Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Мы жили недалеко от городского парка, и мне очень нравилось там гулять. Однажды, когда я уже порядочно набегался по тропинкам, изображая Чингачгука или какого-то лесного разбойника, мне приспичило по - большому, я забежал в общественный туалет. Там никого не было, кабинки были просто отгорожены одна от другой перегоро... [ читать дальше ]
Название: МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ (продолжение) НОВЫЕ ВСТРЕЧИ
Автор: arianin (arianin@rambler.ru)
Категория: Остальное, Традиционно
Добавлено: 29-03-2019
Оценка читателей: 6.09


100% — ная великовозрастная целка.

После обеда мы интенсивно трудились над производственными мощностями отрасли. И только в самом конце трудового дня, для разогрева, поласкали друг дружку. Однако перевозбуждаться не стали, учитывая, что у нас есть время, а, главное, комфортные условия, чтобы воплотить любые возможные сексуальные фантазии.

По пути зашли в магазин. Купили продукты и бутылку вина, чтобы отметить потерю невинности. Так пожелала Ольга.

Однако не обошлось без накладок. У подъезда, как часто бывало, «дежурила» соседка. Я внутренне напрягся, не зная, чего ожидать от своей старой любовницы, но замужняя многодетная женщина сдержала себя, и мы только поздоровались. Правда, она смерила меня, а в особенности, Ольгу 380 вольтовым взглядом. Однако Целочка была так сосредоточена на предстоящей потери своей девственности, что не обратила внимания на яростный взгляд Светки. Благополучно миновав серьезное «препятствие», мы поднялись на этаж и зашли в квартиру. Никто из нас не кинулся раздеваться или страстно обниматься, с целью овладеть друг другом. Подруга первым делом стала разглядывать квартиру.

- О, она у тебя трехкомнатная! И комнаты большие! — восторженно произнесла Ольга, заглянув в каждую комнату. — Не то, что у нас с матерью однокомнатная в «хрущебке».

- Да. Удачно у матери вышло с обменом. Раньше у нас была двухкомнатная и комната у бабушки. Потом мы съехались, а бабушка умерла…

- А кухня какая большая! И санузел раздельный, — продолжала удивляться подруга.

Однако мне надоело слушать ее восторженно-завистливые возгласы и восклицания. Выложив продукты на стол в кухне, я повел Ольгу в комнату и показал диван, на котором собирался сломать ей целку. Она села на него, попрыгала на нем попой и, удовлетворенно хмыкнув своим мыслям, встала и начала раздеваться. Раздевалась без стеснений. Сняла с себя все и пошла в ванную. Проследив глазами за женщиной, которую я впервые видел полностью обнаженной, удовлетворенно хмыкнул. Ее фигура даже в обнаженном виде производила волнующее впечатление. Я разделся вслед за ней, правда, задержался, чтобы разложить диван и расстелить целлофановую пленку, а сверху чистую тряпочку довольно приличного размера, куда можно было бы поместить ее попу и все остальное, чтобы кровью не запачкать диван. Оценив взглядом свои труды, проследовал в ванную, где еще плескалась подруга.

В принципе все мои приготовления на диване преследовали цель для последующего траха уже порванной целки. А первый ее прорыв я планировал совершить как раз в ванной, чтобы сразу смыть кровавые выделения и из ее влагалища, и со своего члена.

Поплескавшись с ней под душем, дав ей помыть своего «дружка», я, не мудрствуя лукаво, развернул Ольгу к себе спиной и нагнул, заставив ее упереться в стенку, противоположную от стойки душа.

- Ты хочешь здесь и прямо сейчас? — спокойно поинтересовалась подруга, уже находясь в «предраковой» позиции.

- А чем здесь хуже постели или рабочего кабинета? К тому же, не придется пачкать диван кровяными выделениями, — объяснил я, пристраиваясь к ее влагалищу членом.

- Я как-то об этом не подумала, — призналась Оля.

Но пока она произносила эту фразу, я вставил головку в отверстие. Отверстие было большим, но подруга все равно заойкала от боли. И мне показалось, что если я сейчас же не порву ей целку, то девственница передумает. Поэтому, не обращая внимания на ее жалостливые вскрики, задвинул в нее член наполовину, на секунду почувствовав внутри какое сопротивление проникновению. Я понял, что целка порвана, что и подтвердил вскрик теперь уже новоиспеченной женщины. Понимая, что «барьер» преодолен, задвинул конец полностью и последовал новый вскрик боли.

- Ты меня насквозь проткнуть хочешь? — возмущенно спросила Ольга.

- Просто не ожидал, что при таком широком отверстии, как у тебя, может быть такое короткое влагалище, — оправдался я.

- Это не у меня оно короткое, а у тебя черенок большой, — возразила подруга.

- Как скажешь, — не стал спорить я о своем «достоинстве».

Продолжил двигать членом уже осторожнее, не засаживая его по самую мошонку.

- Ну и как тебе? — поинтересовался я, сделав десять движений.

- Ничего не чувствую, кроме жжения внутри себя, — честно ответила Ольга.

- Ладно, на первый раз достаточно, — вытаскивая из нее свой конец, решил я. — О, смотри, как много крови!

Но Ольга смотреть отказалась. Она и так видела, как из нее капает кровь в ванну и уносится водой.

- Помой мне его, — приказал я подруге.

Она послушно взяла в руку окровавленный член и стала омывать его. Затем задрала кожицу на головке и промыла под ней. Там тоже скопилось немного ее крови.

- Я думала, что из меня кровь хлынет, а здесь только капает, да и то не сильно. А меня все пугали, такие страсти рассказывали! А получается раз и все…

- Не знаю, зачем твои близкие и подруги пугали тебя. Может быть, боялись, что ты им дорогу перейдешь?

- Может быть, может быть, — перебирая в памяти события, задумчиво произнесла женщина. — Одна-то уж точно боялась. Та еще сучка! А была когда-то лучшей подругой…

- Не лучшей, а «заклятой», — поправил я ее.

- Получается так, — согласилась Оля.

Она снова посмотрела вниз. Кровь остановилась.

- Ты еще будешь мне вставлять? — поинтересовалась она.

- Обязательно! — «успокоил» я ее. — Но только не сегодня. Пусть у тебя там все немного подживет, а то снова закровоточит…

- А ты мне глубоко не засовывай. Вставь только головку и покрути ей во мне. Я хочу понять, что такое половой акт, да и тебе следует кончить. Не гоже, чтобы мужская сперма застаивалась внутри. Говорят это вредно для мужчины.

- Хорошо. Тогда нагнись, чтобы удобно было вставлять.

Ольга нагнулась, а я, раздвинув головкой ее большие половые губы, нашел отверстие и зашел ей внутрь ее вагины. Дальше, как она и просила, задвигать конец не стал, а, взяв его рукой у основания, начал крутить им, ожидая реакции женщины. Но подруга молчала. Однако я не прекращал движения, давая ей возможность привыкнуть к новым ощущениям. Но Оля упорно молчала, хотя влагалище было мокрым. Впечатление было такое, что я опустил член в стакан с теплой жидкостью. В раздражении я неудачно дернул концом, и он выскочил из влагалища, уперевшись ей в попу. Я попытался вновь вставить головку в писю, но он снова соскользнул уже не вверх к попе, а вниз к клитору.

И вот тут-то женщина дернулась и сказала:

- Ой, вот так хорошо, продолжай!

И я сразу понял, что надо делать. Продолжая держать свой член у основания, стал водить его головкой вдоль половых губ подруги — от клитора до полового отверстия. Доходя до него, я погружал головку во влагалище, но сразу же вынимал ее и доводил до женского ануса. Там, покрутив по анусу, начинал обратный путь к отверстию и далее к клитору. И Ольга задышала, задергалась, начала стонать и бормотать:

- Так, так, так! Хорошо! Еще, еще, продолжай, продолжай!

Она сразу же забыла о жжении внутри себя, возбуждаясь все сильнее и сильнее.

- Господи, как хорошо! У меня никогда такого не было, продолжай!

Я, потворствуя ее удовольствию, увеличил темп, радуясь, что нашел способ, как доставить наслаждение своей новой любовнице. А она, изнывая от сладострастия, старалась усилить эффект острых ощущений, раскрывая руками свои «срамные» губы и нагибаясь все сильнее, чтобы ничто не мешало моему «дружку» скользить по ее промежности. Когда чувственность достигала максимума, подруга, не в силах сдерживаться, вскрикивала, а затем сама начала вздергивать и опускать попу. Но, несмотря на бурю эмоций, кончить Ольга так и не смогла. В конце концов, от пережитого и от согнутого состояния у нее закружилась голова и пришла усталость. Пик эмоционального возбуждения прошел.

Я почувствовал это и остановился. Однако член стоял, и с ним что-то надо было делать. Это понимала и женщина. Поэтому она повернулась ко мне лицом, опустилась на колени и взяла «орудие» своего наслаждения в рот. Искусством минета подруга владела, и мой возбужденный и истомленный ожиданием оргазма член отреагировал на ее оральные ласки должным образом…

Когда она проглотила все, что я влил в ее рот, Оля, осмотрев «дружка», с каким-то страстным сладострастием слизала все, что оставалось на головке и стволе члена. Затем, поцеловав, уменьшившийся на глазах «стручок», произнесла:

- Теперь все, как должно быть. Женщина получила максимум возможного на данный момент удовольствия, мужчина тоже удовлетворен, можно и отдохнуть, и поговорить. Верно?

- Какое-то время есть такая возможность. Но учти, у нас на отдых и разговоры есть не более двадцати минут, потому что одним оргазмом я не удовлетворюсь, да и тебе следует прочувствовать меня как следует. Хотелось бы достичь обоюдного желания заниматься сексом. По опыту знаю, что если желание будет односторонним, то интерес друг к другу пропадет, и наши отношения быстро прекратятся.

- А с чего вдруг ты решил, что у меня нет стремления к сексу?

- Я не говорил, что у тебя нет такого стремления. Однако если ты со мной долгое время не сможешь достигнуть оргазма, тебя обязательно потянет к другому мужчине.

- Почему это тебя так волнует? Ты все равно не собираешься жениться на мне. Так что не заморачивайся на этом. Да и рано еще говорить вообще о чем-то таком, потому что я все еще в самом начале своего пути в сексе. Вытри лучше меня полотенцем, а то я мокрая и начинаю замерзать. Да и из ванной пора выходить и прилечь где-нибудь в постельку, накрыться одеялом и полежать, прижавшись друг к другу обнаженными телами.

Ее рассуждения показались мне логичными. Однако когда мы прижались телами под одеялом, член ожил и стал расти.

- Нет, нет, нет, «дружок», — обратилась она к моему выросшему «агрегату», беря его в руку. — Я, конечно, с удовольствием поиграюсь тобой, но в мою «девочку» ты сейчас не войдешь. Ты ее уже один раз проткнул и пока хватит на сегодня.

Господи, какие глупости мы начинаем нести, когда нам хорошо! Уму непостижимо! Вот и сейчас, разговаривая, вроде со мной, она конкретно обращалась к члену, как будто играла в куклы. А ведь рядом со мной лежала женщина, которой стукнуло уже 38 лет!

Но я принял ее игру в дочки-матери, или сыночки-матери. Тем более что в наличии были и те, и другие. И «сыночек» упирался в лобок своей «мамочки», которая в моменты соития превращалась в «девочку». В общем, все было жутко запутано, но одновременно просто и понятно, как в жизни.

Несколько смущало одно обстоятельство, я не чувствовал никакой ответственности за эту женщину, хотя только что сломал ей целку. С юношеских лет, со времени, когда я узнал, что у подруг в их дырочках зачем-то находится девственная плева, я почти до сего времени как-то не решался, не испытывая любви, нарушать невинность, будучи уверен, что в этом случае мне придется испытывать и нести бремя ответственности за дальнейшую судьбу оттраханной целочки.

Конечно, я знал, что далеко не каждая «девственница» действительно невинна. Существовало много способов, не нарушая плеву, заниматься сексом с мужчиной. Оральный и анальный секс, например, никак не влиял на девичью плеву. Однако сильно влиял на женскую психику. Некоторые подруги занимались лесбийским сексом, что тоже при определенной осторожности никак не отражалось на физических данных девушки. И таких подруг я знал во множестве еще в студенческие годы. Пятерых, особо еб…вых подруг, трахала чуть ли не вся общага нашего института. Но до самого своего замужества они оставались целочками…

Лежащая сейчас со мной новоиспеченная женщина, сама призналась, что сосала и лизала член у мужика и, скорее всего, по умению это делать, понимал, что не у одного него. Может быть, именно поэтому я не испытывал за нее моральной ответственности? Или потому, что ей исполнилось уже 38, и если не я, то кто-нибудь другой в ближайшее время это обязательно сделал бы? Или, скорее всего, по совокупности первого и второго.

Я еще помнил свои переживания, когда думал, что проткнул невинность Татьяны. И очень обозлился, когда понял, что она меня приняла за лоха. В меньшей степени, конечно, присутствовало чувство ответственности, когда я впервые вставил своей, слава богу, уже бывшей жене. Но когда до меня дошло, что эта сучка повесила мне лапшу на уши про свою невинность, понял, что не зря с самого начала не испытывал к ней никаких чувств. Правда, к этому времени, к сожалению, я уже был на ней женат…

Сейчас, конечно, обстоятельства складывались по-иному. И, может быть потому, что никакие обязательства на меня не давили, я испытывал чувство удовлетворения, радости и даже благодарности, что хотя бы одна из десятков подруг сохранила и доверила мне свою целку. И я представил, какие бы чувства я испытал, когда подобное случилось бы с той, которую я когда-то полюбил…

Впрочем, я сразу же оборвал ход этих дискомфортных мыслей. Зачем было расстраиваться из-за того, чего уже никогда не случится.

А подруга, лежащая рядом, заигралась «игрушкой» настолько, что «завелась» и из руки переложила ее себе в рот. И сразу все тело напряглось, и по нему побежали волны электрических разрядов. Иногда, когда женщина брала головку в засос, током ударяло сильнее, и меня прогибало в пояснице, а член проскакивал до женского горла. Или, как говорят, «доставал до гланд». В такие моменты Ольга слегка давилась, но, в основном, старалась не допускать такого сильного проникновения, прижимая его языком к небу. Поскольку небо у каждого человека довольно чувствительное, женщине нравились соприкосновения с гладкой головкой члена. Головке это тоже нравилось в силу того, что в некоторых местах небо шершавое из-за обилия рецепторов. Член быстро твердел и рос и вскоре уже не помещался полностью в женский рот, заходил туда наполовину своей длины, что позволило подруге ухватить его за основание рукой и увеличить темп минета. Вырос темп, усилились и ощущения. Они стали настолько острыми, что начали вырывать из меня стоны сладострастия. Руки непроизвольно начали гладить ее волосы на голове, а затем легли на затылок Ольге и стали подталкивать ее голову к паху, тем самым заставляя ее рот уже не лизать и сосать член, а превращая его в подобие влагалища.

Понимая, что скоро у меня наступит оргазм, женщина каким-то образом обхватила член своим языком, и он стал ходить у нее во рту вдоль языка. Признаться, такого минета мне никто не делал, а ощущения были намного приятней, чем во влагалище. И в голове взорвался фейерверк блаженства, а вместе с ним произошел выплеск энергии и спермы. И как не готовилась подруга к приему «спущенки», а справиться с ударившей в горло струей не смогла и подавилась. Конечно, первым делом она постаралась выплюнуть изо рта член, чтобы иметь возможность откашляться и перевести дух. Поэтому большая часть спермы вылилась мне прямо на ноги. Кейф был «сломан».

Ольга долго кашляла, даже дольше, чем положено, как бы оправдываясь передо мной за скомканную концовку. Но откашлявшись и отдышавшись, все же призналась, что просто не смогла справиться со столь сильной струей. Я принял такое объяснение, поскольку в первый раз у нее все прошло прекрасно.

Правда, есть и брезгливые женщины. И это не их вина, а их беда. Мужчины очень обидчивы в таком вопросе, и если любовница или возлюбленная не в силах преодолеть свою брезгливость к его сперме, у мужчины начинает нарастать недовольство, затем накапливается скрытая обида и интерес, и даже чувства его к этой женщине ослабевают, а, соответственно, перспектива дальнейших отношений превращаются в проблему.

Однако в данном случае проблема отсутствовала, а подавиться можно и собственной слюной…

Так или иначе, но вся сперма оказалась у меня на животе и паху. Пришлось идти и смывать с себя эту липкую жидкость, чтобы она не засохла в моих волосах. Пришла в ванную и Ольга и сначала смотрела, как я моюсь, а затем этот процесс взяла в свои руки, а потом и в рот. Однако в ванной кончить у меня не получилось. Не получилось кончить и в комнате, куда мы перебрались через какое-то время. Но член встал. Женщина продолжила оральные ласки, но иногда останавливалась, чтобы перевести дух и дать отдохнуть своим челюстям. В эти промежутки времени она очень внимательно рассматривала мой конец и вертела им, оглядывая его со всех сторон. По ее лицу было видно, что он ей нравится.

С таким детальным изучением своего пениса пришлось столкнуться впервые. Другие женщины так подолгу его не рассматривали. Особенно, когда замечали мой взгляд, направленный на них в этот момент. Заметив мой взгляд, они почему-то стыдливо отводили глаза. Подруги больше отдавались ощущениям, когда он находился в них и двигался там. Здесь же я наблюдал неподдельный интерес в его разглядывании. Она рассматривала каждую жилочку, каждую вену. Ощупывала каждую мышцу его ствола, но особое внимание уделяла головке «дружка». То, что он ей нравится, она не скрывала и не стыдилась этого. Когда женщина устала сосать и лизать, то решила, что настало время поговорить.

- Он у тебя красивый. У него такая интересная форма. Его так приятно брать в рот и ощущать, как он скользит и щекочет небо. Не приходится лишний раз рукой задирать кожу капюшона члена, чтобы она не мешалась ласкать его залупу.

- Ха, — удивился я, услышав от нее слово, обозначавшее головку члена, — я давно не слышал такого определения, наверное, со студенческих лет.

- А у нас в родне все так называют мужскую головку, а женскую писю обзывают мандой.

- Да, я знаю такие определения. Кстати, ты в курсе, что у клитора тоже есть свой капюшон?

- У кого есть, а кого и нет. У меня есть, — сообщила она, демонстрируя мне клитор, приподняв пальцами свой капюшон.

Под ним я, наконец, явственно разглядел заветный бабий «прыщик», о котором на заре своего сексуального опыта даже не догадывался. И если бы на втором курсе института меня по этому поводу не просветила подруга матери, то, может быть, узнал бы о его существовании значительно позже.

- Ты мастурбируешь? — поинтересовался я у нее.

- Бывает. Редко. Когда невозможно хочется, чтобы рядом лежал мужчина, а его рука ласкала бы всю писю.

- А я слышал, что многие женщины обходятся без этого…

- Не верь. Им или стыдно признаться, или у них есть мужики. А любая одинокая женщина, пусть изредка, но обязательно прибегает к мастурбации.

- Я так и думал…

- И правильно делал. Не верь многому, чему говорят женщины. Мы по природе лгуньи, потому что нам всегда было и есть, что скрывать в патриархальном обществе. Потому, наверное, мы обожаем знать все и вся о своем окружении. Особенно о мужчинах, к которым питаем интерес или имеем на них определенные виды.

- Понятно. Хотя ничего нового ты мне не сказала. А я, надеюсь, смогу продемонстрировать тебе довольно новое и приятное ощущение…

И я начал целовать подруге грудь, а затем, когда она от удовольствия стала постанывать, быстро перебрался к ее пупку и, поласкав вокруг него и его, перенес поцелуи к лобку, а затем начал целовать бедра женщины, подбираясь к их внутренней части, находящейся рядом с половыми губами. К слову сказать, половые губы, как и вход во влагалище, у женщины были тоже большими или точнее сказать длинными. Однако, несмотря на свою длину, губы пухлыми не были, и стоило Ольге немного раздвинуть ноги, как они открывали все места, которые должны были скрывать от постороннего взгляда. Соответственно, когда я добрался до бедер изнутри, «раздвигульки» подруги пошли в стороны, и мне открылась вся картина размещения ее интимных мест. В силу длинных половых губ, наверное, расстояние от клитора, прикрытого капюшоном, до влагалища имело большой промежуток, но само отверстие вагины находилось совсем рядом с анальным. Даже без намеренного желания эти два входа можно было легко перепутать.

Продолжая целовать Олю, дал ей понять, что ей необходимо раздвинуть ноги шире. Когда она исполнила мою молчаливую просьбу, я начал действовать. Большой палец руки положил на ее горошину, указательный и средний ввел во влагалище, а четвертый, безымянный, засунул ей в попу. Из-за того, что четырьмя пальцами одной руки было действовать «не с руки», глубоко засунуть три из них не получилось, зато четвертый, большой палец, четко нащупал клитор. Первая попытка действовать сразу всеми четырьмя пальцами, оказалась неудачной, но постепенно я приноровился. И женщина «задышала». Но это было далеко не все, что я ей приготовил прочувствовать. Пока я возбуждал ее пальцами, пытался понять, каким образом можно использовать пальцы и одновременно лизать языком и посасывать клитор губами, а второй рукой трогать, гладить и мять женскую грудь и все остальные части тела, включая ягодицы. Через какое-то время сообразил и принялся воплощать задуманное в жизнь. Воплотил. Воплотил так, что Оля испытала оргазм

- Вот теперь я полноценная женщина! — опамятовав от фейерверков в голове и телесных судорог, заявила подруга.

- Не-а! — возразил я. — Полноценной может считаться женщина, кончающая в любом положении и от любого вида секса.

- Но есть же такие, которые не кончают!

- И таких ты считаешь полноценными женщинами?

- Ну, в какой-то мере, — засомневалась Ольга.

- Вот именно, в какой-то… почему-то про мужчину, который тихо без бурных признаков оргазма спускает сперму, говорят как о ненормальном, а женщине, значит, не кончать можно?

- А разве есть такие мужчины? — удивилась Оля.

- Конечно. Это многие стеснительные юноши. Это пожилые мужчины. Но есть и такие, которых природа не одарила способностью испытывать оргазм. Член стоит, из него сперма вытекает, а восторженного сладострастия нет.

- Слушай, а мне так понравилось кончать! — счастливо рассмеялась женщина. — А такие ласки, когда мужчина их делает женщине, как называются?

- Кунилингус.

- Ку-ни-лин-гос, — растягивая и смакуя слово, произнесла подруга. — Это по латыни?

- Наверное.

- Но такое мужчина делает женщине, когда он к ней что-то испытывает? — разговаривая, будто, сама с собой, произнесла женщина.

- Не обязательно. Она может ему просто нравиться. Разве ты минет делаешь только тому, которого любишь?

- Нет, конечно. Но для женщины — это обычно. Она должна удовлетворять мужчину.

- Вот даже как? Любого?

- Любого, которого она выбрала для секса, — ничуть не смутившись, заверила Оля.

- Мне нравится, как ты мыслишь!

- Меня так воспитывали. И мама, и тетка, и их подруги. Поэтому и я, и их дочери выросли в уважении к мужчинам, несмотря на их полигамность.

- Ну, ну, ну! Мужчины не более полигамны, чем женщины. Другое дело, что женщины более скрытны и большинство своих отношений не афишируют в отличие от мужчин. Ты даже представить не можешь, сколько перебывало у меня замужних женщин! И я знаю, что я был у них не первый и не последний. Примером можешь служить ты сама.

- Не знаю, не знаю. Думаю, если выйду замуж, то мужу изменять не стану.

- Это ты сейчас так думаешь. А если он тебя не сможет удовлетворять.

- Это как это?

- Размерами члена, частотой половых актов, темпераментом, традиционностью. Мало того, даже первоначальный хороший секс может превратиться в обычную рутину. И захочется чего-нибудь новенького, неизведанного, обновления чувств и ощущений. Разве такого не может случиться?

- Может, конечно…

- Скорее всего, так и будет. Правда, не у всех это переходит в измену. Но отношения портятся, однозначно. Женщины становятся ворчливыми и какими-то обозленными, а мужчины вялыми и равнодушными. И в этом виновато все тоже чувство физической неудовлетворенности. Долгая сексуальная жизнь при хотя бы минимальном удовлетворении друг другом — это залог хороших и добрых отношений в семье или просто отношений между мужчиной и женщиной.

- Ну, с этим не поспоришь, — согласилась Ольга.

- А чтобы такого не случилось, женщина должна испытать и приучить себя к любым неожиданностям и капризам будущего избранника.

- Например?

- Например, анальный секс. Ты знаешь, что это такое?

- Чисто теоретически, конечно, — призналась подруга.

- А практически? Думаю, для тебя не секрет, что многие активные мужчины любят вставлять свой член в попки женщин?

- Да, наслышана…

- А тебе приходило в голову, что «очко» может служить хорошей заменой влагалищу особенно в дни, когда у тебя, скажем, месячные или дни, когда существует максимальный риск залететь. Однако залета ты не хочешь. Причины могут быть различными. И как ты собираешься выходить из таких положений?

- Ну, при риске залета можно воспользоваться презервативом или прервать половой акт. А при месячных, в конце концов, можно удовлетворять его орально.

- А если оральный секс мужчину не удовлетворит?

- Если мужчина любит, может и потерпеть!

- Вот как! А как быть с твоим утверждением, что женщина должна удовлетворять мужчину, которого она выбрала для секса или даже для семьи?

- Семья или сексуальные отношения — это череда компромиссов.

- Вот именно, череда. То есть, ты идешь на компромисс, и он идет. Он пошел на компромисс, но и ты должна будешь пойти тоже. А твои месячные и рискованные дни повторяются два раза в месяц. И каждый раз, наверное, это длится по неделе, не меньше?

- Примерно…

- Допустим, что мужчина пошел на компромисс и воспользовался презервативом, а в следующий раз перетерпел неделю твоих месячных. И тоже случилось в следующем месяце и дальше. И ты уже успокоилась, что мужчина смирился с таким положением. Тебе комфортно и все устраивает. Но однажды ты вдруг замечаешь, что во время очередных месячных он ведет себя как-то странно — всем доволен, не нервничает, как обычно. Даже весел! Ты настораживаешься и начинаешь подмечать, что в следующий раз, уже во время дней максимального риска залета, твой муж или кавалер не испытывает желания трахать тебя в презервативе, а отговаривается, что лучше потерпит, чем совершать половой акт в резинке. Как ты думаешь, что бы это могло значить?

Оля задумалась, а затем выдвинула только одну версию:

- Это значит, что он завел кого-то на стороне.

- И, скорее всего, ты окажешься права. Хотя существует и другой вариант не лучше того, что ты предположила. Он к тебе охладел. Что в конечном итоге все равно приведет к измене, потому что «свято место пусто не бывает».

- Но у меня есть возможность варьировать половые акты с оральным сексом.

- Однако будет куда лучше, если у тебя появится еще одна альтернатива — анальный секс. Мало того, эта альтернатива может стать лакомым куском для твоего мужчины, который ты сможешь выставлять ему в качестве твоего компромисса. Правда, для этого ты должна реально представлять, что тебя ждет при этом. Ты должна сначала решить для себя, сможешь ли ты прибегать к этому, как, например, к оральному сексу, который тебе нравится.

- То есть ты хочешь снова меня развести на анальный секс? Хитрец! Но я еще не поняла, понравится или нет вагинальный.

- Понравится. Ты еще будешь балдеть от него. Поверь мне! А пока мы в ожидании, когда подживет твоя вагина, мы могли бы поэкспериментировать с твоей попкой.

- Интересно, кто захочет со мной жить, если поймет, что меня до него трахали «и в хвост и в гриву»?

- Ну, если ты сама не выложишь ему о себе всю подноготную, то любого мужчину можно легко обмануть и заставить поверить, что оральным и анальным сексом ты никогда не занималась, стоит только продемонстрировать ему свое «неумение». И ты ему будешь вдвойне дороже, когда займешься с ним этим, тебе понравится, и ты начнешь быстро всему учиться.

- Откуда ты все это знаешь? — удивилась подруга. — Я старше тебя на десять лет, а ты мне сегодня рассказал столько нового! Сколько же у тебя было женщин?

- Было много. И еще будут. А знания приобретаются и теоретически в разговорах, и на практике. Если, конечно, такими вопросами интересоваться…

- То есть тебя такие вопросы постоянно интересовали?

- Конечно. Я нормальный мужчина. И все, что познавал из книг, рассказов, старался применить на практике. О чем нисколько не жалею.

- Но женщины к таким любвеобильным мужчинам относятся с предубеждением.

- Отлично! Если их предубеждение приносит результат, подобный нашему, то я руками и ногами, и, естественно, еще одним местом, только «за».

Оля рассмеялась. Прижалась теснее ко мне и спросила:

- А как мы будем это делать?

- Ты про свою попку?

- Ага, — плотоядно целуя меня, ответила подруга.

- Как и в первый раз для начала смажем твой анус, скажем, вазелином или кремом. Но лучше вазелином. Он более эффективно размягчает попкину дырочку и делает ее эластичной. Правда, на Западе, я слышал, уже существуют специальные смазки для такого вида секса. Однако за неимением таковых у нас, будем действовать испытанным «дедовским» способом.

- Хорошо. Давай, действуй.

Я принес из ванной круглую коробочку с вазелином и подхватил указательным пальцем немного вазелина. Оля охотно подставила свою попку и даже развела руками ягодицы. Когда я начал мазать, она засмеялась.

- Чему ты радуешься? — спросил я ее.

- Я не радуюсь. Мне просто щекотно. А вообще все это напоминает мне приготовления к постановке клизмы.

- Хм, действительно, почти все так и произойдет. Только наконечник клизмы будет значительно толще. Дайка я еще немного промажу и внутри попы.

Когда я закончил смазывать, женщина начала ерзать от нетерпения и спросила:

- Ну и когда ты мне и как начнешь вставлять?

- Подожди, имей терпение. Вазелин еще не размягчил, как следует, анус. Или ты хочешь испытать боль?

- Нет, конечно! Просто когда чего-то с нетерпением и опаской ждешь, начинаешь нервничать.

- Не нервничай, — целуя в попытки успокоить, сказал я. — Станет больно, скажешь. Я тот час вытащу его из тебя. У меня нет умысла причинять тебе боль.

А с языка чуть не сорвалось «у меня женщин, готовых подставить попы хватает и без тебя», но сдержался.

Сказав, продолжил целовать и ласкать женщину, отвлекая ее от страхов за свою задницу. От поцелуев «завелся». «Завелась» и она. А тут и время подошло. И я поставил подругу «раком». Было на глаз заметно, что дырочка мягкая и уже приоткрылась. Однако сначала проверил анус пальцем. Он зашел в попу легко. Женщина даже не охнула. Тогда я ввел уже два пальца. Оля на это отреагировала своеобразно. Она заявила:

- А, может быть, не надо никакой подготовки? Суй член, а там, будь что будет!

Ее отчаянность мне понравилась, тем более оба пальца залезли в попу тоже без особых затруднений, а от их действий анус раскрылся еще больше. От вида самой попы и картинки, приглашающей в себя попки, член затвердел. Когда я его приставил к входному отверстию, он был твердым, как черенок у лопаты. Ольга ждала. Было заметно, как она напряглась.

- Не напрягайся, а расслабься, — попросил я ее. — И когда ты почувствуешь, что головка пытается войти в тебя, сделай глубокий вдох. Ну, ты готова?

- Давай! — дала команду женщина, и я надавил на дырочку.

Дырочка поддалась легко и впустила моего «дружка» внутрь, но дальше отверстие сузилось до размеров прямой кишки. И если бы Оля в этот момент не сделала глубокий вздох, то проникновение члена остановилось бы. Однако я не стал форсировать проникновение, а, засунув головку и войдя в прямую кишку, остановился, предоставляя возможность подруге обвыкнуться с обстановкой.

- Не больно? — поинтересовался я.

- Нет. Но ощущения более приятные, чем от клизмы. Чувствуется, что во мне не пластмассовый наконечник медицинского прибора, а живая мужская конечность. Ты его уже весь засунул?

- Нет только головку. Совать глубже?

- Пробуй…

Я попробовал.

В принципе, для меня попа Ольги была еще одной из числа опробованных задниц. Только она не в пример другим была большой. Не жирной, а именно большой и круглой. Хотя в одежде такой не казалась. Впрочем, несмотря на большие ягодицы, сам вход был ничуть не больше, чем такая же дырка, скажем, у маленькой Светки-соседки или у Натульки с работы. У Валентины, пожалуй, вход, по ощущениям, был просторнее. Правда, разработали его уже давно, а потому трахать его удавалось проще и удобнее. А Ольгу в «очко» еще никто не трахал. Это было очевидно. И мне, как первопроходцу, предстояло отыметь ее в попу так, чтобы ей этот процесс не показался неприятным, а захотелось бы попробовать еще, еще и еще.

Поэтому, любуясь на ее грушевидную фигуру, я внедрился и стал двигаться в попе осторожно, не нагнетая темп, не производя резких фрикций. Изредка я справлялся о ее самочувствии, но постоянно получал ответ, что все нормально и никаких неприятных ощущений у нее не возникло. Член стоял, как никогда! А в моменты, когда он вдвигался в попу полностью, его в основании так сдавливало ягодичными мышцами, что казалось, будто, на него надели резиновый жгут и стянули. И тогда ствол внутри распирало, и член становился толще, касаясь стенок прямой кишки женщины. Но покрутить им внутри не представлялось возможным, зато, сильно сдавленный, он непроизвольно дергался и вздрагивал от напряжения, чем доставлял, как оказалось, приятные ощущения подруге.

Мои ощущения тоже были приятными. Особенно от того, что, сдавленный у основания член, становился очень толстым и стоял, не собираясь извергать из себя сперму. С другими женщинами я почему-то не чувствовал подобного. Хотя у Натульки, в отличие от Валентины и Светки, «очко» тоже было поначалу не разработано. В чем отличие, я понял позже, а сейчас, довольный тем, что процесс происходит безо всяких осложнений, прибавил темпа. Правда, я не стал вытаскивать член из попы и впихивать его туда снова, а стал совершать им мелкие фрикции внутри женщины. Результата я добился довольно легко, поскольку «дружок» был хорошо зафиксирован у своего основания.

Мои действия вызвали исключительно положительные эмоции у женщины. Неожиданно для меня она учащенно задышала. Я справился о ее состоянии, но услышал в ответ:

- Все хорошо, хорошо, продолжай. Мне нравится…

Я, конечно, продолжил. Тем более что приближения своего оргазма я никак не ощущал. Зато постоянное трение о мягкие стенки прямой кишки приносили постоянные приятные ощущения. Через короткий промежуток времени Оля попросила:

- Прибавь в темпе, пожалуйста! Я что-то такое необычное начинаю чувствовать.

- В каком смысле необычное? — удивился я, но ее просьбу удовлетворил и прибавил.

Подруга вдруг застонала, а затем стала так «подмахивать» попой, что член чуть не выскочил наружу. Я, конечно, поймал предложенный ею темп и через минуту Ольга, буквально, взвыла, содрогаясь в конвульсиях. Причем, ее обуял такой оргазм, которого я не наблюдал ни у одной из женщин, которых трахал в попу.

- Ой, ой, ой!!! Трахай меня, трахай! Сильнее, еще, не останавливайся! Ой, что со мной?! Что происходит?! Как такое возможно?! Как хорошо-о-о!!! Ой, ой!!!

Только в самой концовке оргазма ее вскрики и громкие причитания перешли в стоны, а затем она перешла вообще на шепот. Правда, такому продолжительному оргазму я тоже поспособствовал, продолжая долбить ее до момента пока не кончил сам. Извергнув сперму, член скукожился, и его выдавило из попы. Из освобожденного заднего прохода показалась спущенная мной туда сперма. Ольга всполошилась и побежала подмываться в ванну. Я пошел следом. После прямой кишки следовало подмываться с мылом. Микрофлора наших задниц содержит много вредных бактерий, которые могут попасть в микротрещины, образующиеся во время полового или анального акта. И если микрофлора здорового влагалища не опасна, то бактерии прямой кишки могут вызвать различные воспаления, если их вовремя не продезинфицировать.

Помывшись, мы слегка оделись и поужинали. Ужин получился поздним, поскольку мы о нем забыли, увлекшись сексом. За ужином подруга постоянно льнула ко мне. Ей хотелось продолжения ласки и нежных прикосновений. Я понимал это и принимал, потому что еще сам не насытился ее губами, руками, телом. Поэтому ужин получился скомканным, и мы, даже не помыв посуду, снова удалились ко мне в комнату.

Когда мать пришла с работы, мы уже спали. Правда, поднялись ни свет ни заря. В комнате было еще сумеречно. Часы показывали 5 утра. Но нам было чем заняться до сборов на работу. Именно утром я еще раз прошелся по туннелю влагалища. Оказалось, что уже все зажило, и ойканья подруги были напрасными. Однако женщина не смогла кончить, как я не старался. Пришлось кончать в одиночку.

- Ты с ума сошел, — яростно прошептала женщина, когда я кончил прямо в нее. — Я могу забеременеть! Я хочу ребенка только от мужа.

- Под мужем ты понимаешь любимого человека или только официально оформленные отношения? — поинтересовался я.

- И то, и другое одновременно, — ответила Оля.

- А ты никогда не задумывалась, что такое возможно никогда и не случится?

- Что я не выйду замуж?

- Что ты родишь от возлюбленного и мужа одновременно. Потому что если ты продолжишь поиски возлюбленного, то можешь и не выйти замуж. Времени у тебя осталось, чтобы совершить все тобой задуманное, немного. Уж извини за прямоту. И если ты все же встретишь человека, полюбишь и выйдешь замуж, то может оказаться, что рожать к тому времени будет поздно.

- Хочешь сказать, что в мои годы уже можно родить и без мужа?

- Почему именно в твои годы? Рожают без мужа и в юном возрасте, и женщины старше тебя. Но это не повод равняться на таких. У тебя своя жизнь, свои приоритеты. И свои ошибки.

- А ошибки обязательны? — удивилась Ольга.

- Мы их все допускаем. Но учимся только на своих. Ладно, беги, подмывайся.

Вернувшись после ванны, подруга юркнула под одеяло и сразу же ее рука нашла мой маленький член.

- Ой, какой он у тебя стал маленький и мягкий, — сообщила женщина мне «невероятную» новость.

- А ты надеялась, что он за время пока ты ходила подмываться вырастет? — усмехнулся я.

- Нет, конечно. Просто я его таким еще не трогала. Можно я его поцелую?

- Не можно, а нужно! Такой маленький и такой безобидный он просто кричит о ласке и нежности к себе, — прошептал я ей на ушко.

Ольга мгновенно скрылась под одеялом, и я через секунду почувствовал, что «дружок» уже у нее в губах. А в следующее мгновение ее губы стали мягко засасывать его в рот, где головку члена стал щекотать язычок. Стало очень приятно…

Я ответил ей тем же, и подруга «поплыла». Она кончила быстро. Она уже вошла во вкус кунилингуса. Ее клитор ждал ласк, полизываний и поцелуев, ее губы раскрывались кончику моего языка, ее вход во влагалище истекал соками, когда он приближался и вонзался, как жало, внутрь ее утробы. Я знал, что со временем она уже не сможет жить без этого, а если и сможет, то будет страдать и искать замены.

И не найдет. Потому что второго такого как я нет во всем мире, нет на этой грешной Земле.

Я не стал до бесконечности продлевать ее оргазм, из-за того, что наше время было ограничено. Следовало собираться на работу…

Туда мы заявились вместе. Нам обоим некого и нечего было стесняться. Оба молодые, оба холостые. Поспешно зашли в ее пустой кабинет, нет, скорее, забежали, чтобы не терять время. Ольга сразу же заперла его изнутри, и наши истосковавшиеся за дорогу на работу тела, которые давили и сжимали, и прижимали друг к другу в вагоне поезда метро, слились во едино. Брюки с трусами упали вниз к моим щиколоткам, а колготы с трусами я приспустил и вдул, нагнув вперед, в уже округлившееся отверстие вагины. Шпилил я ее долго, но настал момент и я кончил. Снова в нее. Но женщина не стала возмущаться. Когда я вынул из нее член, она, подставив заранее приготовленную салфетку, собрала всю сперму, которая вытекла из нее сама по себе, затем немного попрыгала на прямых ногах и только после этого натянула на себя трусы с колготами. Поправив на себе остальную одежду, посмотрелась в зеркало и только после этого открыла дверь и ушла из кабинета. К тому времени, когда подруга вышла, я тоже успел привести себя в порядок.

Оля вернулась через полчаса с улыбкой через все лицо. Я вопросительно посмотрел на нее, и она мне разъяснила причину своей улыбки.

- Ты знаком с женщинами из соседнего кабинета напротив моего.

- Только с некоторыми. Но там я заметил, появились и новые молодые лица. И довольно симпатичные.

- Ух, какой ты глазастый! Так вот, это новое молодое и симпатичное лицо, которое зовут Катериной, очень интересовалась тобой.

- Подумаешь! Мной многие интересуются. Я думал, что всех интересуют наши взаимоотношения.

- Остальных именно это и интересует, но только не Катю. Ей, по-моему, без разницы спим мы с тобой или нет. Но она очень хочет оказаться на моем месте или третьей. Эта подруга не привыкла ни в чем себе отказывать. Она дочь высокопоставленного партийного работника в Московской области. Избалованная вседозволенностью и без комплексов. Ты как?

- То есть ты ей уже что-то пообещала? — удивился я женской беспардонности.

- Я обещала только довести об ее интересе к тебе до твоего сведения. И ничего больше!

- То есть она, что, ждет сейчас под дверью мой ответ?

- Ну, зачем же понимать так буквально! Скажем, она ждет ответ в течение дня.

- Мой ответ — нет. Скажи ей, что мне льстит, что она проявила такое внимание к моей особе, но я не настолько развратен и беспринципен, чтобы пользовать сразу двух женщин одновременно. А тебе лично скажу, что абсолютно равнодушен к дочкам различных высокопоставленных чиновников и партийных работников. В женщине я прежде всего вижу женщину, а не средство сделать карьеру. Это понятно?

- Мне это понятно, а вот поймет ли она?

- Тем хуже для нее…

- А отвергнутые женщины мстительны, знаешь?

- Что-то я не пойму, ты заинтересована в том, чтобы я ее трахнул?

- Нет, конечно. Просто считаю своим долгом предупредить, что Катерина из тех, кто не приемлет отказа своим предложениям.

- Возможно, в Подмосковье так оно и было, но она сейчас в Москве. Пусть привыкает к хорошим манерам. И давай на этом закончим…

- Действительно! У нас еще работы «воз и маленькая тележка», а командировка твоя заканчивается через два дня.

Мы очень плодотворно поработали до обеда. После обеда мы ровно один час уделили сексу, а затем вновь с головой ушли в схемы и цифры. Когда рабочий день закончился, мы в кабинете Ольги остались сверхурочно и, естественно, не отказали себе в удовольствии позаниматься оральным и вагинальным сексом. Однако оральный секс доставлял Ольге большее удовлетворение, чем вагинальный. Женщина пока никак не могла привыкнуть к тому, что ей между ног в щель, из которой она писает, вставляют твердый предмет и начинают в ней им двигать. Единственное, что начало приносить ей удовольствие во всем этом процессе, момент проникновения и эпизоды, когда головка члена чуть не вылезала из нее, а затем снова устремлялась внутрь влагалища. Срочно что-то надо было придумать, но в голову ничего достойного не приходило. И только когда мы уже стали одеваться, я вдруг вспомнил о мастурбации.

- Оль, подожди одеваться. Мне пришла интересная мысль совместить вагинальный секс с мастурбацией клитора.

- Давай попробуем, — согласилась подруга.

Я усадил ее на стол, заставив широко раздвинуть ноги, и ввел в нее головку члена. Тем временем, женщина быстро нашла свой клитор и стала его дрочить. Я старался поддерживать темп мастурбации и сношения на одном уровне. И подруга быстро возбудилась, «задышала» и со стоном, похожим на крик, «разразилась» оргазмом. Кончала долго, стараясь резко насаживаться на член, что приносило ей, видимо, особо острое удовольствие. Мне кончать уже было нечем. Весь мой суточный запас спермы я израсходовал раньше. Однако, глядя на ее обалдевшую, но счастливую физиономию, я не жалел ни о чем.

Я добирался домой один, поскольку Ольга поехала домой, чтобы сильно не беспокоить свою мать. Когда я подошел к своему подъезду, увидел Светку. Сегодня она вновь стояла на дежурстве.

Поздоровался.

- Что-то ты сегодня в одиночестве, — подковырнула соседка.

- Не все коту масленица, — ответил я поговоркой.

- А я уже за сметанку не сойду? — обиженно вопросила женщина.

- Сойдешь. Только у меня сегодня мать дома. Так что, облизнусь и пойду спать.

- Так пойдем спать ко мне. Муженек отбыл куда-то на целых три дня. А детей я отвезла своей матери…

Светке отказать я не мог. Слишком многое нас уже к тому времени связывало. Мне нравилась эта уютная, маленькая, страстная женщина, у которой счастье в жизни так и не состоялось. И доставляло большое удовольствие приносить ей маленькие радости в виде сексуального удовлетворения, когда ее лицо озарялось каким-то светом…

На работу я пошел почти от Светки, только забежал домой, чтобы побриться. Мать даже не встала, чтобы встретить меня, но осведомилась, завтракал ли я сегодня. Ответив, что поем на работе в столовой, ушел.

В пятницу в метро народу было не так много. Странно, но по пятницам в метро почти всегда было просторней, как будто этот день недели для многих был нерабочим днем. На пересадке с линии на линию нос к носу столкнулся с Катериной. Прикид у нее был на уровне. Красивое, на вид шерстяное, с каким-то необыкновенным воротником белое с черным короткое пальто, из под которого чуть выше колен виднелись стройные ноги в черных колготах. Эти ножки были обуты в кожаные той же расцветки, что и пальто, короткие на среднем каблуке осенние сапожки. Девушка была шатенкой с черными, красивой формы бровями, которые обрамляли ее карие глаза с длинными ресницами. Подругу можно было бы назвать даже красивой, если бы ее лицо не выглядело кукольным. Росточкам она была ниже Ольги, которая даже без каблуков была почти вровень со мной. Однако даже из под пальто можно было понять, что «корма» Катерины заслуживает внимания.

Поздоровались. И замолчали. Первой заговорила Катя.

- Мне Ольга вчера сказала, что ты не хочешь со мной общаться? Это так?

- Извини, но общенье общенью рознь. Мы с Ольгой не просто общаемся…

- Да, я слышала. И не только я…

- Тем более. Так вот на таком уровне не хочу.

- И чем же я хуже нее?!

- Кто сказал, что хуже? Тебе сколько лет?

- Двадцать два, — без жеманства ответила Катя.

- Поэтому и не хочу. У меня нет желания сближаться с молодыми незамужними женщинами. Сразу же возникают какие-то обязательства. А мне сейчас это не интересно. Я совсем недавно выбрался из сетей брачных уз, и у меня нет никакого желания испытывать что-то подобное.

- Так я и не претендую на какие-то особые привилегии.

- Конечно, вы все поначалу так говорите. И вообще, Кать, давай прекратим этот разговор. Тема неблагодарная. Не заставляй меня быть циничнее, чем я есть на самом деле. Кстати, меня мать родила в понедельник. Фильм «Бриллиантовая рука» смотрела? Песенку помнишь? Делай выводы.

Катя, которая, было, надула губки, улыбнулась. Но промолчала и к теме больше не возвращалась. «Умная девочка» — подумал я. Только, поднявшись на этаж, у дверей своего кабинета она спросила:

- А зайти к вам, просто пообщаться, можно?

- Кабинет не мой, а Ольги. У нее и спрашивай. Правда, я сегодня последний день здесь, а работы еще много, поэтому, думаю, будет не до разговоров.

- Понятно, — иронично улыбнулась девушка.

Я, не оборачиваясь, прошел к Ольге. Женщина находилась уже на рабочем месте.

- Привет! Что-то ты рано сегодня!

- Сегодня же наш последний совместный рабочий день. Вот и подумала, что ты сообразишь придти раньше…

- Не сообразил. Извини. Однако можно встречаться не только на работе. У меня ты дома была и ничего страшного с тобой не случилось. Не так ли?

- Так, так. Только все равно мне будет тебя не хватать. Ты для меня открыл целый мир, где сосуществуют страсть и нежность, развратная похоть и ласковые касания, насилие и согласие. Где страсть может быть грубой, а нежность развратной. Однако в этом мире нет однозначного понятия, единого восприятия реальности. Реальность в мире физических ощущений, оказывается, существует только и исключительно для двоих. Пусть она даже иррациональна для окружающих.

- Стоп, стоп, стоп! Остановись! А то ты тут такого наговоришь, что я разомлею от твоих слов и не смогу потом решиться вставить тебе член не то что в попу, но даже в вагину, боясь нарушить твой мир иллюзий.

- Кстати о моей попочке. Сегодня ты просто обязан ее навестить и побаловать своим «дружком».

- Возражений нет. Хоть сейчас!

- Нет! — умоляюще вскрикнула подруга. — Не сейчас. Лучше после обеда. А то я не смогу приступить к работе целый день. А у нас с тобой еще три предприятия остались не описаны.

- Ну, описать мы с тобой можем что угодно! — смеясь, воскликнул я.

- Прекрати хулиганить! — улыбнулась Оля. — Садись и принимайся за дело. Вот тебе один из трех промышленных объектов. Я возьму второй. Надеюсь, до обеда мы с ними справимся. А после обеда совместными усилиями покончим и с третьим.

- Совместными усилиями, боюсь, ничего не получится, — не смог удержаться я от подколки.

- Хватит уже, мужчина! — шутливо возразила подруга. — Займитесь делом, а то я могу подумать, что связалась с сексуальным маньяком.

- Мысль очень верная. Когда я смотрю на тебя, то именно им и становлюсь…

Ольга внимательно посмотрела на меня, затем встала, подошла к двери и закрыла ее. Повернулась. Ее лицо пылало от желания, и она демонстративно медленно спустила колготы и трусы себе на щиколотки.

- Чувствую, что пока не кончишь, ты работать не сможешь. Сейчас я помогу тебе со штанами и трусами. Стой и не двигайся!

Спустив с меня штаны вместе с трусами, женщина, увидев торчащий член, быстро схватила его рукой и присела, раскорячившись на корточки. Я непроизвольно посмотрел вниз и сразу же мой взгляд прикипел к ее распахнутым большим половым губам и свисающим двумя розовыми лепестками малым половым губкам. И где-то там внизу угадывалась дырочка, скорее всего уже влажная, открывающая моему пенису «норку» внутрь женского лона.

Засмотревшись, упустил момент исчезновения своего члена во рту у подруги. Зато сразу почувствовал, обрушившееся на него обилие ласк. Сегодня Оля была в ударе! Ее нежность переходила в буйство, и снова сменялось нежностью. А заглатывала она его так глубоко, что появилось ощущение, что женщина член собирается проглотить не разжевывая. Но от избытка эмоций я был готов даже к этому…

Она не дала мне возможности поднять ее с корточек и засадить между ног. Женщина так присосалась к члену, что не дала прервать процесс. Заметил, что подруга получает неподдельное наслаждение от того, что доставляет мне удовольствие. Оля видела это, чувствовала, что сейчас ее рот властитель всех моих эмоций и грез. И эта власть надо мной, приводила ее в неистовство и доставляла радость, и «заводила» ее на вершины блаженства.

Наверное, примерно, подобное я испытывал, когда делал куни, когда видел, как женщина, к которой я испытывал определенные чувства, или просто страсть, «взмывает» куда-то от наслаждения и остроты ощущений, от осознания того, что с ней не обращаются, как с презервативом — натянули, использовали и выбросили. Чувство нужности другому человеку, пусть даже только физическое, подчас значит даже больше, чем сам секс.

В общем, кончил я достаточно быстро, а эта «стервочка», проглотив сперму и слизав ее остатки с члена, даже облизнулась и, оглядев дело губ своих, плотоядно улыбнувшись, строго произнесла:

- Все, пора за работу, — натянула на себя трусы с колготами и села за стол.

- То есть, что? Как это понимать? — растерянно спросил я. — А как же ты?

- А я потерплю до обеда, как и говорила. Слаще будет отдаваться! — ласково глядя на меня, ответила женщина.

Я, молча, оделся и, покачивая головой, сел за свое рабочее место. Удалось сосредоточиться. Углубился в схемы и цифры, стараясь не смотреть в сторону подруги. Но, примерно, через полчаса она сама напомнила о себе, поднявшись и продефилировав к двери. Шла она к ней медленно, покачивая бедрами. Невольно засмотрелся. Ее большая и аппетитная попа переваливалась из стороны в сторону, и я ощутил, что «дружок» встал. Повернув ключ в двери и, открыв ее, вынула его из замка и повернулась лицом ко мне.

- Забыла открыть дверь. Вдруг кто-то захочет зайти к нам, а дверь закрыта. Мало ли что подумают, — и хитро улыбнулась, заметив мой раздевающей ее взгляд. — Ты работай, работай…

Прошла также медленно за свой стол, села и углубилась в свои записи. Или сделала вид. А я сидел со вздыбленным членом и никак не мог найти нужный абзац. Поглядел на Ольгу. Та сидела, уткнувшись в папки отчетов предприятия. А мои мысли разбегались в разные стороны. Перед глазами стояла картинка, сидящей на корточках женщины с широко раздвинутыми ногами, широко раскрытыми большими половыми губами и свисающими вниз малыми губами. Но главное, что дополняло эту картину, было пульсирующее вагинальное отверстие, говорящее: «Войди в меня, войди!» От такой реальной галлюцинации, захотелось затрясти головой, чтобы отогнать морок. И я, действительно, встряхнул головой. Морок прошел. Полегчало. Сразу же мелькнула мысль: «А не становлюсь ли я сексуальным маньяком? Или эта женщина приворожила меня?»

Уже с опаской посмотрел в сторону Ольги. Она работала.

«Нет, — подумал я, — это у меня что-то с головой. Перееб!»

Мысль развеселила, опасения куда-то испарились, и я, наконец, спокойно вздохнув, принялся за работу.

До обеда два раза к нам заглядывали. Один раз Екатерина, а второй раз начальница финансово-экономического отделения всего Управления. Но, увидев нас за напряженной работой, мешать не стали…

Первой со своим предприятием справилась Ольга. В принципе, основной схематический и цифровой анализ своего предприятия я тоже успел закончить, но требовалось некоторые моменты перепроверить. Пока я это делал, подруга терпеливо ждала, но стоило мне откинуться на стуле и радостно потереть руки, как она поинтересовалась:

- Закончил?

- Так точно гражданин начальник! — довольный окончанием работы, сообщил я, повернув к ней голову. И обалдел…

Сдвинув на край своего стола папки и бумаги, женщина сидела с раздвинутыми ногами и уже без колгот и трусов. Не успел раскрыть рта от изумления, как член явил свою готовность внедриться в свою «подружку».

Видя мое изумление, Ольга спросила, словно издеваясь:

- Ну и чего ты ждешь?

Но я не ждал. Руки сами собой уже расстегивали брюки. Я, сидя, разувшись, снял брюки и в одних носках подскочил к женщине, на ходу сдергивая с себя трусы. Успел снять только с одной ноги. Член вложился во влажную пиз…ку, как меч в ножны. Ольга только охнула, а я уже начал вовсю наяривать. Наяривал я в таком темпе, что подруга не успевала подмахивать, поэтому она придвинулась ближе к краю стола, обвила меня руками и ногами и расслабилась, вздрагивая при каждом моем глубоком проникновении в себя. Она не стала мастурбировать клитор, не стала форсировать свой оргазм, получая и так удовольствие от желанного «дружка». А я темпа не менял. Мне было очень удобно трахать ее на столе. Однако комфорт никак не расположил мой организм к быстрой разрядке. Бурная ночь с соседкой и выброс спермы в рот Ольги, не дали возможности яичкам в достаточной степени накопить спермы. Эрекция была, а реализация отсутствовала.

Впрочем, это обстоятельство сыграло на руку женщине, которая, наконец, в полной мере смогла почувствовать половой акт. Какое-то время ей было просто приятно, но постепенно удовольствие стало перерастать в возбуждение, отчего дыхание Оли участилось. Затем оно стало тяжелым и начало прерываться стонами. А еще через короткий промежуток времени начались вскрикивания, которые вскоре превратились в продолжительный крик удовлетворенной самки.

Пока она дергалась на члене, как бабочка на булавке, я ждал, что кто-нибудь начнет ломиться в дверь, чтобы узнать о причине женского крика в нашем кабинете. Но ни одна дверь на этаже не открылась. И на этаже не появилось ни одной живой души. Во всяком случае, шагов, приближающихся к нашей двери, я не услышал. Когда Ольга пришла в нормальное состояние, поинтересовался:

- У вас так кричат часто?

- Бывает. Коллектив у нас молодой. Энергия бьет через край. Сейчас даже пугливые пенсионерки привыкли и хорошо различают по крикам, что происходит. Я раньше тоже шарахалась отчего-то подобного, а сейчас, видишь, самой приходится орать. Кстати, классно получилось! И, чувствую, что раз от раза получается все лучше и лучше. От такого удовольствия могу превратиться в ненасытную давалку. Как таких называют — нимфоманки?

- Успокойся. Среди сотен миллионов женщин нимфоманками становятся не более 1%, да и то только те, у кого есть явные психологические отклонения. Надеюсь, у тебя с психикой все нормально?

- Раньше не замечала. Но, говорят, когда очень хорошо — тоже плохо. Вдруг у меня во время оргазма в мозгу что-нибудь переклинит и вот тебе сексуальная маньячка!

Кстати, у тебя он так и будет стоять?

Я глянул на член. Да, мой «дружок» стоял и падать не собирался.

- И как ты собираешься идти обедать, — подтираясь салфеткой и надевая трусы с колготами, поинтересовалась женщина. — Увидев такое, наши бабы могут раззадориться настолько, что все Управление потонет в криках и сперме.

Ольга смотрела на меня с ласковой усмешкой, сама не зная, что делать с моим стоячим детородным органом.

- Ладно. Я тебе предоставлю еще одну попытку кончить, а не кончишь, останешься голодным.

С этими словами она приспустила колготки с трусами на бедра и легла животом на стол, подставив мне сразу обе дырочки.

Конечно, никто бы из мужчин не отказался от такого приглашения! А я, что, рыжий! Безусловно, член с радостью и шумом ворвался в ее влагалище и начал там хозяйничать. Хозяйничал долго, но для меня бесполезно. Зато подруга кончила во второй раз уже в другой позе. Правда, я уже останавливаться и ждать окончания ее судорог не стал, а продолжал долбить женщину без перерывов, пока она не кончила снова. Но здесь уже и я не оплошал. Кончил. Правда, выплеснулось из меня немного. Зато член стал уменьшаться и опадать.

Пока был отвлечен проблемами своего члена, упустил и забыл справиться о самочувствии партнерши. Но когда разрядился, то обратил внимание, что Оля лежит кверху попой и не шевелится.

Я шлепнул ее по попе и спросил:

- Ты там жива?

Подруга зашевелилась и лениво ответила:

- Жива пока, но если ты меня будешь так долбить постоянно, то умру, не приходя в сознание.

- Прекрасная смерть! И она умерла, но умерла удовлетворенной!

- Дурак! Мне еще рано. Я удовлетворение получать еще долго смогу. И не только от тебя.

- Как знать, как знать…

- Вот еще! Можно подумать, что у тебя член какой-то особенный!

- А вдруг! — рассмеялся я.

- Тьфу, на тебя! Накаркаешь еще! А мне так хотелось бы, чтобы я была моложе тебя на десять лет!

- Хм, с малолетками я не трахался и трахаться не собираюсь. И не потому, что считаю их не созревшими к половой жизни, а в силу уголовной ответственности.

- Чтишь уголовный кодекс?

- А то, как же! Хотя далеко не со всеми статьями этого кодекса согласен…

- Например?

- Например, предел допустимой обороны…

- Да, закон в пользу следователей и адвокатов. Взятки могут брать, как с потерпевшей стороны, так и с виновной, — заметила Ольга.

- Точно! Кто больше даст, тот и станет пострадавшей стороной…

- Хорошо, что сейчас пострадавших сторон нет. Я кончила, ты тоже, — улыбнулась женщина.

- Да. С трудом, но кончил. Зато тебе было в кейф.

- Классно! Не забуду до конца своих дней! — заявила подруга, одеваясь.

Правда, предварительно промокнула вагину салфеткой. Я тоже промокнул член и натянул на себя трусы с джинсами. Удовлетворенные и успокоенные мы вышли из кабинета. В коридоре встретили Катюшу. Она поинтересовалась, не обедать ли мы собрались. И когда мы подтвердили ее догадку, попросилась пойти с нами. Ольга благосклонно разрешила, посмотрев на меня. В ее взгляде я прочитал мысль: «Вот и еще одна потенциальная желающая». Улыбнулся. Девушка выглядела сногсшибательно! Все, чем Природа отличила женщину от мужчины, у нее выпирало достаточно заметно. Но самое главное все линии сочетались и плавно переходили одни в другие. В ней все было пропорциональным, как у Аленки, только более изящно и тоньше. Плечи узкие, ступни ног маленькие, кисти рук тоже, а пальцы рук тонкие и, казалось, прозрачными. Я впервые внимательней присмотрелся к этой молоденькой «телочке» и не нашел в ней видимого изъяна. Невольно подумал, что с удовольствием посмотрел бы на нее обнаженную. Ольга перехватила мой жадный взгляд, и настроение у нее испортилось. Правда, она не стала язвить и делать мне едких замечаний. А через минуту успокоилась.

Выбор блюд в столовой оказался богатым, и мы с аппетитом отобедали. За едой особенно не разговаривали, хотя Катя и пыталась разговорить нас с Ольгой. Насытившись, я пошел курить, а дамы, ушли «пудрить носики». Встретились уже в кабинете. Ольга с Катей мирно беседовали о чем-то, о женском. Однако когда я вошел, замолчали и уставились на меня. Я поинтересовался:

- Вы чего замолчали? Секреты?

- Какие у нас могут быть секреты! — удивилась Оля. — Так, разговоры обо всем и не о чем. Ты какие сигареты куришь?

- «Ява», когда они есть в продаже. А так не брезгую и папиросками. А что?

- Я, конечно, не курю, но один мой знакомый курил «Золотое руно». От него всегда так приятно пахло…

- Да. Аромат этих сигарет хорош, но они мне не по карману. Да и достать их еще труднее, чем «Ява». К тому же, я слышал от женщин, что от мужчины должно пахнуть мужчиной…

- Есть такое мнение. Спорить не стану. А ты, Кать?

- Я вообще не люблю спорить с мужчинами. У нас в семье так заведено. Домострой.

- Вот как?! — воскликнула Оля.

- Домострой — это не есть плохо! — возразил я. — Домострой — это когда мужчина отвечает за благосостояние и достаток в семье. Когда он любит, а главное уважает жену и детей. Когда не лезет в женские и семейные темы по мелочам, а принципиальные вопросы старается решать мудро и справедливо. Это литературные критики в угоду экзальтированным дамочкам и феминисткам присвоили слову «домострой» уничижительную категорию. Как, кстати, и слову «любовник» или «любовница». Эти слова в первоначальном понимании во Франции означали человека любящего и любимого, то есть возлюбленных, а не похотливых самцов и самок.

- А я в похоти не вижу ничего плохого, — заявила Ольга.

Катя в знак согласия кивнула головой. Я на обеих вытаращил глаза.

- Однако должен заметить, что похоть — это не любовь, — отметил я.

- Когда ты очень хочешь человека противоположного пола физически — это почти любовь. Или прелюдия любви, — подметила Катя.

- Согласился бы, если бы это было всегда. К сожалению, далеко не все так просто. Любовь — это категория иррациональная. Она существует и с первого взгляда, и после долгого знакомства. И платонические чувства перерастают в физические, и наоборот. Но всегда человек осознает, что в нем родилось чувство, вдруг. Любовь не приходит постепенно.

- Ты любил? — спросила Катя с затаенным чувством ревности.

- Мне казалось, что любил. Но сейчас я сильно в этом сомневаюсь…

- Бывает, — успокоила меня Оля. — Мне однажды тоже показалось, что люблю, но чувство куда-то быстро испарилось, когда этот парень попытался залезть мне под юбку. Я, конечно, не позволила этого сделать, и тогда он стал рассказывать своим и моим знакомым, что я извожу его и напрашиваюсь к нему в постель…

- А нам с парнем не дали пожениться его и мои родители. Нам было по восемнадцать. Мало того, они разлучили нас с ним, — призналась Катя. — И тогда я назло выскочила замуж за двадцатипятилетнего парня. Но смогла прожить с ним только три месяца. И духовно, и физически мы никак не подходили друг другу.

- Ой, девочки! Сейчас я от ваших рассказов разрыдаюсь…

- Бессердечный! — воскликнула Оля. — Ему девушки, можно сказать, вскрыли свои душевные раны, а он даже слезинку не уронил…

- Да, — сокрушенно покачал я головой, — зачерствел я с годами. Да и вообще мы не о том говорим. Нам следует думать о повышении производительности труда, чтобы экономика стала экономной. А мы тут о любви, о плотских утехах толкуем…

- Кать, давай его побьем! — смеясь, предложила Ольга. — Он над нами издевается!

- Нельзя, нельзя меня бить, — испуганно сжавшись в комок на стуле, взмолился я. — Это не по-товарищески!

- Ладно, живи, — благосклонно разрешила Катерина. — Пойду я, пожалуй, на рабочее место. А то мои тетки расспросами замучают.

Молодая женщина встала, помахала нам с Ольгой ручкой и ушла. Наступило молчание. Ольга встала следом за ней, дошла до двери и закрыла ее на ключ. Затем развернулась ко мне и сказала:

- От этих разговоров у меня фантазии разыгрались. Поможешь их воплотить в жизнь?

Воплощали мы ее фантазии долго и упорно. Пятница — развратница. Только к концу рабочего дня усталые, но удовлетворенные, мы немного занялись расчетами и таблицами. Однако пятница, как известно, день короткий.

Мы не спеша дошли до метро, тепло пожали друг другу руки и разъехались по домам.

Уже поздно вечером того же дня мне позвонила моя бывшая одноклассница и объявила, что завтра в субботу у нас вечер встреч однокашников. Собирала нас наша общая и моя, в частности, любимая учительница у себя в школе, где начала директорствовать. Признаться, я радовался и волновался перед предстоящей встречей.

В пять вечера я прибыл по указанному адресу. Там уже толпились знакомые мне ребята и девчонки. Впрочем, многие из них были женаты или замужем. Были и такие, как я, разведенные. Встретили меня шумно и радостно. Правда, к сожалению, многих из тех, кого я хотел увидеть, не приехали по разным причинам. Ввалившись в вестибюль школы, мы сразу же увидели нашу общую любовь. Женщина, конечно, уже не выглядела так, как раньше. Годы брали свое. Но, все равно, смотрелась она в свои пятьдесят с хвостиком просто классно!

И тут мне открылось! Моя любовница на работе, Валентина, была похожа на мою любимую учительницу. Вот почему я так легко вступил с ней в интимные отношения. Несмотря на то, что с годами черты лица и фигуры учительницы стали размываться, мой мозг хранил ее образ. И когда выпало встретить Валентину, он сразу же указал на нее. Осознав это, я успокоился. Даже тогда, когда мы нежно расцеловались, у меня ничего не ёкнуло.

Вечер прошел хорошо. Я даже потанцевал с женщиной своей юношеской мечты. И нисколько не удивился, что в танце она напомнила мне о своей дочери.

- Позвонил бы ты ей. Мы тебя не так давно вспоминали. Она будет рада твоему звонку.

Я не стал хамить женщине и говорить, что мне ее дочь на дух не нужна, а дипломатично ответил, что опасаюсь, как бы мой звонок не внес в семью ее дочери раздора.

- Вот как бы реагировал ваш муж, если бы вам домой позвонил совершенно незнакомый ему мужчина?

- Мужа у меня нет уже давно. Я с ним развелась пятнадцать лет назад. Он, конечно, был ревнивым…

- Не удивительно! Если бы я был вашим мужем или любовником, то тоже ревновал бы.

Женщина пристально посмотрела на меня, но ничего не сказала и, ни о чем не спросила, только немного выше взяла меня за плечо одной рукой и крепче сжала мою другую руку. Однако эти движения оказались мимолетными, и я подумал, что это мне почудилось. Танец закончился. Я поблагодарил ее, а она меня, и мы разошлись и уселись за стол на противоположных его концах.

Ничего не случилось. Во мне ничего не повернулось, не вспыхнуло, не вызвало сексуальную дрожь. Правда, расхотелось танцевать. И на другом конце стола ничего странного не происходило. Никто не бледнел и не краснел от блудливых мыслей, но все же изредка с неподдельным интересом поглядывал на меня, словно оценивая факт моего возмужания и зрелости.

Однако из переглядов мезальянса в плане секса не случилось. Далеко не все женщины решаются раздвинуть ноги мужчине намного моложе себя, понимая бесперспективность таких отношений. А большинству из них перспектива намного важнее секса, важнее даже классного секса. А вот когда мужчина потворствует капризам женщины: в еде, одежде, украшениях, — и ко всему этому прикладывается еще великолепный секс, то ей и любви никакой не надо. Правда, многие подруги все перечисленное и принимают за любовь…

Эти размышления пришли ко мне уже тогда, когда я лежал ночью в постели, один. Не спалось. Начал вспоминать студенческие годы. Всплыли сексуальные картинки с подругой матери. Но за давностью лет они уже не казались такими яркими и привлекательными, зато картинки недавнего «кувыркания» с Валентиной в постели и не только в постели, возникли очень реалистично. Решил схитрить и заменил образ коллеги по работе на черты лица и фигуры любимой учительницы. Мысленную замену произвел легко, потому что сильно изменять что-либо не потребовалось. Конечно, я не смог представить себе, как бы она реагировала на то или иное мое действие, поэтому оставил реакции Валентины. Получилось здорово! Член «закаменел». С этим и заснул.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Часть 1. Тетя Светка.
     В советское доброе время ,когда мораль была крепка и несокрушима ,с ровесницами -однокласницами на счет потрахаться была большая проблема! Свои первые сексуальные познания я получил с двоюродными сестрами и тетками.
     Семьи у наших бабок-дедок были большие -так что теток и дядек и... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.