотрел голову женщины на уровне своего члена.

- Дай мне руку, — попросила она, — а то я не могу встать. На меня навалилась такая слабость, что еле сдержалась, чтобы не упасть.

Я подал руку, Лида нехотя поднялась. Уже достаточно хорошо ориентируясь в темноте, заметил, что трусы, находившиеся выше женских колен, упали к ее стопам. Подол платья спустился к женским коленам. Но вид, не считая трусов, из которых она выпуталась и отшвырнула в сторону, словно, ненужную вещь, был вполне приличным.

- Голова не кружится? — встревожился я, проклиная себя за похотливое желание.

- Нет. Но, ты знаешь, когда писала, то мне показалось, что я кончила, — не стесняясь, откровенно призналась подруга. — И наступила такая расслабуха! Не пойму от чего? Может быть, оттого, что у меня задержка месячных уже четыре недели?

- То есть, ты хочешь сказать, что беременна? — уточнил я.

- Получается, что да, слегка, — хихикнула Лида, но сразу же озаботилась, — а где моя сумочка? Я помню, что повесила ее на один из сучков дерева…

И она повернулась ко мне спиной, ничуть не заботясь о том, что плащ и платье сзади были задраны до пояса. Ее, выделившаяся в темноте белая попа, произвела на меня впечатление, как красная тряпица на быка. Я расстегнул куртку, расстегнул джинсы, спустил их вместе с трусами и с поднятым почти вертикально вверх членом подступил к этой желанной обнаженной попе. В этот момент Лида нагнулась, якобы в поисках своей драгоценной сумочки. Перед глазами мелькнули две белые ягодицы, между которыми чернела пустота. В эту пустоту я и направил свой член.

И сразу же попал в цель: мокрую, жаркую и мягкую. Женщина только ахнула, принимая в себя мое естество, и сладострастно забормотала:

- Ну, наконец, догадался! Я уж думала, что придется брать инициативу на себя.

- Я просто никак не мог решиться. Вдруг обиделась бы…

- Конечно, обиделась бы, если не задвинул бы своего «Петечку» в мою «Машеньку».

Пока она выговаривала все это, не переставая периодически постанывать от удовольствия, я производил внутри нее возвратно-поступательные движения.

- Какой он у тебя, однако, большой и твердый! Никогда бы не подумала, исходя из твоих габаритов. О, так, так! Можно глубже! Да! Еще, резче, энергичнее! Да, продолжай, не останавливайся!

Произнося это, подруга делала встречные движения, нанизываясь на член. Но неожиданно тихо пискнула и стала дергаться на нем, вызывая у меня встречное желание, спустить в нее накопившуюся сперму. Однако сдержался. И только дав ей полностью разрядиться, начал яростно долбить Лидку, чтобы окунуться в свой оргазм. Не ожидавшая таких энергичных действий с моей стороны, женщина, влагалище которой после собственного оргазма, все еще оставалось очень чувствительным и возбужденным, чуть не зашлась в крике. Однако не успела, я кончил и так зарычал и застонал, будто оборотень, настигнувший свою жертву.

Дав мне слить в себя весь мой запас до капли, партнерша к своему удивлению осознала, что мой член не вывалился из нее мягкой мокрой тряпочкой, а все еще торчит в ней, готовый трахать ее писечку дальше.

Оставаясь в согнутом положении, женщина поинтересовалась:

- Так ты разве еще не кончил?

- Кончил, — успокоил я ее.

- Тогда я не понимаю или чего не знаю?

- Да, не знаешь, — признался я. — Твоя страстность и раскованность, твои сексуальные желания и слабость в конечностях — это действие «волшебных» капель для женщин. А мой стояк — это действие подобных капель, только для мужчин.

Хмыкнув, но, не сделав ни единого движения, чтобы освободиться от воткнутого в нее предмета, подруга сделала вывод:

- Фактически ты меня изнасиловал.

- Ну, не совсем, — попытался возразить я, но не вышло.

- Да, что уж там не совсем. Еще как совсем! Поэтому, если ты не продолжишь меня насиловать, то я сдам тебя в милицию. Никогда не думала, что изнасилование может так нравится.

- Так это потому, наверное, что тебя до меня никто не насиловал, — предположил я.

- Верно. Поэтому ты не имеешь права испортить первое впечатление! Это, как лишение девственности. Понравилось — даешь мужчинам дальше. Не понравилось — приходишь к мысли о лесбиянстве.

- И многим ты давала?

- Нескромный вопрос, но отвечу. До мужа был один, муж, потом еще один на отдыхе и вот сейчас ты. Много?

- Для женщины нормально. У некоторых и того нет.

- Так я женщина симпатичная, привлекательная, а не какая-нибудь страхолюдина!

Я пошевелился, отчего член тоже задвигался внутри ее влагалища.

- О-о-о! Тебе, я смотрю, невтерпеж! Отдохни. У меня от твоей долбежки вся писечка просто горит! Повремени!

- А ты не стесняешься в выражениях…

- Интересно! Странно стесняться, когда стоишь раком с воткнутым в тебя большим членом. Кстати, член у тебя такой большой тоже от капель?

- Скорее всего. Капли вызывают очень сильное напряжение. А тебе это не нравится?

- Наоборот, нравится, но хотелось бы знать, какой он у тебя без их действия…

- Хм, если захочешь как-нибудь повторить, то узнаешь, — закинул я «удочку».

- А ты уже не захочешь? Или ты просто решил сравнить меня с кем-то?

- Нет. Однако с тобой мне очень хорошо! К тому же, видимо, женщины твоего года рождения и комплекции доставляют в сексе наибольшее удовольствие. Я говорю о себе…

- И много у тебя было таких женщин? — полюбопытствовала Лида.

- Я тоже отвечу на твой нескромный вопрос — четыре. Ты пятая.

- А, похожие на меня есть в твоем списке?

- Есть одна, но она моложе тебя и, следовательно, не входит в этот список. Правда, попками вы схожи, но влагалище ее глубже, и она не столь открыто любопытна.

- И ты трахал ее без применения капель…

- Она и так с удовольствием давала. А ты мне без них не дала бы. Семейная женщина в таких делах очень осторожна. Она годами выстраивает барьер отчуждения по отношению к другим мужчинам. Даже если за эти годы муж опостылел или за прошедшие годы секс превратился в редкое явление и стал чем-то обыденным, даже скучным исполнением супружеских обязанностей. Чтобы она пошла на близость с другим мужчиной, ей «крышу» должно снести от чувств, от желаний. И капли только убрали этот барьер. И мысли, которые ты, может быть, гнала от себя, воплотились в реальность. Точнее, ты позволила им стать реальностью. Разве не так?

- Психолог! — иронично заметила женщина, но не возразила, только шевельнула попой и заявила, — Все, я готова к продолжению нашего безумства.

Ее желание сбылось. После третьего оргазма она была близка к сумасшествию. Подруга так перевозбудилась, что забыла, где находится и заорала во все горло. Я тревожно оглянулся вокруг, но в парке, как показалось, мы были одни. Когда ее крик оборвался, она тихо через силу, заявила:

- Все. Я больше не кончу. Не помню, чтобы я когда-нибудь кончала больше двух раз, а сейчас это уже третий оргазм. Капли, действительно, волшебные!

- Ну, в какой-то мере…

- Не спорь! Волшебство только добавляет пикантности ситуации. Именно по волшебству твой член превратился в инструмент наслаждения, а не в брызгающую спермой тыкалку. Благодаря волшебству я, наконец, осознала, что живем мы один раз. Почувствовала это и снаружи, и изнутри. Кожей, разумом и сердцем…

Вынь его из меня, — сказала она неожиданно.

- Ни за что! — заявил я в ответ. — У нас еще целый час волшебного времени, и тебе еще не раз захочется кончить.

- Даже не верится. Но я устала в этой позе. Было бы не плохо где-нибудь присесть, а лучше прилечь…

- Нет проблем! Прилечь не обещаю, но здесь рядом есть очень удобная лавочка, закрытая кустами. Пошли.

- Так мы так вот и пойдем? — удивилась подруга.

- А кто нам мешает? К тому же, лавочка совсем рядом. Кстати, ты не заберешь свои трусы?

- Да кому они нужны! Мне они ни к чему, особенно сейчас. В какую сторону двигаться?

Я, взяв женщину за бедра, направил ее в нужную сторону. Мы медленно приблизились к заветной лавочке. С грехом пополам добрались. Я сел на скамью, подумав в этот момент, что женские трусы сейчас очень пригодились бы моей голой заднице, а Лида, раздвинув ноги, пристроилась на моем паху ко мне спиной и, уперевшись руками в мои ноги, страстно запрыгала на члене. Затем заерзала взад и вперед. Я ей помогал, как мог, ухватившись руками за ее ягодицы.

На лавочке было светлее, и я смог разглядеть, как малые половые губы женщины обволокли член, словно приклеились к нему. Подруга громко стонала и приговаривала:

- Как хорошо, как хорошо! В меня никогда не засовывали таких членов! Суй, суй, не останавливайся! Продолжай, продолжай! Резче, глубже, долби, я сейчас кончу!

Она взвыла, захрипела, ее скрутила судорога. Женские ноги сильно сжали мои, а телом партнерша откинулась назад, продолжая дергаться на «дружке», как рыба на крючке. Отойдя от судорог и слегка успокоившись, прошептала:

- Как же мне хорошо с тобой! Такого восторга я не испытывала еще ни разу!

Ее голова лежала на моем плече. Когда она решила поделиться со мной своим восторгом, то повернула голову. Я тоже невольно повернулся к ней, и наши губы едва не коснулись друг друга. Почувствовав дыхание женщины, не желая сдерживать себя, нежно поцеловал. Она ответила. Нежный поцелуй затянулся, переходя в страстный «французский». Целоваться Лида умела мастерски! Моя рука непроизвольно юркнула между ее ног и быстро нашла клитор. Он был маленькой горошинкой, но располагался очень близко от влагалища.

«Удивительно, — подумал я, — как отличаются друг от друга по физическим данным женщины! У одной вход влагалища с попой практически рядом, а клитор черте где! А у другой писечка четко посредине и клитор тут как тут. У третьей же дырка чуть ли не на лобке, а клитор еще выше! И одна, поэтому никак не может кончить, другая должна тереться о мой лобок, чтобы кончить, а третья кончила уже несколько раз».

Как только мой палец дотронулся до клитора, поцелуй подруги превратился в один страстный засос. Казалось, если бы была такая возможность, то она засосала бы меня целиком, но пострадал только мой язык, который едва не провалился к ней в горло. Стало больно. Одновременно с этим партнерша задвигалась на члене, ерзая на нем взад вперед и совершая круговые движения. Палец, зафиксированный на клиторе, с момента ее движений чуть ли не постоянно погружался во влагалище, соприкасаясь с членом, который я не вытаскивал из женщины на протяжении довольно длительного времени.

Поцелуй, член и палец совместными усилиями вскоре добились очередного женского оргазма. Кончила подруга бурно и громче прежнего.

Возможно, редкие прохожие, которые, быть может, шли по периметру парка, заслышав ее вопли, старались как можно быстрее удалиться от места, где, как могло показаться, кого-то убивали, чтобы не стать случайными свидетелями…

Однако наши с Лидой отношения продлились не долго. Как только ремонт в новой квартире закончился, и она уехала от брата, мы смогли встретиться только раз. Работа, семья, беременность женщины, да и районы, в которых мы с ней проживали, расположенные на противоположных концах Москвы, сыграли плохую роль для продолжения сексуальных утех. А кроме них нас с ней ничего так и не связало…

Зато, я в третий раз встретил свою «десятиклассницу»! Говорят, Бог троицу любит? Впрочем, нет, «Хэппи энд» не ждите в данном мире. Мы следуем параллельными курсами. Существует теория, что параллельные прямые в трехмерном мире не пересекаются, но это в классической Эвклидовой математике. Но в третий раз мне нельзя ее упускать. И я старательно ищу многомерность, где высшая математика Лобачевского утверждает, что где-то там, в пространстве, параллельности должны обязательно пересечься…

Здесь записи на флэшке обрывались. А в конце стояло только одно предложение, написанное большими буквами:

ЛЮДИ, ПОМНИТЕ, ЧЕЛОВЕК ЖИВЕТ ТОЛЬКО ОДИН РАЗ

(КОНЕЦ)


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Моя мать была вдовой около пяти лет. У нас был прекрасный дом в хорошем районе. Я единственный сын, и мы с матерью всегда были близки. Я думаю наша потеря ещё больше сблизила нас. Я высок для своего возраста (мне 18 лет) и хороший ученик. Примерно год назад мамина сестра Бетти переехала к нам, после того как развелась со своим придурком мужем.
   ... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.