Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Я представляю, что это произошло весной: в конце марта или в начале апреля. Только отцвели абрикосы, едва проклюнувшиеся листочки подернули легким восково поблескивающим налетом прихотливо раскинувшиеся ветви деревьев за окном. Утреннее солнце бодрым веселым светом заливало малометражную кухню. Был утренний чай. Воскр... [ читать дальше ]
Название: МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ КАК ЦЕЛОЧКА ПЕРЕСТАЛА ЕЮ БЫТЬ
Автор: arianin (arianin@rambler.ru)
Категория: Традиционно, Остальное
Добавлено: 06-09-2019
Оценка читателей: 6.87


Наконец, — это случилось! В канун 8-го Марта, улучив момент, когда мы остались одни, Леночка-лаборантка спросила:

- Слушай, я тебе нравлюсь?

- В принципе, да, — не стал скрывать я своего интереса.

- А ты не хочешь стать у меня первым мужчиной? — как, что-то само собой разумеющееся, поинтересовалась она.

Не ожидая такого прямого вопроса, я внимательно посмотрел на нее и ответил вопросом на вопрос:

- Интересно, а почему ты это предлагаешь сделать мне? Разве мало интересных парней, которые моложе меня, которые захотят тебя в жены?

- А ты, значит, меня в жены взять не хочешь? — улыбнулась девушка.

- Нет. Я еще не нагулялся после первой женитьбы, да и не хочу я столь молодую жену, чтобы под старость, когда у меня член вставать будет редко, станет мягче и короче, завести себе «оленьи рога».

- Мудро, — похвалила меня Леночка. — Поэтому я и выбрала тебя. К тому же, я слышала, что у тебя большой опыт по части близкого общения с нашей сестрой.

- Понятно. Однако сломать целку мне удалось, кажется только однажды, хотя на роль не траханных подруг претендовали, как минимум, еще три. Так что в этом плане опыт у меня маленький, разовый.

- Не страшно, это меня не смущает, — успокоила меня молоденькая сотрудница. — Кстати, предоставляю тебе еще одну возможность приобретения опыта в подобном нелегком деле.

- Хорошо. Ломать — не строить. Проблема одна — место встречи?

- Ну, неужели у тебя не найдется повода договориться с кем-нибудь из своих друзей или приятелей о свободной квартире на часик?

- Все мои друзья женаты или живут с родителями, но я подумаю…

- Подумай, подумай, — ласково проворковала девушка, дотронувшись своей рукой до моей.

Однако до праздника этот вопрос решить не удалось. К себе приглашать девушку пока не хотелось. Зато удалось созвониться со своим школьным приятелем из параллельного класса, который пообещал предоставить свою «хату» для такого, по его словам, завидного предприятия.

Ждать долго не пришлось. Уже через три дня он позвонил и сообщил, что завтра в обеденное время мы можем приехать, но не более чем на два часа. Я поспешил сообщить об этом девушке. Леночка, услышав, что завтра ее целка будет порвана, заволновалась.

- А это действительно больно? — спросила она.

- Не знаю. Мне целку никто не рвал. А что говорят твои подруги или знакомые, которым уже их порвали?

- В том-то и дело — разное! Одни пугают, что было больно. Другие говорят, что боль, конечно, почувствовали, но кратковременную и быстропроходящую. Зато все в один голос уверяют, что потом, через какой-то промежуток времени, появляется желание все чаще и чаще заниматься половым актом.

- Я тоже не встречал ни одной, которой бы занятия сексом не нравились, — заверил я.

- В таком случае я с нетерпением жду завтрашнего дня! — заверила меня Лена.

- А каким образом нам обоим отпроситься с работы? — вслух подумал я.

- У меня проблем нет. Я сумею отпроситься, — заявила подруга.

- Ладно, я что-нибудь тоже придумаю, — пообещал я ей.

Отпроситься, оказалось, очень легко. К тому же, это была пятница-развратница, а потому «бабка» на мою просьбу уйти, чтобы встретить родственников с Крыма, согласилась без лишних вопросов. Валентина, конечно, была недовольна, поскольку, наверное, рассчитывала, что я поеду к ней домой, где и заночую. Но я и ее успокоил, шепнув, что появлюсь у нее вечером сразу после того, как она приедет с работы.

Из института мы с Леночкой вышли практически одновременно. Спускаясь на эскалаторе к поездам, я начал оказывать девушке знаки внимания. Взял ее руку в свою и не отпускал ее до самой квартиры. А в вагоне поезда даже поцеловал ее несколько раз, правда, в щечки. Подруга от поцелуев разрумянилась. А я задал ей вопрос, который уже долгое время не давал мне покоя:

- Слушай, а тебе, когда едешь в общественном виде транспорта, никогда не приходит в голову мысль при виде симпатичного парня «Этому я бы отдалась!»?

- Бывает, приходит, — не постеснялась признаться Ленка. — А в трусиках становится влажно от подобных мыслей, — разоткровенничалась подруга.

- Волнуешься?

- Волнуюсь. А ты?

- Есть немного, — признался я.

До места, ключи от которого я получил от приятеля вчера вечером, добрались быстро. Хлопот с замком входной двери тоже не случилось. Зашли и оказались в тесном коридорчике двухкомнатной квартиры «хрущебки». Там, не раздеваясь, я впервые обнял девушку, прижал к себе и поцеловал «французским поцелуем». Засос с язычком длился долго и сильно распалил и меня, и подругу. Однако в тесном коридоре трахать ее не стал, а прервав поцелуй, дал возможность и себе, и ей освободиться от верхней одежды и обуви. Впрочем, возбуждение не прошло, а только усилилось. Девушка, сняв куртку и сапоги, стала милее и соблазнительней. Леночка никогда не числилась в худеньких дамах, но к полным подругам отношения не имела. Все в ней было ладно и в меру. Приличная, примерно, полного второго размера грудь. Приличная по размерам, круглая оттопыренная попка.

Стройные и не короткие ноги, но и не растущие из под мышек. Девушка, как сказали бы на Востоке, была «персик»! И, когда она повернулась, чтобы пройти в маленькую десятиметровую комнатку с раскладывающимся диваном, я невольно залюбовался на ее вид сзади. Захотелось подержаться за попку, которой Ленка умело виляла. И я не стал себе в этом отказывать, но подруга, дав себя пощупать, заявила, что я еще успею подержаться за все ее места, а сейчас необходимо подготовить ложе. Она так и сказала — ложе. Я улыбнулся, но быстро разложил диван. Он оказался не двойным, а полуторным, но по моим понятиям его ширины вполне хватало, чтобы удобно на нем разместиться вдвоем. Из пакета, который Лена притащила с собой, она достала простыню, разрезанный по шву целлофановый пакет и лоскуток от какого-то старого платья. Все это она аккуратно постелила на диван, сняла кофточку, юбку, лифчик и топлес направилась в ванную комнату.

Через минуту я услышал, как в ванной включили воду и тоже начал медленно раздеваться. К моменту выхода девушки из душа, я стоял у дверей ванной, но без трусов. Леночка вышла, обернутая полотенцем, но вся в каплях воды. Увидев меня обнаженным, подруга бросила быстрый взгляд на мой пах и не смогла сдержать удивления.

- Он у тебя такой большой! Особенно головка! Я надеялась, что будет меньше…

- Ничего страшного, — успокоил я ее, — у вагины есть свойство сильно растягиваться и принимать размеры члена почти любой величины. И на самом деле он у меня средних размеров…

- Мне сравнивать не с чем… — скромно призналась девушка.

Возгордившись, что мой член первый, который попался ей на глаза, я прошествовал в душ, а подруга направилась в комнату. Когда я подмытый вернулся к Лене, она уже лежала на спине, на диване с закрытыми глазами и раздвинутыми ногами. Я чуть не рассмеялся от ее позы и готовности отдаться своему первому мужчине. Однако сразу забираться на девушку не стал, а прилег рядом и начал целовать. Подруга с готовностью ответила, а я начал применять «систему ласковых рук», которые ласкали и гладили каждую ее щелочку, разглаживали каждую ее складочку на теле, постепенно переходя от едва уловимых касаний к нежным, но ощутимым поглаживаниям, пощипываниям.

В моих руках оказались сначала ее плечи, затем груди, а пальцы и губы оттягивали и крутили соски, вызывая довольные повизгивания и даже стоны. Но по-настоящему «завелась» Ленка, когда одна моя рука добралась до ее голой попы, а вторая, нежно потрогав половые губы девушки, нащупала ее клитор. Ее «горошина» находилась в напряженном состоянии. И стоило моему пальцу только прикоснуться к ней, как подруга громко и протяжно застонала. Понадобилось совсем немного времени его стимулировать, чтобы у Ленки начался оргазм. Подобный оргазм у женщины я видел впервые. К тому же она так громко и долго кричала, что я начал беспокоиться, как бы соседи не вызвали милицию.

Пока подруга приходила в себя, ждал, а не позвонят ли в дверь, чтобы узнать, почему здесь так кричала женщина? Но никто из соседей не обеспокоился. Успокоившись, я вспомнил, зачем мы сюда пришли и, поняв, что девушка пришла в себя от пережитого, взгромоздился на нее и приставил член ко входу во влагалище. Но стоило мне это сделать, как Ленка снова завопила.

- Ты чего так кричишь? — удивился я. — Я еще тебе ничего не сделал.

- Мне страшно! — призналась она.

- Если ты не перестанешь вопить, я ничего не стану делать. Здесь стены такие тонкие, что все слышно. Соседи подумают, что здесь кого-то насилуют или убивают и вызовут милицию!

- Хорошо, я постараюсь не кричать, — согласилась девушка, дрожа от страха и возбуждения.

И пока она это произносила, я надавил головкой на дырочку, и член легко вошел в ее утробу. Однако, как только головка внедрилась во влагалище, подруга снова закричала. Чтобы не рисковать, я зажал ей рот рукой и впендюрил ей в пи…день член полностью. Ленка задергалась, пытаясь закричать снова, но ее рот, зажатый моей ладонью, издал только громкое мычанье.

«Мычит, как телка!» — промелькнула мысль. Правда, двигаться в ней не стал, а подождал пока мычанье не прекратиться, и телка немного пообвыкнет к новому ощущению внутри себя. Когда она поутихла, я начал медленно в ней двигаться. Член полностью из нее не вынимал, чтобы «персик» поняла и прочувствовала, что ничего страшного в происходящем нет, что уже все позади и пора осознать, смириться и получать удовольствие от роли женщины. Видимо Лена так и решила. К тому же, мои медленные движения ее успокоили, и теперь она лежала, привыкала и прислушивалась к тому, как в ней между ног движется что-то чужое, причинившее кратковременную боль. Однако боль ушла и больше не приходила.

- Ну, как тебе твой первый половой акт? — спросил я ее, продолжая медленные движения. — Боль прошла?

- Да, больно было только в первый момент, а сейчас немного жжет внутри, но уже не больно. И даже я начинаю чувствовать какое-то возбуждение от сознания того, что стала женщиной.

- Ну, положим, полноценной женщиной ты еще не стала, но с твоим темпераментом и чувствительностью, думаю, ты быстро войдешь во вкус.

Сам, тем временем, начал орудовать своим концом, «на полную катушку». Подруга сразу почувствовала изменения.

- О, так значительно лучше! У меня по телу мурашки бегают и такая нега. А ноги, словно не мои…

Однако от полноценных проникновений чувствовал, что долго не продержусь. Терпел, сколько мог, но получилось совсем не долго. Не спрашивая, можно спускать в нее или нет, кончил, слив все до последней капли. Не мог не слить. Это была моя пи…денка, и я имел на нее права, как никто другой. Ленка ничего не сказала, не засуетилась, не заохала. Она просто лежала с закрытыми глазами и улыбалась.

Член обмяк и, уменьшившись, самостоятельно выпал из влагалища. Я приподнялся и увидел, что из отверстия между ее ног вытекает сперма и заметные кровавые выделения. Все это вылилось на тряпочку с целлофаном. Член и даже волосы на моем лобке испачкались в девичьей крови.

- Первым в ванную иди ты, а я следом за тобой, — сказала подруга. — Заодно и приберу тут за собой.

- Особо не прибирай, мы повторим еще раз. Увидишь, что ощущения уже будут другими.

- А больно снова не будет?

- Нет, — заверил ее я, — но жжение под животом продлится до завтрашнего утра.

Я ушел подмываться. Кровь еще не успела засохнуть, а потому быстро смылась. Когда я вышел, новоиспеченная женщина стояла под дверью в ожидании.

- Ты чего здесь делаешь? Зашла бы. Стесняться уже поздно, — усмехнулся я.

- Конечно. Но все равно как-то пока непривычно видеть тебя голым и самой ходить голой под твоим жадным взглядом.

- Тебя такой взгляд смущает?

- И смущает, и радует. Какое-то смешанное чувство стыда и бесстыдства, — призналась Лена.

- Хм, ладно иди в ванну, — сказал я и, когда она проходила мимо меня, не удержался и шлепнул ее по попке.

Ойкнув, подруга скрылась за дверью. Я прошел в комнату. Кровавый лоскут материи уже был убран. Я разлегся на диване. Мягкий член свалился в сторону налево. Как обычно после оргазма он атрофировался и лежал бесчувственным куском мяса на моем внутреннем бедре. Мысль о том, что Ленка может забеременеть, меня не тревожила. Впрочем, почему-то во мне присутствовала уверенность, что подруга от меня не залетит с первого раза, а о втором сексе с ней как-то не думалось.

Ленка долго пробыла в ванной. В ожидании ее я чуть не уснул. Зато когда она пришла, и я увидел ее обнаженную фигурку, член ожил. Ожил, но не встал. Ему требовалась женская ласка. И когда моя женщина легла рядом, я шепнул ей, чтобы она проявила сексуальную активность и ласками восстановила бы эрекцию члена. Подруга не стала ломаться, и ее рука ухватилась за член и начала дергать его вверх. Иного от неопытной в сексе женщины, я и не ожидал, а потому взял ее руку в свою и ее же рукой продемонстрировал, как нужно стимулировать мой конец. Леночка схватила мою науку слету. Мало того, ее нежная маленькая ручка так мягко скользила вдоль ствола пениса, что возбуждение стало нарастать. Но мне хотелось большего.

- А возьми-ка ты его в ротик, чтобы ему стало тепло и сыро, как в твоей писе.

И снова подруга, не сказав ни слова, выполнила мою просьбу. Здесь тоже пришлось объяснять, что не следует обдирать член зубками, а необходимо убрать их за ее прекрасные сексуальные полненькие губы. Вняв моему совету, женщина начала стимулировать конец губами и даже временами посасывать его. Мало того, вспомнив что-то, подруга стала лизать головку, забираясь языком под кожицу, дотрагиваясь до уздечки. Я начал ловить кейф, а отросток увеличился в размерах и затвердел.

Тем временем, Лена вошла во вкус, чувствуя, что доставляет мне удовольствие. Ее ласки стали смелее и интенсивнее. Экспериментируя языком, она находила мои эрогенные места, а затем возвращалась к ним, чтобы, наверное, запомнить наиболее чувствительные места. Однако кончать ей в рот я не собирался, а решил показать, что настоящего наслаждения женщина может достичь только от кунилингуса.

Для этого я высвободил член из ее рта и, целуя тело подруги, спустился к ее паху. Раздвинул ноги и покрыл поцелуями ее бедра снаружи и изнутри. Целуя изнутри, заметил, что кровь из писи не выделяется. Однако лезть языком во влагалище не стал, а занялся исключительно клитором. Подобных ласк Ленка от меня не ожидала, поэтому поначалу дернулась, но я не дал ускользнуть ее горошине от моих губ и языка.

И у подруги начался полет. Для нее сегодня стал днем испытаний, днем совершенно невообразимого опыта и крахом девичьих предрассудков о сексе, о том, что женщина должна быть стыдливой, о том, что можно целовать мужчине, а что женщине. Но главное, что поняла Елена, что путь к наслаждению иногда лежит через боль. И эту боль, как и последующее наслаждение, приносит мужчина. И не потому, что он хочет сделать ей больно, а потому, что сама Природа заложила подобное испытание женщине. Своего эмоционального апогея молодая женщина достигла быстро. «Взрыв» снова оказался шумным и продолжительным. И, как и в первый раз, в пришедшую в себя от оргазма женщину, я вставил член. Но уже не замирал и не ждал ее реакции на проникновение, а сразу стал настойчиво двигаться в ней, почти вытаскивая член наружу, а затем погружая его по самые яйца. Конечно, я не стал долбить подругу, но не стал и осторожничать.

Один раз я уже кончил, поэтому знал, что у меня в запасе минут двадцать, как минимум. Но этого не знала моя партнерша! Видимо она рассчитывала, что я кончу через минуту, от силы через две, но прошло пять, затем десять, затем пятнадцать минут, а конца моим в нее погружениям не предвиделось. Правда, к тому времени Лена сама почувствовала возбуждение, от которого возбудилась еще больше. Она, наконец, поняла, почему женщина и мужчина стонут при половом акте. Однако разрядки от акта она не получила, хотя была и близка к этому. Но что-то ей мешало полностью расслабиться и отдаться ощущениям внутри себя. Я тоже не смог кончить.

Впрочем, не жалел об этом. Уставшие от предвкушения наслаждения, мы разомкнули объятия и позволили себе просто молча полежать рядом.

Однако не стоило забывать, что мы находимся в чужой кровати, чужой квартиры, чужого дома. Поэтому, глянув на часы, я заявил, что нам пора отсюда сматываться, чтобы не быть застигнутыми в постели родителями приятеля. Ленка рассмеялась:

- А интересно было бы посмотреть на лица хозяев этой квартиры, если бы они застали нас в таком виде!

- Ничего интересного в этом нет, — возразил я ей, — я попадал в такие ситуации, и это всегда заканчивалось скандалом.

- Нет, скандал нам после таких впечатлений не нужен, — решительно заявила подруга и первой начала собираться.

За ней, сбегав и подмывшись по быстрому, стал одеваться и я. Обошлось без скандала. Мы успели уйти вовремя, уничтожив следы своего присутствия.

Леночку я проводил до метро. Провожать себя дальше она не позволила категорически. Скорее всего, у нее планировалась еще какая-то с кем-то встреча и, она не хотела, чтобы меня увидели рядом с ней. Чмокнув меня на прощание, подруга скрылась в людском водовороте вечно спешащих москвичей.

К Валентине ехать было рановато, поэтому пошел домой. Мать удивилась моему столь раннему возращению, но я соврал, сказав, что ездил в местную командировку, а потому удалось освободиться раньше обычного часа. Мать порадовалась, я пообедал и посмотрел на часы. Наступил час «Х». Валентина, наверное, уже возвращалась домой. Я дал себе еще полчаса передыху, чтобы не стоять у женщины под дверью и чтобы подруга немного пришла в себя после проведенного времени в дороге в «час пик». Но нетерпение нарастало. Не закончивший свой цикл член торопил меня засадить его в чью-нибудь щель, чтобы спустить туда накопившуюся сперму. И я начал собираться.

Мать заметила мои сборы и спросила, куда это я «намыливаюсь»? Я не стал скрывать и ответил, что меня ждет подруга.

- Леночка?

- Нет, — сказал я, — другая.

- Что-то у тебя все больше и больше подруг становится! Избалуешься, не захочется жениться.

- А тебе всеми правдами и неправдами хочется меня женить?

- Мне хочется понянчить внуков! Бывшая ведь не дает возможности видеться мне с внучкой…

Я ничего не ответил матери на ее печали, но подумал, что только ради ее желания понянчиться, не женюсь точно. Собрался, сказал, что возможно ночевать не приеду и ушел.

Этот вечер и ночь с Валентиной стали лучшими за всю предыдущую историю наших отношений с ней. Во-первых, женщина кончила восемь раз! Трижды от кунилингуса, три раза от вагинального соития, один раз от фистинга и один раз от анального секса. Я кончил трижды. Один раз в рот подруги, один раз в ее влагалище и третий раз ей в попу. И если бы не ее попа, то трех оргазмов у меня бы не произошло. Впрочем, рекорда по оргазмам она не поставила, а только повторила, но то, как она подходила к ним и как ублажала меня, чтобы я кончал — это не передать словами. Можно сказать только одно, что в каждое встречное движение, в каждый поцелуй, в каждое полизование и засасывание Валентина вкладывала все свое обожание, страсть и желания, добавленные разыгравшимися в этот день фантазиями, внутренней раскрепощенностью и животной похотью стареющей самки к молодому самцу. Она даже пахла как-то по-иному.

Впервые за время наших отношений женщина произнесла дважды слова «любимый мой». Правда, слова она произносила в моменты, когда вторично кончала от кунилингуса и тогда, когда я вторично кончил в нее. Поэтому я не стал особо доверять словам, но слышать их мне было приятно…

Уже после, когда мы насытившиеся сексом и умиротворенные лежали рядом, подумалось, «а вот те, от кого я жаждал услышать такие важные для меня два слова, я так и не услышал в свое время. И услышу ли когда-нибудь от той, кого доведется, может быть, еще полюбить?»

И в мыслях вернулся к тому, почему так, а не иначе, в сексуальном плане устроены мужчины и женщины? И если о мужчинах я знал практически все, то о женщинах, несмотря на свой опыт, такого сказать не мог. Например, я знал, что мужчинам главное, чтобы женщина с ним в постели была блядью и давала когда он хочет, где он хочет и как он хочет. Я знал, что мужчина любит видеть, как засовывает свой член в вагину, любит смотреть, как он ходит в этой вагине туда-сюда. Я знал, что мужчине нравится, когда женщина стоит в позе «раком» и не потому, что он чувствует при этом над ней какую-то мистическую власть. В этой позе женщина наиболее открыта его взгляду, наиболее беззащитна, а, следовательно, доверяет ему, хочет его и старается как можно сильнее возбудить мужчину, чтобы и самой получить наибольшее наслаждение. Именно на доверие и на ответное желание женщины обращает внимание мужчина, когда вступает в половую связь с женщиной. Он просто не может понять, почему обнаженная и насаженная на его член женщина, начинает воздвигать какие-то искусственные барьеры, говоря, что в рот она не берет, а если и возьмет, то ни в коем случае ей туда нельзя кончать. Мало того, она начинает диктовать, какая поза ей нравится, а какая не нравится. А до попы вообще ее нельзя прикасаться, потому, как в этом случае ей кажется, что ее насилуют…

А чем уж так сильно отличается пи…да от задницы? Мало того, эти дырочки у многих подруг совсем рядом! И невзначай перепутать одну с другой можно легко! В чем уж такая большая разница для женщин? Стесняется запаха? Ерунда! Нет никакого запаха! Мало того, иногда из влагалища так несет «помойкой», что член вянет! Может быть, когда ей вставляют в «очко» она начинает пукать и пускать газы? Вряд ли… не замечал.

Конечно, влагалище более эластично от природы. Оно растягивается до очень больших размеров! В некоторые вагины кулак может влезть. С анусом дело обстоит сложнее, но при хорошей смазке и при нечастом анальном сексе, нет противопоказаний!

Одна из подруг, на мой вопрос, почему она не приемлет, чтобы я трахал ее в попу, спросила:

- А тебе кто-нибудь засовывал палец в попу?

Я признался, что было такое у врача, и мне не понравилось.

- Вот видишь! — заметила она. — Так почему мне должно нравиться, что в мою попу ты засунешь даже не палец, а целый член?

Я тогда не стал спорить и говорить, что если, скажем, ее палец окажется в моей попе, то кто знает, может быть, мне это и понравится…

В принципе, я понял, что многие женщины, если не большинство, попробовав раз с мужем или с трахальщиком анальный секс и, получив болевые ощущения, стараются больше не прибегать к подобному процессу.

Но, в который раз я продолжаю спрашивать, а почему, испытав отрицательный опыт с одним, скорее всего, нелюбимым мужчиной, женщина отказывает другому, даже, по ее словам, любимому мужчине? Тогда, может быть, женщина лжет и ее опыт не зиждется на разовом анальном проникновении, а основан на многократном использовании ее «очка» несколькими членами? Если предположить подобное, то ее нежелание заняться аналом даже с любимым партнером, имеет место быть. Скорее всего, так и есть…

Настоящим возлюбленным часто и во многом отказывают. «Он хороший, он поймет, он меня любит». А с какого такого я должен это понимать и мучиться подозрениями? С какого такого ты давала тем, кто тебя в грош не ставил, а теперь свои «косяки» переносишь на меня? У женщин я не находил ответа, а у мужчин я его даже и не искал.

Почему, например, многие женщины предпочитают мужчин с большим членом? И не от их ли оценок мужского достоинства, мужчины так переживают за размеры пениса! Не ошибусь, если скажу, конечно, да. И, как бы ни уверяли людей сексологи, что размер пениса не играет особой роли, раздавать роли и диктовать правила в сексе это право уже давно присвоили себе женщины.

Но самое интересное то, что женщин всегда было больше чем мужчин! А мужчин с крупными членами и того меньше! И многие женщины, которым достались мужчины с членами от 10 до 12 сантиметров, завидуя обладательницам мужей с большими членами от 16 до 18 сантиметров, придумали, что размер для них не имеет значения. Мало того, они, видя огорчение своих мужчин, лицемерно удивляются, почему это мужчины так беспокоятся о величине своих гениталий. Но сами не упускают возможности шутливо уколоть или грубо унизить мужчину, намекнув или прямо указав на незначительные размеры его органа.

Но больше всего меня интересовал вопрос, а что чувствует женщина, когда в ее влагалище вставляют член и потом, когда внутри нее начинает двигаться толстый или тонкий, длинный или короткий кусок мяса?

Из моих любовниц ни одна не ответила на поставленный вопрос.

Самые большие откровения я прочитал в отчетах западных ученых, занимавшихся исследованиями оргазмов сексуальных пар. Так вот исследованные пары, несколько тысяч пар, расставили приоритеты таким образом:

Во-первых, важную роль играл организм самой женщины. Ее настрой на секс с мужчиной, ее активность в сексе, чувственность ее влагалища и клитора. Впрочем, для процентов 20 представляли важность и другие эрогенные точки.

Во-вторых, важным был опыт обоих партнеров. Их умение наладить психофизический контакт друг с другом.

В-третьих, очень важным оказался при половом акте угол входа члена в вагину, и умение партнеров корректировать его в процессе нарастания возбуждения.

В-четвертых, не последнюю роль играла раскрепощенность партнеров с одновременной сексуальной тактичностью.

В-пятых, взаимозависимость размеров. Заметьте, только «в-пятых!»

Причем, по всем пяти пунктам мнения обеих сторон практически почти совпали! А пятый пункт требует уточнения. Размер члена для женщины является фактором степени возбуждения, ее психического настроя, предвкушения, что этот конец заполнит ее пустое пространство под животом полностью, достанет до шейки матки и добавит женщине чувственных ощущений на 5–10% больше, чем член, который окажется короче ее влагалища.

Однако все испытанные женщины, не менее 6 тысяч, заявили однозначно, что максимальная чувствительность влагалища находится на входе и распространяется на 4-5 сантиметров вглубь вагины. Далее шло 10–14 сантиметров «мертвой зоны», в которой женщины ощущали только движение чужеродного тела и касание матки. Ученые обратились к древнекитайским источникам практики секса, так называемому «искусству императора», в котором говорилось, что для доведения любой женщины до вагинального оргазма необходимо овладеть техникой трех- пяти и девяти коротких толчков и одного длинного медленного проникновения в женское лоно и такого же медленного выхода из него. Короткие толчки предлагалось производить в среднем темпе, но не проникать во влагалище на глубину более 5 сантиметров. Во время каждого обратного движения пенис должен был выводиться почти полностью из влагалища.

Утверждалось, что при таких техниках женщина обязательно испытает вагинальный оргазм, но не менее чем через пятнадцать минут. Правда, овладение подобной техникой требовало большой практики под чутким руководством специально обученных женщин.

Однако среди советских женщин обученных китаянок мне не встретилось, а попытки найти единомышленниц среди европеек не увенчались успехом. Им не хватало терпения. Им требовалось, чтобы их насаживали постоянно глубоко, по самые яйца!

Утром в субботу я поднялся поздно. Да и то потому, что разбудила меня подруга. Валентина уже успела посетить туалет, душ, почистить зубы и теперь ходила по квартире в распахнутом халатике, который накинула на голое тело. Признаюсь, смотреть на нее мне было приятно. Да и запах ее тела будоражил. Однако, несмотря на то, что она прекрасно видела мой «утренний стояк», женщина не спешила заняться утренним сексом.

- Ты проспал свой утренний секс со мной, — подковырнула меня подруга, отвечая на вопрос, почему она не спешит раздвинуть ноги. — Через час, а, может быть раньше ко мне заедет тетка, и я должна буду сопровождать ее в гости. Так что вставай, умывайся, одевайся и поезжай к себе домой.

- А почему ты меня раньше не разбудила?

- Ты так сладко спал…

- Мне было бы слаще, если бы ты сделала минет, а я кунилингус.

- Мы с тобой и так целый вечер и почти всю ночь занимались умопомрачительным сексом. Я не хочу, чтобы у нас с тобой наступило пресыщение друг другом.

Я понятливо кивнул и занялся сборами, но заметил, что Валентина сама не спешит что-то на себя надевать. Полюбопытствовал:

- А в гости ты именно в таком виде собираешься идти?

- Нет. А что тебя не устраивает? — удивилась женщина.

- Меня все устраивает, кроме одного — когда мне лапшу на уши начинают вешать!

- Уж не ревнуешь ли ты меня?

- У меня сейчас нет ни сил, ни желания заниматься выяснением отношений. Ты женщина свободная. Только не забывай, что и я пока свободен…

Хозяйка нахмурилась, но не стала развивать щекотливую тему свободных отношений мужчины и женщины. Сохраняя загадочное молчание, подруга развернулась и ушла на кухню. Меня ее молчание обидело и разозлило. В раздражении я быстро оделся и ушел. Дверью хлопать не стал…

Вернувшись домой, наткнулся на Светку-соседку, которую не видел, наверное, уже с месяц или дольше. Однако Весна, кажется, разбередила и ее душу. И, думаю, не только душу…

Не будучи уверенным, что она ждет именно меня, я поинтересовался:

- Вышла подышать весенним воздухом или раздумываешь, в какой из магазинов пойти?

- По магазинам я сходила, а теперь жду Ирку. Помнишь такую?

- Если речь идет о той самой Ирине, с которой ты была у меня в гостях, то, конечно, помню. Как такое забудешь!

- Ишь, ты! Памятливый какой! Нет, чтобы сказать женщине приятное, что кроме меня тебе никого не надо.

- Так ты прекрасно знаешь, что это будет неправдой!

- Знаю. Но женщине лесть всегда приятна, — призналась Светка.

- С тобой я так не могу поступить. Не хочу стать причиной распада советской ячейки.

- Уже стал. Я подала на развод. Надоел своими пьяными выходками, шлюхами и нищенской зарплатой. Разведусь, возьмешь меня в жены?

Соседка хитро прищурилась, но с интересом ожидала, что я отвечу на ее наглое предложение.

- Неожиданно! Надо подумать, пораскинуть мозгами, прикинуть свои финансовые возможности. Я тоже не миллионер. А на одном сексе партнеры долго не продержатся. Не хотелось бы, чтобы ты через какое-то время заявила своему старому или новому любовнику, что я тебе надоел…

Светка расхохоталась.

- Я услышала тебя! Довольно откровенно, но зато честно. А не боишься, что после твоих откровений, я пошлю тебя, куда подальше?

- Нисколько! На тебе свет клином не сошелся. И раньше или позже, но это произойдет, и мы расстанемся, охладев друг к другу. С другой стороны, мы с тобой соседи и уже близкие люди, которые познали и пока не разочаровались друг в друге. Мало того, нам с тобой не надо переться через всю Москву, чтобы воплотить свои сексуальные фантазии. И, согласись, это очень важно!

- Какой ты логичный! Даже противно! А иногда так хочется романтики, безумных поступков, нежного обожания от партнера, а именно от тебя!

- Извини, но мы тогда с самого начала поступили неправильно. Мы поддались страсти и похоти. И, если ты помнишь, нам обоим это до сих пор нравилось…

- Мне и сейчас продолжает нравиться, — призналась Света. — Но хочется как-то разнообразить наши отношения, например, культурной программой.

- Отлично, кто против? Музеи, кино, театры, выставки — пожалуйста! У тебя на это найдется свободное время?

Светка призадумалась.

- Ну, раз в месяц я могу себе это позволить, — неуверенно сказала она.

- Хорошо, договорились. Тогда я пошел домой. Привет Ирине!

- Передам. А повторить с нами безумную вечеринку нет желания?

- Нет, у меня мать дома…

- Так у меня все в разъездах…

- Я не ожидал сегодня подобного и не готов к такой встрече. Правда, если вы мне предоставите часа два на магазин и сборы, то можно попробовать.

- Попробуй. А я тебя буду ждать. Мы тебя будем ждать, — поправилась она.

- Не обещаю, но постараюсь, — на всякий случай поосторожничал я с обещанием.

Придя домой, я наткнулся на мать, которая собиралась на работу.

- Ты сегодня раньше уходишь? — спросил я ее.

- Почему? Ты смотрел на часы? Уже первый час дня! Кстати, обед на кухне или тебя покормили?

- Не покормили. Спасибо, перекушу…

Я переоделся в домашнее. Зазвонил телефон. Взял трубку. Звонила Аленчик с предложением сходить вечером в кино.

- Пойдем, конечно. Только ты уж извини, но от меня будет пахнуть алкоголем. Мы здесь с приятелями по двору собираемся кое-что отметить. Но пьяным не буду, обещаю.

- Я не против. Когда ты выпивший, то такой нежный и у тебя так соблазнительно блестят глазки. Только пиво не пей, прошу тебя!

- Интересно! А когда я трезвый гляжу на тебя, у меня глазки не блестят?

- Блестят, но как-то похотливо, — хихикнула подруга.

- Ясно. Значит, тебе не нравится, когда я смотрю на тебя похотливо?

- Кто сказал, что не нравится! Очень даже нравится! Мне вообще все нравится, что мы делаем вдвоем.

- Хм, выкрутилась!

Аленчик снова хихикнула.

- Хорошо. Встречаемся в шесть?

- А давай пойдем на последний сеанс, — предложила она.

- Давай. А он во сколько начинается?

- В девять. Билеты я возьму.

- Я так понял, что нужно будет приехать к тебе? Хорошо. А я тебя за это угощу чем-нибудь вкусненьким.

- А почему ты не спрашиваешь на какой фильм мы пойдем?

- Потому что мне все равно на какой, лишь бы с тобой, — польстил я ей.

- Ой, какой ты сегодня галантный и обходительный! Даже представить страшно, что будет, когда мы с тобой окажемся рядом в темном зале кинотеатра!

- Хуже, чем когда мы вдали друг от друга, не будет…

- Это ты правильно сказал, — согласилась она.

Мы распрощались до вечера, но только я успел повесить трубку, как мать спросила:

- С кем это ты так любезничал по телефону?

- С Леной, — ответил я.

- Да, красивая и воспитанная девушка, — сказала мать. — У тебя таких не было.

«Да откуда тебе знать, какие у меня были!» — подумал я.

- Кстати, как у тебя с ней? — продолжила допрос мать.

- Нормально, — коротко ответил я.

- Нормально — это как? — не отставала она.

- Жду, когда забеременеет, чтобы сделать ей предложение, — заявил я.

- Ты это серьезно? — мать замерла на месте.

- Шутка! — успокоил я ее.

- Жаль. Такие девушки нынче редкость. А она стала бы тебе хорошей женой.

«Да, — подумал я, — такой же хорошей женой, как Наташа, которая сама не знает от кого родит». Но матери, чтобы отстала, сказал:

- Поживем, увидим. Не хочу загадывать.

Мать молча согласилась. Вскоре она собралась и ушла на работу. Я с нетерпением ждал этого момента и тоже собрался вслед за ней и выскочил в магазин. Путешествие мое длилось минут сорок. Я купил 2 бутылки крымского вина — «Херес» массандровский, купил торт. За сыром и колбасой в очередь вставать не стал. Уж очень она была длинной! Вернулся домой. Минут десять потратил на обдумывание, как одеться. Решил, раз иду на блядки, трусы не надевать. Надел только видавшие виды индийские джинсы и белую футболку. Посмотрел на часы. Прошло уже полтора часа с момента договоренности о встрече. Можно было идти. Взял ключи от квартиры, пакет с бутылками и торт, захлопнул за собой дверь и поднялся на лифте к Светке. Позвонил. Открыла Ирка.

- Ну, наконец-то! А мы уже заждались! — радостно воскликнула она. — Дай тебя обниму и поцелую!

На ее возгласы в коридоре показалась и хозяйка, как раз в тот момент, когда ее подруга впилась в мои губы своими в долгом поцелуе.

- Ой, какие страсти тут бушуют! — с ноткой ревности воскликнула Светка.

Дав подруге понаблюдать за нашим поцелуем, Ирка, наконец, оторвалась от меня и с подтекстом заявила:

- Еще бы не страсти! Это тебе хорошо — захотела увидеть, раз и спустилась к нему или позвонила, а он, раз и поднялся на лифте. А я его последний раз видела летом или в начале осени прошлого года. Соскучилась!

- Я его тоже больше месяца не видела, — призналась соседка.

- Ну, знаешь, это твои проблемы! Я из под такого любовника не вылезала бы!

- Ладно, чего попусту языком молоть, пошли на кухню. Там уже все готово.

Зайдя на кухню, подивился, откуда чего взялось! Помимо салата «Оливье» и винегрета на столе в тарелках лежала нарезанная колбаса вареная и твердокопченая, сыр, селедка с луком и картошечкой, а в плите явно чего-то жарилось. Однако мои покупки пришлись, как нельзя кстати. И на «Херес» женщины набросились, забыв про водку. Водкой занялся я.

После третьей рюмки, решил сделать перерыв. Попросив разрешения закурить, закурил, получив молчаливое согласие хозяйки. Обе подруги жадно пожирали меня глазами. Я почувствовал себя агнцем на заклании, которого скоро две жрицы разложат на столе и принесут в жертву древнему богу Велесу. Впрочем, так оно и было на самом деле. Дав мне докурить, роль лидера взяла на себя хозяйка. Она без затей взяла меня за руку и отвела в соседнюю комнату, где уже была готова постель, в которой мы и покувыркались. Кончил я быстро, соседка выбралась из под меня и ушла в ванную, а ей на смену сразу же заступила Ирина. Понимая, что я слил дозу в ее подругу, она, став на колени, принялась обрабатывать член ртом, не обтерев его от остатков моей спермы и Светкиного сока. Отсутствие брезгливости в действиях Ирины, наводила на мысль, что подруги би-сексуалки.

Дав ей немного завестись от минета, я приступил к кунилингусу. Оказалось, что женщина уже без трусов и до нельзя мокрая. Пока она старалась оживить член, я начал обрабатывать ее клитор, пристроившись снизу, просунув голову между ее коленок.

Подруга «завелась с пол-оборота»! Пальцы скользнули в женскую щель, а язык начал теребить «бугорок Афродиты». Зная, как и что я сумею сделать, женщина в предвкушении скорого «взрыва» потекла. За счет обильно выделявшейся смазки пальцы легко скользили в вагине. Оттуда частично смазка самотеком стекала между половых губ вниз и попадала с помощью моего языка на клитор. Смешиваясь со слюной, она придавала касаниям мягкое скольжение, что создавало постепенное нарастание возбуждения женщины.

Восстановить член Ирка не успела, так как начала кончать. Ей стало не до минета. Разразилась буря. Стоны, крики, ахи, вздохи и прочие эмоциональные выражения, рвалось из глотки женщины и не прекращались. Причина была во мне, потому как, войдя в раж, я присосался к клитору и не давал ему обмякнуть, заставляя подругу содрогаться от сладострастия. И таки добился ее повторного оргазма, последовавшего через минуту после первого.

У опустошенной разрядками подруги не хватило эмоционального запаса на третий «взрыв». Горошина стала мягкой и атрофировалась, перестав реагировать на ласки. Клитор и член в этом походили один на другого.

После пережитого психологического потрясения, Ирина отвалилась на спину и замерла. Я не стал трогать женщину. К тому же, словно подгадав момент, в комнату вошла Света. Оценив обстановку, она сразу же приступила к минету. И «дружок» ожил! В предвкушении, что ей скоро вставят елду между ног, соседка проявила активность. И член начал расти и крепнуть. И, как только он, по мнению женщины достаточно вырос и затвердел, подруга сразу же забралась на меня сверху и ввела его в себя. Прокачав три раза и, найдя необходимое для себя положение, Светка начала так интенсивно насаживаться на него, как будто хотела проткнуть себя им.

В скором времени ее активность стала приносить свои плоды. Женщина начала получать наслаждение и не смогла сдержать стоны страсти. Она от вожделения перестала понимать и обращать внимание на что-либо, сосредоточившись на чувственных ощущениях внутри себя. Это сосредоточение еще более простимулировало ее и приблизило к оргазму.

Он разразился ожидаемо, но так бурно, что соседка даже не успела соединить ноги. Она просто упала на меня, впившись в мои предплечья, и затряслась в экстазе, потеряв над собой всякий контроль. Инстинктивно пытаясь хоть как-то заглушить крики сладострастия, она прикусила зубами мое плечо. Стало больно, но я, преодолевая боль, так вдул ей между раздвинутых ног, что подруга оставила плечо в покое и заорала во все горло. От ее крика Ирка вскочила, как ужаленная, мгновенно выйдя из посторгазмической нирваны. Я в отместку за укус поддал еще раз!

- Боже! Я сейчас умру от экстаза! — заорала снова Светка. — Он не прекращается! Я кончила уже три раза и наступает черед четвертого! Сделай что-нибудь, останови мои оргазмы, а то я сойду с ума!

Я понял, что подруга не шутит. Но каким образом остановить перманентный оргазм не знал. Однако, на всякий случай, вынул член из ее пи..ды. Но процесс не закончился. Выход подсказала Ирина.

- А попробуй так — поставь ее «раком» и вдуй ей член в жопу. Может быть, болью удастся вывести ее из данного состояния…

Я согласился. Поставил орущую и причитающую соседку в коленопреклоненное положение, приставил головку к анусу и впендюрил туда член по самый корень.

- Ой-ей-ей-ей-ей! Больно! Больно! — закричала Светка. — Вытащи немедленно!

Я вытащил. Оргазм прекратился. Соседка, как подкошенная упала на кровать. Она тяжело дышала и даже постанывала.

- Ну, полегчало? — спросила ее подруга.

- Да, только жопа болит! Он мне там порвал, наверное, все. Надо же так засадить! Со всей дури! — пожаловалась Светка.

- Дай, посмотрю твою задницу — предложила Ирина.

Светка послушно перевалилась на живот. Ее подруга раздвинула ей ягодицы. Я поспешил зажечь свет в комнате. Слава богу, никаких разрывов или кровоподтеков, видимых глазу, я не увидел. Ирка, внимательно рассмотрев ее сфинктер, видимо, тоже ничего «криминального» не нашла. Хлопнув подругу по ягодице, заявила:

- Ничего серьезного у тебя нет. Конечно, засадил он тебе от души, да еще и без смазки. Ну, поболит сегодня, самое большое до утра и пройдет. Зато он избавил тебя от худшего.

- Да, уж… — согласилась Света. — Такое у меня впервые в жизни! Но разве такое нормально?

- Не нормально, но случается. Не у всех. И не обязательно, что может повториться.

- Ой, не дай бог! — испуганно воскликнула соседка.

- Во всяком случае, я знаю теперь, как с этим бороться, — усмехнулся я.

- Нет, ты слышала? — воскликнула возмущенно женщина. — Он еще и шутит! Сначала, чуть с ума меня не свел, затем, чуть не разорвал пополам, а теперь еще и подкалывает! Лучше бы пожалел.

И мы с Иркой стали дружно жалеть Светку. И так дружно жалели, что в конце концов, Ирина уселась на мой член, а соседка своей пи…дой мне на рот.

Обе были повернуты друг к другу спинами.

Зато я мог одновременно наблюдать, как «дружок» входит в одну подругу и выходит из нее и лицезреть, как раздвигаются половые губы моей соседки, открывая в районе ее лобка капюшончик, под которым прячется «горошинка» клитора.

Правда, когда я основательно занялся Светкиным «бугорком Афродиты», видеть, что вытворяет Ирка на члене уже не смог. Только ощущал. Ощущения добавляли возбуждения, но не стимулировали оргазма. Может быть, еще и потому, что я слишком увлекся кунилингусом.

Страхи повторения «перманентного оргазма» у соседки не оправдались. Она хоть и порыдала, и поорала во время оргазма, но продлилось это не долго. На том подруга и успокоилась.

Ирка же, насаживаясь на член, умудрилась кончить дважды, правда, с небольшим перерывом, но, не слезая с него.

Четыре часа пролетели незаметно. Подруги, конечно, были не прочь продолжить столь плодотворные занятия, но мое время, отведенное на них, заканчивалось, и я, тяпнув и закусив на посошок, оставил дам, предоставив им возможность коротать поздний вечер вдвоем либо пригласить к себе кого-то еще…

Вернувшись домой, я принял душ, смыв с себя женские запахи, но трусы под брюки надевать не стал. Понравилось без них. Да и лишний раз с подругами убедился, что когда они видят, что на мужчине нет лишней одежды, благодаря чему они могут добраться до мужского естества значительно быстрее, их возбудимость растет пропорционально расстегиваемой молнии на ширинке. Главное не давать им самим расстегивать эту опасную молнию!

На свитер надел новую куртку, которую приобрел по случаю у знакомого фарцовщика и поехал на свидание с Аленчиком. Прибыл вовремя, за что получил продолжительный «французский поцелуй». Мне даже было дозволена помять ее ягодицы, задрав ей юбку, но на большее подруга не согласилась, сославшись на малый лимит времени.

На самом деле, оказалось, что она схитрила, потому как только свет погас в зале, моя двадцатилетняя любовница, схватив меня за руку, чуть ли не сама засунула ее себе в трусы. Трусики на ней были тоненькие и с не тугой резинкой. Мы, мужчины, называем такие трусы блядскими. Стоило до них дотронуться, как они сами сползли подруге на бедра, которые она сразу широко раздвинула, давая моей руке добраться до клитора и мокрого влагалища.

Надо сказать, вечер со мной она продумала в деталях. Выбрала последний ряд с края на самый дурацкий фильм, который никто смотреть не хотел. Поэтому на нашем ряду сидели только три пары: мы с Леной, в середине ряда и пара на противоположном его конце. Два ряда перед нами были вообще пусты, а ближе к экрану тусовались какие-то малолетки.

Парочка на нашем ряду, сидящая в середине, начала страстно сосаться еще с журнала. И не остановились даже тогда, когда в зале зажегся свет в перерыве между журналом и фильмом. А когда начался фильм, подруга сначала, вытащив у мужика член, подрочила его рукой, а затем взяла в рот.

Мы с подругой тоже без перерывов, правда, не так откровенно, как соседи на ряду, а руками доводили друг дружку ласками до экстаза. Однако Аленчик, почувствовав приближение оргазма, не выдержала и села пухлой п…дой, сверкнув голой попой, примостившись на меня как-то боком и даже не раздвигая ног. Конечно, я в нее кончил!

Зачем она занялась сексом в кинотеатре, так и не сказала. Может быть, решила разнообразить нашу сексуальную жизнь? Может быть, пришлось трахаться с кем-то в тех же условиях и ей понравилось? А, может быть, она решила испытать себя, а заодно и меня, насколько сможет в этих условиях раскрепоститься?

В общем, после посещения кинотеатра, вопросов к ней у меня было больше, чем ответов. Кстати, испытать оргазм она тоже сумела.

Впрочем, после фильма подруга не успокоилась, и в подъезде своего дома, ссылаясь на то, что дома находится мама, рядом с квартирой, просто заставила еще раз оттрахать себя. Я, конечно, не отказался. Мне было в кейф раздвигать головкой своего члена ее нежные половые губки и вставлять свой «инструмент» в ее мягкое, мокрое влагалище. И в который раз я оценил удобство отсутствия на себе лишнего нижнего белья…

Отодрав подругу, я напомнил ей, что необходимо слизать с члена остатки спермы. Она с готовностью откликнулась и вылизала его вместе с яичками. Чмокнув на прощание Леночку в щеку, уехал.

Доехал до дома в первом часу ночи. Мать уже вернулась с работы. На свой вопрос, где был, что делал, получила короткие ответы: у Аленчика, ходили в кино. Успокоилась, отстала. Я быстро умылся, разделся и лег спать…

Не спалось. Вспомнил кинотеатр. Подумал, что все чаще и чаще женское бесстыдство и беспринципность значительно сильнее мужского, как и осторожность. Но если уж женщина на что-то решается, то ее не остановят никакие моральные и социальные нормы и правила поведения. Проявляется подобное во всем: алкоголизм, секс, курение, месть, садизм, мазохизм.

Конечно, с одной стороны интересно наблюдать, как подруга сосет член одного, а смотрит на другого, в данном случае на меня, и взглядом дает понять, полюбуйся, как я это делаю! Хочешь, отсосу и у тебя. Да и моя подруга, войдя в раж, тоже потеряла чувство реальности, публично усевшись на мое «хозяйство». Раньше за ней такого не водилось!

Впрочем, бесстыжие женщины еще и расчетливы. Одна подруга, которая при живом муже, имея ребенка, вела довольно разгульную жизнь и меняла любовников каждые полгода и даже чаще, когда я решил ее трахнуть в подъезде (ну, приспичило!), заявила мне:

- Мне уже не семнадцать, чтобы здесь трахаться, да еще и на сухую! Договорись с приятелем о квартире, купи вина, фруктов, сладкое, тогда и перепихнемся.

Деваха была, конечно, очень секси. И, конечно, я выполнил ее условия. И трахнул. Понравилось. Трахнул еще раз, затем еще. Ей, видимо, тоже пришлись по вкусу мои старания, мой темперамент, мой член. В дальнейшем она не была столь «непокобелима» со мной и трахалась в подъезде, в остановившемся лифте, на природе у дерева, в кустах, на поляне. Великое усердие и умение проявляла в минете и всегда добивалась, чтобы я кончал ей в рот и не брезговала глотать мое семя…

Конечно, попадались и такие, которые в рот не брали, в попу не давали, зато трахать традиционным способом их можно было где угодно в любой позе. Правда, с такими я подолгу не встречался. Однообразие при частых половых контактах быстро приедалось…

Не заметил, как заснул. В воскресенье проснулся поздно. После утреннего туалета, освеженный и выбритый, вышел погулять. Каких-то особых намерений не испытывал, но ноги сами привели к ближайшему кинотеатру. С этим зданием у меня было много воспоминаний и хороших, и не очень. Там я впервые поцеловался с девчонкой, там впервые потрогал ее за коленочку, там, рядом с кинотеатром, пришлось участвовать в массовой драке против бойцов соседнего микрорайона. Хорошо, что в милицию не попал, как большинство участников этой потасовки!

Здесь я впервые, еще школьником, познакомился с Раей, с которой в дальнейшем меня связали деловые отношения, хотя я был и непрочь завести с ней более близкие контакты. Деваха была суперская! Однако разница в возрасте, она была старше меня на два года, тогда помешала нам сблизиться, а в дальнейшем жизнь разметала нас в разные стороны…

И вот совсем недавно, год назад, благодаря нашей общей знакомой, которая дала мне номер ее телефона, мы снова встретились и прежние деловые отношения возобновились. Удивило и порадовало то, что женщина оказалась приличным деловым партнером и не забыла моего участия в осуществлении своего бизнес-плана. Мало того, что она выплатила мне процент от сделок за все предшествующие годы, но и продолжала ежемесячно подкидывать мне довольно приличные деньги за консультации и приобретение новых важных связей для расширения и углубления своего бизнеса. По тем временам я был довольно обеспеченным молодым человеком, получающим в сумме с основной зарплатой порядка 450 рублей в месяц.

Имея подобные доходы, я не ограничивал себя ни в одежде, ни в развлечениях, ни в питании. Продукты по возможности покупал на рынке. Одежду покупал только импортную, либо по случаю в магазинах, либо у фарцовщиков, либо у знакомых, часто выезжавших за границу и, имевших возможность привозить оттуда на заказ или покупать на чеки в магазинах «Березка».

Иногда играл на бегах на ипподроме. Иногда по крупному выигрывал. Может быть, еще и поэтому большинство баб с удовольствием насаживались мне на член. На них я тоже не экономил, да и достать с моей помощью, они могли любые шмотки — были бы только деньги! В то время это очень ценилось!

Постояв у кинотеатра, посмотрев на афиши, отметил, что за почти два года, которые я здесь не был, ничего не изменилось. Только стены стали более обшарпаны, да появились рисунки на них — граффити. Конечно, не Иванов и не Леонардо, но лучше, чем ранее виденные матерные слова или «Леша+Маша=», а вместо сердца после знака равно, член в п…де. Грубо…

Но надпись эту долго стирать или замазывать никто не спешил…

Против правды не попрешь!

Усмехнувшись своим мыслям, вошел в кассовый зал. Там тоже все было до боли знакомо! Шесть пластиковых окошек, похожих на амбразуры, из которых в данный момент светилось только два. Внутри сидели кассирши, изнывающие от безделья, а у входа в фойе кинотеатра дежурила полусонная билетерша. Народа в этот час практически не было, зато привычно по углам жались группки подростков, толковавшие «за жизнь». В одной группе, состоявшей из девушек, лет четырнадцати, я насчитал трех телочек, а в другой было пять парней. Эта компашка более разношерстная по возрасту, от двенадцати до пятнадцати лет, вела шумный разговор в отличие от подруг. В выражениях не стеснялись, то и дело, для связки слов, вставляя матерные словечки. Но если кассирши молча морщились от крепких выражений, то девушки шептались и хихикали, поглядывая на парней.

Прохаживаясь по залу, поглядывая на афиши, заметил, что внимание девчонок приковано к одному из парней, старшему из них, выделяющемуся ростом и накаченной фигурой. И было на что посмотреть! Крепкие ноги, плоский живот, который он всем явно демонстрировал, распахнув короткую куртку. Под тонкой футболкой, надетой под куртку, проступали «кубики» накаченного брюшного пресса. Правильные черты лица. Красавец! И не только. «Упакован» парень тоже был на уровне. Правда, на мой взгляд, его красивая рожа выглядела довольно самодовольной, а потому тупой и даже глуповатой. Впрочем, скорее всего, я завидовал. В свое время о таком прикиде я мог только мечтать…

В кино, конечно, не пошел. Прошелся по парку, внутри которого располагался кинотеатр и повернул к дому. Пригревало солнышко, снег почти везде растаял. Асфальтированные дорожки были сухими. Последние два года я так спокойно не прогуливался, все куда-то спешил, торопился и ничего вокруг себя не замечал. А сейчас заметил, что уже на деревьях набухли почки, проснулись местные белки. И понял — наступила Весна!

Меня снова потянуло на любовь, но кого любить?

Секса хватало с избытком! А любовь где-то пряталась от меня…

Зайдя в свой двор, повстречал знакомых ребят. Потолковали о том, о сем. Но когда разговор зашел о выпивке и бабах, мне стало скучно и тоскливо. Сославшись на неотложные дела, вернулся домой.

Мать была дома, но куда-то собиралась. Последние годы я мало интересовался ее личной жизнью. Иногда она пыталась что-то рассказать о своих знакомых, друзьях, но слушал я ее вполуха, а когда речь заходила об ее лучшей подруге, которую когда-то оттрахал во все дырки, то я и вовсе, либо прерывал рассказ матери, либо молчком удалялся в свою комнату читать очередную книгу.

Забыл сказать, что в свободное от подруг время я много читал. Увлекся братьями Стругацкими и собирал, где только мог, их фантастические рассказы и повести, полные сарказма и юмора.

На этот раз мать ничего не сказала о том, куда и к кому идет, но объявила, что вернется поздно. И ушла. И, как только за ней закрылась входная дверь, зазвонил телефон. Подняв трубку, не сразу понял, кто звонит. Затем дошло — звонила Валя, жена брата моей «бывшей» супруги.

- Привет! Как дела? Чего делаешь? — задала она заранее видимо заготовленные вопросы.

- Привет! Вроде все нормально. Отдыхаю в одиночестве, — ответил я в порядке заданных вопросов. — Ты пропала. Мы уже больше года не виделись. Как твои дела?

- Да так, не шатко, не валко. Вот, соскучилась…

- Так какие проблемы, приезжай в гости! Выпьем рюмочку чаю. Полежим, поговорим, глядишь, и решим парочку, троечку вопросов, — пообещал я.

- Так я рядом с твоим домом. Мимо проходила, дай, думаю, позвоню…

- Так заходи, жду с нетерпением! — обрадовался я, полный воспоминаниями о прошлогодней встрече.

- Через десять минут появлюсь, — пообещала Валя и повесила трубку.

Я стал ждать, смакуя нюансы нашей единственной и непродолжительной встречи в прошлый новый год. Однако смаковать особо было нечего. В памяти все самое интересное подернулось от времени пеленой тумана. Все ее женские прелести я воссоздавал с трудом, да и то без уверенности, что не путаю их с чьими-то другими. Впрочем, расстраиваться не стал. Придет, увижу — решил я.

Стал собирать на стол. Правда, изысков в холодильнике не обнаружил, но крымский портвейн «Алушта» там нашелся, да и шоколадные конфеты «Ассорти» имели место быть. Переодеться приличнее не удалось, да и не хотелось. Посчитал, что джинсы и футболка для нежданной гостьи придутся, как нельзя кстати.

Раздался звонок в дверь. Открыл.

За год Валюша не изменилась. Не потолстела, не похудела, не осунулась, не постарела. Не изменила короткой стрижки. Но главное — ее глазки радостно поблескивали. Одета она была не замысловато — вельветовые светло-коричневые джинсы в грубый рубчик, забранные в короткие демисезонные сапожки и балоневую куртку. Когда она сняла ее, то осталась в легкой прозрачной блузке, сквозь которую просвечивалось ее голое тело и облегавший маленькую грудь бюстгальтер. Когда Валя сняла сапожки со средним каблуком и надела тапочки, то превратилась в маленькую, низкого роста молодую привлекательную женщину, чуть выше моего плеча, которую захотелось обнять, приласкать и защитить от превратностей судьбы. Что я и сделал. Женщина, которая была старше меня на четыре года, доверчиво приникла ко мне, тесно прижавшись всем своим существом, и замерла.

Я не стал портить этот момент доверия и хватать ее за аппетитную выпуклую задницу, хотя очень хотелось. Передав ей свое тепло и получив взамен ее, я взял лицо подруги в руки и нежно поцеловал сначала в блестящие глазки, затем в маленький носик, в щечки. Добравшись до ее тонких мягких губ большого рта, осторожно коснулся своими губами верхней ее губы, затем нижней. Женщина потянулась моим ласкам навстречу, и наши губы слились в долгом поцелуе, который, набрав энергетику, быстро перешел в страстный «французский». Целоваться Валюша любила и умела. Правда, ей пришлось привстать на цыпочки, но я крепко держал ее тело в своих руках почти в подвешенном состоянии.

Мы так присосались друг к другу, что я не сразу смог освободиться от столь проникновенного поцелуя, когда зазвонил телефон. Однако телефон звонил настойчиво, и мне пришлось взять трубку.

В трубке раздался голос Валентины, которая вернулась с дачи и страстно хотела меня видеть. Я сказал, что сейчас занят и перезвоню ей вечером.

- Я буду очень ждать! — подчеркнула женщина слово «очень» и повесила трубку.

Оглушенный поцелуем, я не сразу понял, о чем спрашивает меня, стоящая рядом подруга. Переспросил.

- Я спросила, кто звонил? Твоя женщина?

- Женщина, но только не моя, — честно ответил я. — У меня нет «моей женщины». Была, да вся вышла! — вспомнив Ольгу, добавил я.

- Расстраиваешься по этому поводу?

- Уже нет. Переболел. Конечно, тоскливо, когда нет постоянной женщины, но мир не без добрых людей! — усмехнулся я.

- У тебя была женщина после нашей встречи? — продолжила допрос Валя.

- Какое-то время не было. Все ждал, что ты появишься вновь, что твой приезд не был случайным желанием, но…

- Извини, но я тогда не смогла, хотя долгое время была под большим впечатлением от нашей близости. Но обстоятельства не позволили мне осуществить желаемого. Думала, что со временем забудется, переборю себя, переболею, но, как видишь, не смогла с собой совладать и, наконец, решилась позвонить. Подумала, если пошлет, значит, так тому и быть…

- Рад тебя видеть, — сказал я ей, ничего не добавив.

Взял ее за руку и повел на кухню. Пригласил присесть подругу на кухонный уголок, налил в бокалы вино. Сам уселся на стул напротив.

- Давай выпьем за продолжение наших отношений, сколько бы они не продолжались!

Не сказав, что ей пить нельзя, женщина, чокнувшись со мной бокалами, выпила до дна. Я тоже с удовольствием осушил свой бокал, поставил его на стол, не отрывая взгляда от подруги. Валя, дотянувшись до моей руки, взяла меня за нее и тихо, почти шепотом произнесла:

- Не смотри на меня так! Ты меня будоражишь и делаешь почти счастливой. Сядь лучше рядом со мной.

Я послушно пересел к ней, обнял. Женщина положила мне голову на плечо, крепко ухватившись за мою руку.

- Почему почти? — спросил я.

- Что? — не поняла она вопроса.

- Почему ты сказала, что я делаю тебя почти счастливой?

- Потому, что я почувствую себя счастливой только тогда, когда ты окажешься во мне, — не смущаясь, объяснила подруга.

- Так зачем же дело стало? — не настойчиво спросил я.

- Не спеши. У меня сегодня значительно больше времени, чем при первой нашей встрече. Мне так покойно с тобой. К тому же, преддверье счастья, наверное, больше самого счастья. Счастье — это миг, а предчувствие его близости для меня — это особенное состояние, которое необходимо прочувствовать и запомнить.

- Наверное, ты, по-своему, права, но я тебя так хочу, что, кажется, готов разорвать тебя на две половинки, забраться в твое нутро, затем срастить тебя снова и уже изнутри доводить тебя по первому своему желанию до умопомрачительного состояния!

- Ты так сладко поешь, что я уже трусики промочила от желания быть разорванной.

- Не верю, — заявил я.

- Хочешь проверить? Проверяй! — засмеялась она.

- А можно я буду тебя целовать и проверять одновременно?

- Не можно, а нужно! — решительно заявила Валя.

Целуя, я начал расстегивать ее брюки, но под брюками я знал, что обнаружу колготы и трусики. Пришлось преодолевать и это препятствие. Однако когда я таки прорвался к ее лобку, а затем залез и между ног, то моя рука погрузилась в жаркую вязкую жидкость, которой сразу же прибавилось, как только она коснулась мягких половых губ. Жидкость в руку из влагалища выбросило толчком, и я постарался, чтобы она смочила всю интимную зону женщины. Особое внимание уделил клитору подруги, который превратился в твердую горошину. Когда я добрался до него, Валя шире развела ноги. Чтобы доставить ей максимальное удовольствие, я включил в процесс ласк интимной зоны женщины три пальца. Средним я стал водить между ее половыми губами от влагалища до клитора. Два остальных пальца двигались в такт со средним, но по периметру больших губ. Подруга, возбужденная и без этого одними только мыслями о ласках и предстоящем трахе, «завелась» с полуоборота. Ее «французский» поцелуй стал еще более страстным, а руки, обнимавшие мою шею, стали судорожно расстегивать блузку. Расстегнуть ее ей удалось довольно быстро.

Затем настала очередь лифчика. В этом принял участие и я. Не прерывая поцелуй и, отдаваясь ласкам клитора и влагалища, женщина избавилась от блузки и лифчика, оставшись топлес. Крупные соски маленьких грудей, были напряжены. А, как известно, все, что напряжено, воспринимает любое касание более чувственно, чем в расслабленном состоянии. Поэтому, когда моя вторая рука начала трогать и подкручивать соски, женщина даже застонала от наслаждения. Когда же я стал целовать, посасывать и покусывать их, Валюша не выдержала и в категоричной форме потребовала, чтобы мы переместились с кухни в комнату на кровать.

«Кто бы возражал!» — думал я, помогая ей выбраться из-за стола. Подруга, чуть ли не бегом, видимо, чтобы не остыть, переместилась в комнату и, сидя на кровати, стала снимать с себя вельветовые брюки. Я тоже, первым делом, избавился от джинсов, а поскольку трусов на мне не было, член сразу предъявил себя, задираясь немного кверху. К этому моменту женщина начала снимать с себя колготы с трусами вместе, но, увидев свою «игрушку», не задумываясь, бросила раздеваться и, встав передо мной на колени, взялась рукой за «дружка».

- Ты помнишь нашу первую встречу и что я тебе пообещала, если мы встретимся в следующий раз?

- Помню. Ты сказала, что начнешь с минета и дашь кончить себе в рот в самом начале секса.

- Верно! Я думала, ты не вспомнишь, — обрадовалась Валя.

- Я помню многое из того, что между нами тогда произошло, — вкрадчиво произнес я.

Моя вкрадчивость возымела на подругу ожидаемого мной от нее действия — она взяла в рот. То, что она знает толк в минете, я понял еще в первый раз, но сегодня женщина целовала, лизала и сосала член с особым чувством, словно хотела доказать мне, что зря слов на ветер не бросает. И доказала. Я кончил через пять минут. Проглотив сперму, она не позволила моему «дружку» скукожиться и насладиться отдыхом. Ее лизание и засосы пениса стали более изощренными и даже иногда болезненными, но он не потерял эрекции, а Валя села сверху и ввела его в свое лоно.

И меня, в который уже раз, заклинило. Я это понял не сразу, а только после второго оргазма женщины, которая, кончив в позе «наездница», не слезая с меня, кончила, перейдя в позу «наездница наоборот». Следует отметить, что подруга затратила много сил и умения, а также времени, чтобы «взорваться» в первый раз. Зато, чтобы достичь второго оргазма ей понадобилось не более десяти минут. Но Валя на этом не успокоилась и, немного отдохнув, лежа на мне, не вынимая из себя члена, встала в коленопреклоненную позу. Здесь, конечно, пришлось поработать мне. Правда, женщина «раскочегарилась», и ее уже через пять минут затрясло в конвульсиях от накатившего экстаза.

После третьего раза, подруга свалилась на бок вся в поту, я тоже взмок, но сумел не потерять с ней полового контакта. Лежа сзади и соответственно, снизу между ее ног с воткнутым в нее концом, я ждал пока она придет в себя. Несколько раз «дружок» вздрагивал внутри влагалища, и Валя тоже вздрагивала, испытывая приятные ощущения. Эти вздрагивания привели к тому, что женщина вскоре стала снова возбуждаться и самостоятельно начала медленно нанизываться на член. Испытывая эмоциональный подъем, она, как и прочие, поинтересовалась, почему я не кончаю. А когда я сказал, что со мной уже такое бывало и не раз, удивилась и обрадовалась такой необыкновенной стойкостью.

- Это потрясающая способность!

- Ну, этому в немалой степени способствовал твой минет. Это же ты, после того, как я кончил, не дала члену упасть. Ты была настолько ласкова с ним, что он решил отблагодарить тебя в меру своих сил и возможностей. Я, лично, при каждом твоем оргазме получаю истинное наслаждение, большее, чем, если бы я кончал сам.

- Ты серьезно такое испытываешь? — удивилась партнерша. — По своему опыту и, по отзывам знакомых мне женщин, такие мужчины — это редкость.

- Занеси меня в «Красную книгу», — пошутил я, не прерывая движений.

Однако Валя не засмеялась над шуткой, а в очередной раз кончила. В свой четвертый оргазм, женщина, наконец, освободилась от моего члена, но только для того, чтобы повернуться ко мне лицом и заняться поцелуями. Однако лежать на боку и целоваться было неудобно, поэтому пришлось перестроиться в «миссионерскую» позу. Но, целуясь в этой позе, я постоянно терся головкой члена об ее половые губы, что ее снова начало «заводить» и, в конце концов, она сама потребовала:

- Возьми меня!

И я ее взял. Она сразу же страстно задышала, как только я в нее вошел. Держа женщину под узкие плечи, старался погружаться и выныривать из влагалища медленно. Однако почувствовал, что возбуждение нарастает и попробовал двигаться активнее, но подруга предпочла медленный темп сношения и, скрестив ноги на моей пояснице, не давала мне разогнаться. Я покорился, но ненадолго. Почувствовав, что в этот раз кончу, подхватил руками ее ноги, задрал их к ее груди и начал долбить влагалище, как отбойным молотком. Валюша покорилась моей силе и только громко стонала, когда конец почти выскакивая наружу, а затем резко погружался в ее нутро по самые яйца. Продержался не более минуты, а когда почувствовал, что сперма уже движется по семенному каналу, загнал член под самый корешок и выплеснул во влагалище накопившуюся малафею до последней капли. Выброс семенной жидкости ударил по мозгам, заставил судорожно дергаться всем телом, а затем в голове и во всем теле образовалась пустота и разлилась нега. Подруга тоже успела кончить, правда, чуть позже, во время моих судорожных движений. Однако ее пятый оргазм не был таким бурным, как предыдущие.

Прошло полтора часа, как мы занялись сексом, и усталость в купе с пережитыми эмоциональными взлетами и выбросами энергии, взяли свое. Решили передохнуть. К тому же, конец висел и, словно атрофировался. Валя сходила в ванную, подмылась, а я не пошел. Я кейфовал, пребывая в нирване: без движений, без мыслей, без эмоций. Правда, сильной усталости не ощущал. Просто было клево!

Видимо, то же самое чувствовала и женщина. После душа она легла на спину и, вытянувшись, расслабилась, закрыла глаза. Прошло, наверное, с полчаса, как мы отдыхали, и я чуть не заснул, предаваясь медитации. Однако за это время силы полностью восстановились, и я, очнувшись, повернулся на бок и стал рассматривать свою партнершу. Расслабленной, с закрытыми глазами она выглядела иначе, чем в возбужденном состоянии. Покой и удовлетворенность добавили ее образу миловидности и молодости. Конечно, в свои тридцать два года женщина и так выглядела молодой, но сейчас на беззаботном лице разгладились все ее морщинки, приобретенные в супружестве. Заботы и хлопоты с ребенком и по дому, измены и пьяные дебоши мужа, на время исчезли, испарились. В данный момент даже я, со всеми своими ласками, был ей не нужен.

На обнаженное тело подруги я не мог насмотреться. Ее обводы и линии частей тела, изящно переходящие из одной в другую, радовали глаз и возбуждали. Конечно, ее тело, наверное, не было верхом совершенства, но какой он этот верх и кто его установил? Это женское тело, состоящее из стройных и не толстых ног, выше колен плавно переходило в крепкие полноватые и крутые бедра и в меру оттопыренную круглую попу. Крутизну бедер подчеркивала осиная талия, что никак не соотносилось с рожавшей женщиной, а было свойственно молоденьким девушкам. Далее тело расширялось до плеч, но плечи все-таки были худыми и узкими. И по моим ощущениям их было приятно обнимать. Шея, конечно, не была «лебединой», но смотрелась очень пропорционально в сочетании с некрупной головой женщины.

Черты лица тоже гармонировали с лицом и телом. И только уши, на мой взгляд, слегка выбивались из общей гармонии. Впрочем, в сочетании с узким лицом и круглыми глазами, они делали женщину похожей на симпатичного лемура — очень симпатичного!

Оглядев ее с ног до головы, не удержался и стал нежно целовать шею подруги, затем плечи, грудь и спускался все ниже и ниже, пока не достиг лобка. Женщина трепетала от поцелуев, но только ее руки говорили о степени ее возбуждения. Когда я добрался губами до ее лобка, ноги Валентины сами раскрылись в надежде, что поцелуи доберутся и до интимной зоны. Но я решил вернуться к ней на обратном пути. В настоящий момент мои губы покрыли поцелуями ее бедра, добрались до икр, а затем и до ступней. Однако, оказавшись у подруги в ногах и между ними, я начал восхождение вверх. Добравшись до внутренних поверхностей бедер, чувствуя запах похотливого желания, исходящий от женского влагалища, не стал припадать к клитору, а начал ласковый «танец» вокруг него. Изнывая от призывного запаха желаний, я методично сужал круг ласк и поцелуев, фиксируя эрогенные точки вблизи влагалища и клитора. Женщина изнывала от ожидания и когда, наконец, губы коснулись сначала входа во влагалище, а затем мой язык лизнул «бугорок» под кожаным капюшоном, женщина дернулась и застонала от вожделения и острых ощущений. Она всем своим естеством подалась навстречу, отдавая всю себя во власть сладострастных мучений.

Я предоставил ей испытать мучительную сладость в полной мере! Мало того, я чувствовал то, что чувствовала она. И возбуждался, пропорционально ее возбуждению! А когда ее эмоциональный порог достиг своего апогея, я вместе с партнершей потерял чувство меры и перестал контролировать себя. И когда это случилось, Валя начала кончать и кричать. Реальность для нее исчезла, осталось только ощущение неистового блаженства, которое не кончалось. А не кончалось блаженство потому, что я не прекратил ласк, а напротив, активизировался, засосав ее «горошину» насколько это было возможно и, не прекращая, лизал ее языком. Именно поэтому клитор не обмяк, а оставался напряженным, уводя подругу на второй круг экстаза. И вскоре он наступил!

Женщину, словно подбросило вверх, затем она попыталась отпихнуть мою голову от своего хозяйства, а главное от клитора. Но я присосался к нему, жестко зафиксировав ее бедра и попу. И тогда подруга схватила меня за затылок и стала вдавливать голову между ног в надежде, что мне нечем станет дышать, и я вынырну. Но она не рассчитала одного, что оргазм от ее действий только усилится. Так и случилось. Валю стало трясти, корежить. Попытка соединить ноги, не увенчалась успехом, и тогда она зашлась в крике, облегчая остро-сладкие муки похоти.

Действительно, крик помог ей немного сбавить остроту ощущений, но я не прекращал своих действий, и она поняла, что скоро наступит еще один оргазм, который для нее неизвестно чем закончится. И женщина взмолилась:

- Родной мой, дорогой мой, прекрати! — переходя с обычного тона на визг, проговорила подруга. — Еще один такой полет и у меня сердце разорвется. Ты же, надеюсь, не хочешь, чтобы я умерла? Я тебя умоляю, прекрати!!! — снова прокричала она, возбуждаясь все сильнее и сильнее.

И я сжалился, лизнув на последок ее твердую «горошину», отчего она вскрикнула, и дрожь пробежала по всему ее телу.

Когда я закончил кунилингус, у Вали не хватило ни сил, ни желания соединять ноги. Она только вздрогнула пару раз и замерла. Закрыла глаза, а из под ресниц потекли слезы. Конечно, мне и в голову не пришло лезть к ней с вопросами. Ольга тоже всякий раз плакала, когда кончала, сама не знаю почему. Впрочем, отдышавшись, женщина призналась в причине своих слез:

- Ну, почему, почему мне выпало выйти за этого мудака замуж? Ведь у меня был выбор! Нет, меня потянуло на москвича! На перспективы его карьерного роста, о которых намекал его папаша. Впрочем, я не любила ни того, ни другого, а годы тикали, бежали. И к нему меня толкнул страх остаться «в девках» или прозябать оставшуюся жизнь с тоже нелюбимым мужем в провинции…

- Вот что, — прервал я бабьи откровения и переживания, — тебе сейчас хорошо со мной, а мне с тобой. И не надо гневить судьбу. Ты в Москве, у тебя ребенок, ты живешь с мужем в отдельной двухкомнатной квартире, вдали от свекрови. И наплюй ты на его баб и пьянки. Он тебе изменяет, изменяй и ты ему, что, впрочем, ты уже делаешь. Сосредоточься на воспитании ребенка и удовлетворении своих сексуальных потребностей. На работе, в конце концов. И я тебя уверяю, жизнь не будет казаться такой серой и безрадостной. Только снова не пропадай на год!

- Ты, действительно, хочешь со мной иметь близкие отношения? Ведь я старше тебя на четыре года!

- А причем здесь твои годы? Женщине столько, насколько она выглядит! А выглядишь ты лет на двадцать пять не старше. Мне уже двадцать девять. Так что все нормально. Не знаю, как мы подходим друг другу в психологическом и чисто человеческом плане, но в сексуальном, по-моему, даже очень совместимы. Или я не прав?

- Ты прав. Я скажу больше — кроме тебя мне другого и не нужно. Думаю, и в психологическом плане мы уже совместились, иначе секс между нами не был бы так искрометен и сладостен…

- Отлично! — перебил я ее, чтобы она не сказала лишнего. — Надеюсь, ты уже смогла понять, как я к тебе отношусь. Иначе я бы удовлетворился тем разом и не стал бы усугублять наши отношения.

- Если твое отношение ко мне выражается в том сексе, который ты демонстрируешь, то я могу только радоваться и отвечать тебе тем же. И, конечно, теперь, зная твое отношение ко мне, я начну появляться в твоей жизни значительно чаще раза в год.

- Неужели целых два раза?! — съязвил я.

Но Валя не обиделась и не смутилась. Она провела мне рукой по щеке и ласково пообещала:

- Одного раза в неделю тебе хватит?

- Ну, с учетом, что ты женщина замужняя, конечно. Только будь осторожной. Женщины в этой семейке плохие и подозрительные. И твой муж для них, каким бы он ни был — это сын, племянник и брат, в то время как ты им никто. Уловила мою мысль? Поэтому я не обижусь и пойму, если ты какую-то неделю не сможешь со мной встретиться. Да и муж твой не вечен…

- Но я не желаю ему смерти! — испугалась Валя.

- Понимаю. При всех его недостатках он не монстр. Просто я констатирую факт, что человек, пристрастившийся к алкоголю с молодых лет, долго не живет. Печень — она не железная.

- Ну, не скажи! Его папаша всю жизнь пьет и ничего…

- Ладно, бог с ними с перспективами. Что мы имеем на данный момент? — поинтересовался я.

Приподнявшись на локте, подруга оценивающе посмотрела на мое хозяйство, потрогала и, убедившись, что оно готово на новый «подвиг», сказала:

- В тот раз ты меня в попу трахнул, а сейчас брезгуешь, не понравилось?

- То есть тебе, надо понимать, понравилось? — уточнил я.

- С тобой понравилось. Ты первый и пока последний кто там побывал…

- Ты поднимаешь мою самооценку! И, конечно, я хочу снова побывать в твоей узенькой анальной дырочке, только для этого необходимо как следует ее смазать, чтобы тебе, не дай бог, не разонравилось на будущее.

- Знаю. Поэтому специально для такого случая выпросила у приятельницы специальную смазку для анальных утех. Она ее достала где-то по случаю, за рубежом…

- Можно было обойтись и вазелином, — буркнул я.

- Мне запах вазелина не очень нравится. А эта смазка пахнет бананом, — хихикнула Валя.

Я тоже рассмеялся:

- Пахнет бананом, чтобы вставить другой банан, оригинально.

- Вот именно. Подобная мысль меня и подкупила, — плотоядно улыбнувшись, подтвердила женщина.

Она достала из сумочки маленькую баночку, похожую на вазелиновую, открыла ее и дала мне понюхать. Действительно, пахнуло бананом. Я еще подумал: «Вот могут же на Западе оформить вазелин как смазку. И всего-то, добавили ароматизатор! И название изменили. И уже воспринимается по-другому и вызывает положительные эмоции — возбуждает». Правда, об этом подруге ничего не сказал. Думаю, она и сама понимала, что эта смазка — обманка.

- И кому ты доверишь смазать свою попку? — поинтересовался я.

- Конечно, тебе! — заверила партнерша и передала мне в руку открытую баночку.

Обмакнув средний палец, подцепил столько смазки, сколько уместилось на нем и осторожно, чтобы не уронить, нанес ее на подставленный женский анус. Мало того, чтобы он размягчился не только снаружи, я засунул палец на одну фалангу ей в дырочку.

- Ой, — пискнула Валя, — это ты палец мне ввел? А зачем?

- Чтобы придать эластичность не только сфинктеру, но началу прямой кишки. Чем эластичнее станет попка, тем легче и безболезненней произойдет вход члена.

- И сколько времени понадобится на размягчение? — нетерпеливо спросила женщина.

- Думаю, минуты три-пять не больше, — ответил я и начал целовать ее, чтобы она не задавала больше вопросов.

Целоваться подруга любила и умела. Впрочем, она многое умела в отличие от некоторых моих любовниц, а главное не брезговала тем, что приносило ей удовольствие, не боялась экспериментировать и стремилась достичь в этом максимально положительного результата. Хоть я и встречался с ней всего во второй раз в жизни, но чувствовал, что, не достигнув гармонии с мужем, она теперь пыталась найти это ощущение со мной.

Однако я себя не обольщал, поскольку знал, что взаимопритяжение секса хоть и велико, но далеко не все, что необходимо женщинам. А по опыту до сих пор даже представить себе не мог всего того, что им необходимо. Но хуже всего было то, что, если «муж хороший, плохо все равно!»

К любовникам подобных претензий не выставлялось. Поэтому я предпочитал неофициальные отношения, которые при взаимном разочаровании, можно было прервать и забыть.

В общем, завершив прелюдию, я, поставил ее «рачком» и осторожно проверил степень эластичности ее попы. Сначала пальцем, а, когда он свободно проскочил туда, то и членом. К радости обоих член вошел при небольшом усилии с моей стороны. По опыту, запихивать его к ней в попу целиком, не стал. Введя чуть больше головки, замер, давая женщине пообвыкнуться.

- Как тебе?

- Хорошо! — подбодрила меня подруга. — Не останавливайся на достигнутом!

Тогда я начал двигать в попе членом, сначала медленно, а затем все интенсивнее и интенсивнее. Постепенно я стал загонять его в нее глубже, а через некоторое время и вовсе засаживал полностью. Поначалу член сильно сжимала на входе и выходе из попы, но по мере сношения дырочка раскрылась и стала соответствовать толщине члена, в связи с чем, я уже мог практически достаточно свободно вынимать его полностью и засаживать обратно без каких-либо усилий для себя или неприятных ощущений для женщины.

И, чем дольше процесс продолжался, тем активнее и возбужденнее становилась партнерша. Наблюдать за процессом и за женщиной было очень приятно. Для меня это было прекрасной живой картинкой. Самым прекрасным объектом, конечно, были женские широко расставленные ягодицы, переходящие в узкую талию и гладкую с нежной кожей спину. Попа, — круглая, выпуклая, аппетитная, дышащая страстью и желанием, ожиданием чего-то радостного. Бедра, — крутые, подчеркивающие красоту женского тела. Такие формы женского тела вызывают ассоциацию со сладкой грушей, от которой хочется откусить сначала один кусочек, затем другой, а потом есть и заливаться ее соками.

Мне в который раз в голову пришла мысль: «Какого черта женщины стесняются отдаваться в этой позе! Понятно, когда в заднице геморрой, то демонстрировать его своему партнеру не хочется, да и партнеру смотреть, а тем более туда запихивать, в голову не придет! Но когда с попкой все нормально, то поза «раком» и ее производные наилучшим способом демонстрируют женские прелести, возбуждают мужчину и откладываются в его мозгу. Они этого не понимают или им этого не нужно?»

Пока я вот так размышлял, Валя начала тяжело дышать, а в скором времени и начала постанывать.

- Не больно? — осведомился я.

- Нет, что ты! Я вот никак не могу понять, откуда вдруг у меня начинают появляться приятные ощущения? Ведь это место не предназначено для сношений.

- Кто сказал, что не предназначено? А для того, чтобы ребенок мог выйти из утробы матери, предназначено? И не отвлекайся, а то не кончишь, — посоветовал я.

Правда, подумал, как бы не кончить раньше партнерши самому. На всякий случай, перестал смотреть на процесс, помогло. Но когда женщина начала стонать и как-то странно выдыхать, я дал волю фантазии и взгляду, и усилил темп сношения. А подруга уже перестала сдерживать себя и стремительно подбиралась к оргазму. Точнее, это он накатывал на нее. И Валя начала кончать. А пока она содрогалась и выла, как самка, я успел слить в ее задний бочок весь свой запас «горючего». Правда, во время слива я не выл, а рычал. И хором получилось весьма слаженно…

Принимали душ вместе. А после ванной, сидя рядом, я высказал свое предположение по поводу того, почему она может кончать и попой.

- Поскольку перегородка между влагалищем и прямой кишкой тонкая и мягкая, она позволяет оказывать воздействие на эрогенные точки интимной зоны изнутри. А самая эрогенная зона — это, сама понимаешь, клитор, который у каждой женщины располагается вроде бы и одинаково, но в тоже время, индивидуально. Различна и его чувствительность. По всей видимости, при анальном сексе, мой член стимулирует клитор и другие точки не менее активно, чем при вагинальном. Вот и вся разгадка.

- Как бы то ни было, но я, как говорят, тащусь от любого секса с тобой. Даже при минете мне приятно ощущать его у себя во рту. А когда я слышу, как ты при этом дышишь или даже стонешь, то возбуждаюсь вместе с тобой. Нравится просто смотреть на него. Я балдею от его формы, длины и толщины и до того как ты мне его вставляешь, представляю этот процесс в деталях.

Я обнял сидящую рядом женщину за узкие и худенькие плечи, а она доверчиво опустила мне на плечо свою голову.

- Мне через полчаса надо уходить, — сказала подруга, — проводишь меня до метро?

- Так прошло, наверное, часа два. Ты сказала, что сможем побыть друг с другом дольше, чем в первый раз.

- Нет, дорогой мой, прошло уже четыре часа…

- Не может быть!

- Так ты проводишь меня?

- Конечно, — согласно кивнул я головой.

И тут я вспомнил, что скоро может вернуться домой мать. Да и вторая Валентина, наверное, заждалась. Но с этой Валей мне было лучше, уютнее, комфортнее, может потому, что она была нежней и моложе своей тезки, с которой мне еще предстояло встретиться?

Расстались мы у входа в метро. Женщина исчезла в проеме дверей, зайдя туда с немногочисленными воскресными пассажирами. Я, постояв у входа, бесцельно прошелся по площади перед метро, а затем и сам зашел туда. Сел в поезд, проехал две остановки, вышел. Сел в автобус и, наконец, добрался до дома своей любовницы.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Нас ругают, что этюды выходят медленно. Смеем заметить, что не всегда легко раскрутить даже близких друзей на откровенные рассказы, связанные с детством, да еще на тему первых эротических переживаний и вдобавок получить одобрение на публикацию. В данном цикле мы помещаем только реальнее истории и только с согласия рассказчиков. Литературная обработка - самая минималь... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.