Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Моя соседка Оксана была высокая стройная женщина и хотя ее ребенку было уже 10 она сохранила прекрасные формы плоский живот небольшие но стоячие грудки с двумя малинками сосочками торчащими вверх. Я очень хотел ее трахнуть и хотя пользовался у женщин успехом тут все мои старания разбивались о каменную стену как выясни... [ читать дальше ]
Название: МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ СНОВА МОСКВА!
Автор: arianin (arianin@rambler.ru)
Категория: Остальное, Традиционно
Добавлено: 18-03-2019
Оценка читателей: 5.91


Я вернулся в Москву. У меня оставалось еще четыре дня до выхода на работу, а потому решил не терять зря время и выяснить обстановку. Первым делом позвонил Аленке на работу. Однако мне ответили, что она еще в отпуске и выйдет на работу только через неделю. Позвонил на свою прежнюю работу и попросил подозвать к телефону Олю, но и там меня ждал облом. Александре звонить не стал, поскольку знал, что она только уехала в санаторий с ребенком или не в санаторий и даже не с ребенком…

Позвонил к себе в лабораторию. Трубку поднял Володя, узнал. Я поинтересовался, как дела, кто на работе, кто в отпуске? Выяснил, что Генка пробудет в отпуске еще три недели, а сам Володя уезжает в Карелию через два дня, но пока они вдвоем с Ленкой держат оборону, поскольку начальница на больничном. Галина работала, но уехала в местную командировку. Валентина звонила с дачи и сказала, что появится в лаборатории не раньше послезавтрашнего дня. По остальным персонам он распространяться не стал, сказав только, что начальник отдела отбудет на отдых через неделю. В лабораторию Наташи я позвонил дважды, но там никто не поднял трубку. Рабочий телефон соседки мне был неизвестен, а ей домой звонить поостерегся. Решил, что лучше поговорю с ней при встрече. Рабочий телефон Людмилы я также не знал, да и почему-то был уверен, что ее нет в Москве.

На этом круг моих интересов замкнулся, и я уже считал, что один отпускной день потерян бездарно и навсегда. Но позвонила мать и слезно начала просить меня отвезти, как она выразилась, «безделицу» своей хорошей знакомой по работе. Мать извинялась, что забыла ее захватить сегодня с собой, а эта вещь жизненно необходима ее знакомой именно сегодня до десяти вечера. Она меня заверила, что ее коллега к тому времени, когда я до нее доберусь, будет дома.

Знакомую матери, Ирину, я хорошо знал со своих юношеских лет. Тогда она тоже была значительно моложе и еще не замужем. Затем вышла замуж, родила дочь, развелась и сейчас жила в однокомнатной квартире с сильно подросшей дочерью, совсем невестой. Правда, с тех пор женщина сильно располнела и обзавелась грудью пятого или даже шестого размера. И при ее росте 170 сантиметров она представляла женщину внушительных размеров. Однако, несмотря на жизненные передряги, оставалась жизнелюбивой, доброй и веселой. В принципе к этой знакомой матери я относился хорошо даже по-дружески, с учетом разницы в восемь лет, но жила она сейчас у черта на куличках…

И все-таки мать меня уговорила. Впрочем, согласился съездить исключительно ради того, чтобы не сидеть дома в одиночестве. Отыскав «безделицу», завернутую листом бумаги и представлявшую из себя по форме скромный параллелепипед, вышел из дома и пустился в дорогу. По известному адресу прибыл через полтора часа. Дородная Ирина открыла дверь по первому звонку. Я, было, хотел передать сверток и уйти, но хозяйка меня не отпустила.

- Даже и не думай, — сообщила мне женщина, — пока я тебя не напою чаем с тортиком, ты никуда от меня не уедешь.

Чай с тортом я любил…

«Коварная» сослуживица матери знала, чем можно меня соблазнить. Ирина уже успела переодеться, придя с работы, и в шелковом халате выглядела совсем по-домашнему и не казалась толстой. Пришлось разуваться и идти в ванную мыть руки. К чистоте рук меня приучили с детства. Помыв их, я спросил у хозяйки, каким полотенцем можно вытереться.

- Ой, сейчас принесу свежее, — засуетилась женщина, — старое я выстирала, а новое не успела вывесить, — объясняла она, словно оправдываясь передо мной. Сначала я находился рядом с раковиной рукомойника, но так как ванная с туалетом у Ирины была совмещенная и имела очень скромные размеры, решил, чтобы не мешать женщине, выйти из ванной. И попытался выйти оттуда, но…

Одновременно со мной туда попыталась войти хозяйка квартиры. И в узком проходе мы застряли, плотно соприкоснувшись телами. Попытки протиснуться ни к чему хорошему не привели. У Ирки от дергания расстегнулась верхняя пуговица халата. Пуговица находилась на уровне ее грудей, и ее огромные сиськи, буквально вывалились на меня. У меня же, к моему огромному удивлению, член вырос сам собой и я почувствовал, что он уперся под живот женщины. Мое возбуждение ощутила и подруга. Только на миг она смутилась в создавшейся ситуации, а затем рассмеялась и сказала:

- Если сама ситуация подсказывает нам выход, то неужели мы ей не воспользуемся?!

И, пользуясь тем, что наши лица находятся почти на одном уровне, она приблизила свои губы к моим. И я жадно приник к ее губам…

Первую «палку» я ей «кинул» прямо в ванной, нагнув женщину над рукомойником. Однако первый раз я не успел прочувствовать Ирку. Мой член провалился во что-то очень мокрое и горячее и вскоре вылил туда большую порцию спермы. Только во время второго соития уже в постели, после хорошего минета, когда я оказался сверху между ее раздвинутых ног, я понял и осознал, во что втыкаю и то, что влагалище у этой крупной женщины не такое уж и большое. Пройдя порог животного самозабвения, женское отверстие слегка поостыло и сузилось, а взгляд, брошенный туда, помог «увеличить» мои возможности. Ко всему прочему, вторичный половой акт затянулся на двадцать минут и довел-таки партнершу до громкого удовлетворения. Зато на третьем заходе мы кончили вместе. И в который раз пришлось наблюдать, как при оргазме озаряется и становится прекрасным женское лицо.

Вдруг кто-то завозился в замке входной двери и открыл ее.

- Это вернулась твоя дочь? — дернулся я, желая выскочить из постели и схватить свою одежду.

- Не должна, — с сомнением проговорила Ира, — у нее сегодня какая-то вечеринка с одноклассниками. Скорее, это моя молоденькая подружка Любочка. Кстати, твоего возраста. Не дергайся. Она без комплексов. Если захочешь выйти к нам, но стесняешься, на, возьми полотенце. Оберни его вокруг бедер и приходи на кухню. Я вас познакомлю. Уверена, что вы понравитесь друг другу.

С этими словами, накинув на голое тело свой халат, женщина вышла встретить незваную гостью. Впрочем, незваной она была для меня…

Я хорошо слышал, как обе женщины радостно поприветствовали друг друга, а затем Любочка спросила:

- У тебя гость? — голос у нее был приятной тональности, не низкий и не писклявый.

- Да, — не стала скрывать Ирка, — очень симпатичный и сильный молодой человек. Сейчас он немного придет в себя от неожиданности, встанет с постели, и я вас познакомлю.

- Ты так его сексуально охарактеризовала, что у меня под животом уже мокренько, — произнесла пришедшая женщина, не стесняясь того, что я слышу каждое их слово.

- Думаю, что, когда ты его увидишь воочию, то потечешь, — интриговала хозяйка.

- Вредина! Нельзя так заранее возбуждать голодную женщину! Ты же знаешь, что у меня никого не было уже полтора месяца!

- Это твои проблемы. Я тебе много раз говорила, что нельзя себя так распускать и давать волю чувствам. Но ты делаешь все по-своему. Встречаешься без разбору, да еще и влюбляешься в каких-то кретинов и козлов. А потом, когда тебя посылают, ты прибегаешь ко мне за советами…

Я услышал и понял, что женщины прошли на кухню, поскольку голоса стали глуше. Впрочем, разговаривали они обе громко, и разговор их был хорошо слышен.

- Ирочка, но у тебя тоже не все всегда ладно, — попыталась возразить ей подруга.

- Конечно, но я хоть не страдаю из-за каждого мужчины в отличие от тебя.

- Но как быть, если у меня такой темперамент и по характеру я влюбчивая.

- Учись сдерживать и то, и другое. Начни уже контролировать себя. Тебе не пятнадцать и даже не семнадцать лет! Пора бы начать разбираться с кем ложиться спать, а с кем просыпаться по утрам. Слушайся своей головы, а не сердца с вагиной.

Подобный откровенный разговор не мог меня не заинтересовать, а потому я вылез из постели и, обернувшись по совету хозяйки полотенцем, пошел знакомиться. Уже в коридоре я увидел, сидящую ко мне боком на стуле, Любочку. Сначала она мне просто кого-то напомнила из далекого прошлого, но затем вспомнил и даже остановился, пораженный ее сходством с той самой, не дающей покоя, «десятиклассницей». Позже, приглядевшись, я, конечно, нашел много отличий, но в первый момент мне показалось, что это ее родная сестра-двойняшка.

Когда я уже почти зашел на кухню, женщины, наконец, обратили на меня внимание.

- А вот и наш единственный на сегодня молодой красавец-мужчина. Знакомьтесь.

Я представился. Иркина подружка назвала свое имя, которое я уже знал. Она так смотрела на меня, что стало не по себе. Хозяйка пригласила меня сесть с ними за стол.

- А ничего, что я буду сидеть за столом голым?

- Во-первых, стол не праздничный, а, во-вторых, думаю, что голый мужчина за столом будет только стимулировать наш аппетит. Верно, Любочка?

Женщина, которая, как завороженная смотрела на меня, наконец, очнулась и переспросила Ирину. Та повторила.

- Конечно, конечно! — радостно и с каким-то восторгом ответила гостья.

Хозяйка многозначительно посмотрела на меня, говоря взглядом — она целиком и полностью твоя, бери и делай с ней, что хочешь. Я перевел взгляд на Любу. Она снова смотрела на меня, приоткрыв рот. Я не стал отводить глаза. Под моим пристальным взглядом, женщина заговорила:

- Я не могу не сказать, что видела тебя сегодня во сне. Понимаю, что это странно, но твое лицо и тело я хорошо запомнила.

- Это твой способ заинтересовать мужчину? Тогда не старайся, ты меня заинтересовала с момента, как я тебя увидел.

- Нет, нет, — поспешила заверить Любочка в том, что говорит правду, — я действительно видела тебя. Твое лицо нельзя перепутать. Оно очень индивидуально. Поверь…

- Во! Как все прекрасно складывается! — обрадовалась хозяйка. — А не хотите познакомиться ближе друг с другом. На такой волне близость будет вдвойне приятней.

- Я не против, — ответил я, — слово за Любочкой.

Та, находясь под собственным гипнозом, кивнула головой, встала и ушла в ванную. Я услышал, как она включила воду.

- Как думаешь, она действительно видела меня во сне?

- Не знаю, но ее женская натура очень впечатлительная. И ей приходилось не раз удивлять меня своей интуицией.

Дверь ванной открылась и из нее показалась маленькая светло-русая девочка, завернутая в полотенце. Попа с лобком и грудь были прикрыты, но сразу за краями полотенца снизу открывались стройные ножки, а сверху виднелись маленькая голова с милой мордашкой, на тонкой и не слишком длинной шее. И вся эта «конструкция» держалась на узких худеньких плечах. Кожа, что на лице, что на ногах была белой с розоватым оттенком и, казалось, просвечивалась на свету. Любочка слегка смутилась под моим жадным, проникающим под полотенце, взглядом, но затем, поняв, что я восхищен ею, посмотрела дерзко и с вызовом, как бы говоря: «Что, съел!»

Я в тот момент, действительно, готов был ее съесть, но она развернулась и пошла в комнату, демонстрируя стройные ножки и, чуть выглядывающую из под полотенца, круглую попку. Завороженный видом сзади, последовал за сексуальным наваждением, услышав вдогонку:

- Не загоняй в нее сразу весь свой конец. У нее влагалище узкое и короткое…

Зайдя в полутемную комнату, увидел малышку, стоящую ко мне спиной и ожидающую моего первого касания к себе. Сбросив с себя полотенце, быстро приблизился и нежно коснулся ее худеньких плеч. Одновременно с этим мое возбужденное естество соприкоснулось головкой с женской попкой. От двойного прикосновения женщина вздрогнула и резко повернулась ко мне лицом. Даже в полумраке я почувствовал, как она вся горит от желания и нетерпения. Наши губы слились в страстном поцелуе. Головка уперлась в Любочкин лобок и не давала ей плотно прижаться ко мне всем телом. Тогда она, раздвинув ножки, дала ему проскользнуть между ними, а, почувствовав его ствол своим естеством, с новой страстью отдалась поцелую. Тем временем, наши руки жили своей жизнью.

Мои ласкали ее шею, плечи, а женщина зафиксировала свои руки на ягодицах моей задницы и давила на них, прижимая мою нижнюю часть туловища как можно плотнее к себе. От такого давления член все глубже уходил под ее живот, немного под наклоном и, наконец, во что-то уперся. И, как только он уперся, женщина, обхватив мою шею руками, подпрыгнула и обвила мои бедра своими ногами, а член, который, как, оказалось, упирался в край ее дырочки, не потеряв упора, проник в женщину своей головкой. Охнув от проникновения, Любочка попыталась насадиться на него глубже, но я, памятуя о словах Ирины, не дал женщине нанизать себя на член по самое его основание. Однако подруга от желания совокупиться со мной, повторным движением попыталась достичь максимального проникновения в себя моей плоти. На сей раз я не стал препятствовать ее желанию, но сдержался и не сделал встречного движения. И все-таки головка члена медленно, но достигла дна влагалища и уперлась в матку подруги. Любочка вздрогнула и даже застонала, но третьим тоже медленным движением снова насадилась на ствол члена на туже глубину. Мне оставалось только стоять, поддерживая маленькую и легкую женщину под попку.

Третье движение снова вырвало из нее стон, но она уже не дернулась, почувствовав кейф от легких болезненных прикосновений мягкой головки. Секс на весу продолжался недолго. От острых и сладострастных ощущений Любочка продержалась минуты две, не больше, а затем начала кончать. В предоргазмном состоянии женщина потеряла осторожность. Поэтому пришлось проявлять осторожность мне. И все же, несмотря на мои старания, член проникал в женщину достаточно глубоко. Однако подступающий оргазм, словно, притупил женскую боль (или такая боль приносила женщине нестерпимое наслаждение?), и ее последние движения перед «взрывом» были проделаны с большой амплитудой «выход-вход».

«Взрывом» верх тела подруги, от пояса до головы, отбросило назад, а все, что было ниже ее пояса, подалось вперед. И мой член, сделав невольно встречное движение, вонзился в Любочку по самое свое основание, припечатав яйца к ее попе.

Все ее тело начало конвульсивно содрогаться, ноги женщины до боли сдавили мои бедра, и она, не в силах более сдерживать свои эмоции, закричала. При всем при этом лицо ее озарилось «ангельским» светом и стало еще прекрасней, чем было.

Когда оргазм стал спадать, подруга сделала попытку прижаться ко мне, но силы покинули женщину. Подхватив под лопатки, прижал к себе ее худенькое тельце, покрывая нежными поцелуями шею и плечи женщины. Но, лишившись сил, Любочка, никак не реагировала на мои ласки. Она даже не реагировала на воткнутый в нее под самый «корень» член. Чтобы снять окончательно напряжение данной позы, я вместе с телом подруги лег на кровать и снял давление члена на матку, сдвинувшись назад. Мало того, я, расположил тело женщины сверху и предоставил ей возможность соединить ноги, чтобы она смогла максимально расслабиться. Однако вытаскивать свою штуку из влагалища даже не подумал. И правильно сделал!

Любочка восстановилась очень быстро. Намного быстрее всех моих старых подруг. Оценив свое положение, и мое активно-сексуальное состояние, она, ничего не меняя, уперевшись мне в грудь руками, начала совершать круговые движения тазобедренной частью своего тела. Я, в свою очередь, наконец, добрался руками до ее небольших, но гармонично соответствующих ее маленькому телу, грудей. Каждая грудка помещалась четко в мою ладонь.

Нежная кожа и приятная упругость доставляли удовольствие моим рукам, а, следовательно, и всему мне, целиком и полностью. Эта поза напомнила мне излюбленную позицию Ольги, в которой она постоянно кончала со мной. Но Любочка в ней кончать не стала, а пересела в позу «наездница», из которой подруга, регулируя глубину входа члена в себя, начала наращивать свое возбуждение. Мне эта поза тоже нравилась. Она оставляла мои руки свободными, и я мог использовать их для дополнительных ласк тела женщины, разогревая его для скорейшего оргазма подруги. Так и вышло! Особенно раззадорило Любочку, когда я стал сводить и разводить ей ягодицы. Палец в попку я ей не стал засовывать, поскольку входное отверстие оставалось узеньким, а влагалище коротким.

В этой позе она и кончила второй раз, ухитрившись в момент начала оргазма соединить ноги. Покорчившись в оргазме, она затихла на мне, но, уже, наверное, через двадцать секунд, снова села в позу наездницы, чтобы затем, не вытаскивая из себя член, развернуться на нем в позу «наездница наоборот». Уперевшись теперь руками в мои ноги и, наклонив вперед свое тело, женщина медленно стала двигаться по стволу «мальчика», демонстрируя моему взгляду свою аккуратную губастенькую «девочку», в дырочке которой двигался мой конец, нежно обхваченный розовыми губками. Сама картинка этого действа приводила в восторг, а подслащенная стонами, а иногда даже вскрикиваниями подруги, воздвигала желание на небывалую высоту.

В момент, когда Любочка начала кончать в третий раз, в комнату бесцеремонно вошла Ирина и сказала, обращаясь ко мне:

- Звонила твоя мама. Спрашивала, где ты и все ли у тебя нормально?

- Даже очень нормально, — ответил я, удерживая за бедра, рвущуюся сорваться с «крючка» партнершу.

- Я так и ответила. Сказала, правда, что ты уже уехал…

- Ну и правильно, — подтвердил я правильность ее слов, не вынимая члена из подруги.

Ирка, кивком головы спросила: «Как тебе?» Я в ответ дал понять ей, что все прекрасно и у меня нет слов.

- Будешь мне должен, — заявила женщина.

- Натурой или в денежном выражении? — попытался уточнить я.

- Еще не решила, — ответила та и вышла из комнаты.

Любочка наш диалог пропустила мимо ушей, но спросила:

- Это Ирка заходила?

- Она самая.

- Беспокоится о нас?

- Интересуется, — односложно ответил я.

- И, что ты ей ответил?

- Дал понять, что процесс идет. А потому, как он идет, она смогла судить сама, увидев, как ты кончаешь.

- Так я кончаю уже в третий раз, а ты еще не кончил ни разу! — с беспокойством сообщила она мне. — Я тебя не возбуждаю? Или что-то не так делаю?

- Не говори глупости! Если бы ты меня не возбуждала, разве мой «дружок» стоял бы?! А то, что я не могу кончить, объясняется тем, что до твоего прихода я все свою сперму успел слить в Ирку.

- То есть сегодня со мной ты уже не кончишь? — произнесла разочарованно Любочка.

- Не уверен, но, может быть, и кончу, — обнадежил я ее. — А тебе очень хочется, чтобы я в тебя кончил?

- Очень! Я жажду, чтобы твоя сперма омыла мое лоно. Именно поэтому на тебе нет презерватива. Других мужчин без гандона я к себе не подпускала.

- То есть ты пока не хочешь забеременеть?

- До тебя у меня такого желания не появлялось…

- Но я не собираюсь жениться! Поэтому чья бы то ни было беременность мне не желательна, — довел я ей свою позицию.

- Не беспокойся, я не претендую на тебя, как на мужа. Тем более, в свое время мне пришлось сделать аборт по молодости, и врачи сказали, что с зачатием ребенка у меня будут проблемы. Но если я «залечу» от желанного мне мужчины, то аборт я не стану делать, а ребенок будет только мой…

- Как-то это у тебя сильно драматизировано. А если мужчина не будет против рождения его ребенка и заявит, что желает жить с тобой?

- Поживем, увидим. Я готова продолжить, а ты?

- Как пионер, — с готовностью ответил я, начиная движения…

На четвертый раз я все-таки кончил. Позже нее, но кончил. И она не побежала опрометью в ванную подмываться. Зато безмерно радовалась, обнимая и целуя меня, как своего возлюбленного, обожаемого мужчину. Затем сползла к моему паху и стала целовать, лизать и сосать член, что-то постоянно ему нашептывая. Однако, несмотря на то, что было дико приятно, возбудиться я не смог. А от кунилингуса она отказалась, заявив:

- Зачем мне это? Если я и так с тобой постоянно кончаю…

- А в самом начале, для разогрева?

- Пока я и так вся горю! Может быть, позже. Ты не подумай, я не против куни, я даже не против дать тебе и в попу, но пока мне с тобой хватает и вагинального секса.

- А если не хватает мне?

- Только скажи! И любая из моих дырочек — твоя. Но и баловать меня не надо…

- Полежим или пойдем на кухню чай пить?

- Пойдем к Ирочке, а той ей одной там скучно…

И Любочка, перебравшись через меня, пошла на кухню, даже не обернувшись в полотенце. Когда я вернулся к женщинам, они мирно о чем-то беседовали, но завидев меня, Ирка сказала:

- Помиловался с Любочкой, а теперь пей чай, восстанавливай водный баланс.

- Так я даже не вспотел, — возразил я, поглядывая на свою голую партнершу, спокойно восседавшую на стуле, забравшись на него вместе с ногами.

Во второй раз я наблюдал картину раскрытого влагалища с вывернутыми наружу половыми губами и не мог отвести глаз. Обе женщины заметили это и рассмеялись:

- Нравится? — поинтересовалась Любочка.

- Не то слово! Так бы и залез туда внутрь и не вылезал!

- Как-нибудь я предоставлю тебе такую возможность, — продолжала интриговать малышка, — а пока набирайся впечатлений. Ты их сегодня заслужил. Да, Ириш?

- Без всякого сомнения! — захихикала Ирка. — Так обслужил наши дырочки, как никто и никогда до этого. Вот, мы сидели сейчас с Любочкой и мечтали, так бы каждый день!

- Мечтать не вредно! — рассмеялся я. — Только каждый день не получится точно, если только не переселиться к одной из вас. К тому же, если, Ирин, переселиться к тебе, то куда деть твою взрослую дочку? Или ее вы тоже собираетесь приобщить в нашу компанию?

- А ты, думаешь, она откажется?!

- Я откажусь. Она хоть, наверняка, и созрела для секса, но по закону считается малолеткой. А я чту уголовный кодекс.

Ирка посмотрела на Любочку и сказала:

- Да, мы как-то не подумали об этом. Впрочем, никто из нас не собирается бежать и закладывать тебя в связях с несовершеннолетними.

- Это сейчас, а случись что?

- Что, например?

- Да бог вас женщин знает, что вам взбредет в голову в следующую минуту. Нет, береженого и бог бережет!

- Так что нам мешает сейчас пойти и заявить, что ты нас обеих изнасиловал?

- Ничего не мешает. Тем более, что в вас обеих любой эксперт найдет мою сперму. Ну, чего сидите? И лучше я сяду за двойное изнасилование, чем за половую связь с малолеткой.

- Дурак! Да ей до восемнадцатилетия осталось всего четыре месяца!

- Вот через четыре месяца и спаримся, если желание у нее не пропадет.

- Отказываешься от такой девчонки. А она тут недавно вспоминала тебя и размечталась: «Вот, — говорит, — кому бы я отдалась, прям сейчас, так это ему!» Почему, спрашиваю, ему? «А он, чувствую, такой нежный и одновременно страстный мужчина, что только с ним я себя смогу ощутить настоящей женщиной». Представляешь!

- Это ее фантазии.

- Конечно, фантазии. Но мы с Любочкой убедились, что, фантазируя, она не ошиблась. Правильно я говорю, Любаня?

- Правильно, не то слово! И ей обязательно следует заняться сексом с тобой, чтобы у молодой женщины, а она уже женщина, не создалось стойкого впечатления, что секс с мужчиной не столь важен в жизни женщины, что ему можно найти замену, что без него даже можно прожить. Уверена, что испытав его с тобой, у нее никогда не возникнет даже мысль, что можно заменить мужчину каким-нибудь суррогатом.

- Девоньки, значит вы, как я понял, обе настаиваете, чтобы я затрахал Татьяну до такой степени, что она не смогла бы смотреть на других мужиков?

- Нет. Ты не понял. Однако мы, действительно, настаиваем на том, чтобы ты оттрахал Таньку таким образом, чтобы она, наконец, разобралась бы «что такое хорошо и, что такое плохо».

- Извините, но вы меня не убедили.

- А то, что я родила Таньку в 18 лет — это тебя убедит? — спросила Ира. — И никто не сел, даже не был под следствием. А моему будущему мужу тогда, когда он лишил меня невинности, было 25 лет, а мне 17 с какими-то там месяцами. И таких примеров полно!

- Ирочка, да он мог трахнуть тебя и в пятнадцать лет. Это был ваш выбор. И то, что Таня в 17 лет с кем-то там уже трахается — да на здоровье. Это ее выбор. Я тоже в свое время восемнадцатилетним парнем хотел трахнуть десятиклассницу, но она мне не дала. И, слава Богу! Но у меня нет желания сейчас наступать на грабли, на которые я не наступил десять лет назад. Вот и весь сказ!

- Хорошо, проехали, — досадливо морщась, согласилась Ирка. — Но ты мне должен теперь вдвойне!

- Ух, ты, ставки необоснованно растут!

- А кто-то обещал напоить чаем, — нараспев сказала Любочка.

Попив чая, я собрался уходить. Остаться меня никто не уговаривал. Любочка оставалась у Ирины. Когда я вышел на улицу и сунул руку в карман легкой куртки, чтобы достать сигареты и закурить, то нашел листок с телефоном, где было написано: «Милый, позвони мне!» и стояла подпись: Любочка.

Я с этой страстной и милой женщиной встречался еще пять раз. Дарил ей подарки: золотые украшения, нижнее белье. Конечно, подарки были в соответствии с размерами моих доходов. И раз от разу мы с ней достигали рекордных вершин секса. Если первая встреча закончилась на ее четырех оргазмах, то в последующие свидания подруга постепенно дошла до десяти «взрывов»!

А затем она резко исчезла. Я настойчиво звонил и дозвонился. В ответ она заявила, что у нее сейчас материальные затруднения, но если я позабочусь о ее финансовом благополучии, то наши встречи, конечно, продолжатся. Я обещал подумать…

Позвонив Рае, я навел справки о Любочке. Выяснилось, что подруга в данный момент работает секретарем у какого-то управляющего одного из министерств и фактически находится на его содержании. Но, скорее всего, женщине захотелось иметь свободные финансы, не подконтрольные ее любовнику. Поэтому, как сообщила Рая, Любочка находится в активном поиске дополнительных денежных средств.

Как не жаль было терять такую любовницу, но я не мог себе позволить выплачивать запрошенную ею сумму. Впрочем, при обилии любовниц, я недолго жалел о потери. Кстати, с Иркой я помирился, но ее дочь, Таньку, так и не трахнул…

Получив приличную порцию секса, на следующий день я уже не страдал от желания трахнуть кого бы то ни стало. Но позвонил приятель, Лешка, по прежней работе в министерстве и предложил встретиться у него дома. Правда, предупредил, что если вдруг я приеду, а он еще нет, чтобы я позвонил ему на работу. Мало ли, что…

Понимая, что рискую оказаться перед закрытой дверью, все же поехал, понадеявшись на удачу.

Удача действительно мне улыбнулась лицом его жены, с которой я «шапочно» был знаком, в отличие от ее подруги, Татьяны.

Увидев друг друга, мы сначала немного растерялись, но первой опомнилась женщина, пригласив меня войти. Ох, не следовало бы ей этого делать! Но я воспользовался предложением и вошел.

Женщина была симпатичной. Правда, говорят, что чужая жена всегда лучше своей. К тому же у меня к тому времени своей жены уже не было. Зато были любовницы. Так вот половина из них были более привлекательны.

- Странно, Алексей не говорил мне, что ты окажешься дома, — оправдывая свое появление здесь, признался я.

- Проходи в комнату, не стесняйся. А меня и не должно здесь быть. В принципе я пока еще с дочкой на даче у отца. И сюда заехала совершенно случайно по пути к подруге.

- Хм, а подругу, случайно, не Татьяной зовут?

- Точно. Так ты с ней знаком?

- Познакомился случайно. Живем рядом. Разговорились. Нашли общих знакомых.

- А сегодня вы с Лешей, по какому поводу встречаетесь?

- Пока не знаю. Это он позвонил мне и попросил о встрече, но по телефону объяснять ничего не стал.

- Ну, тогда жди. Наверное, скоро появится, — ласково улыбнулась женщина и зачем-то подошла к письменному столу, стоявшему у окна. Хотела открыть один из его ящиков, но передумала.

Поворачиваясь ко мне лицом, женщина случайно зацепилась о край письменного стола проймой халатика. Это стоило ей расстегнутой пуговицы. Но подруга не заметила этого или не захотела замечать.

И в этот момент я увидел, что на ней надеты трикотажные трусики серо-синего цвета…

Несколько слов о женских трикотажных трусах-шортах серо-синего цвета.

Впервые я увидел их на девчонках одноклассницах, к которым лазал под платья. Они были трикотажными, мягкими на ощупь и всегда немного мокренькими в районе их писек. Но почему-то к их трусам я относился с полным равнодушием. Меня больше волновало то, что находится в них. А по-настоящему я обратил на подобные трусы внимание, когда, учась в пятом классе, играя в пинг-понг с приятелем по двору, неудачно ударил по шарику ракеткой, и он улетел в девчонок старшеклассниц, сидевших на лавочке и наблюдавших за нашей игрой. Одна из них была одета в плиссированную мини-юбку и давно привлекала мое внимание. Я постоянно разглядывал ее стройные ножки, открытые по самые ляжки, а фантазии уносили меня туда, куда взгляд не дотягивался, не мог проникнуть.

И надо же было такому случиться, что именно она, испугавшись шарика, высоко задрала ноги, открыв моему взгляду свое нижнее белье. И на ней были надеты именно те самые серо-синие трусы-шорты, которые мне приходилось не раз уже видеть. Девушка была очень симпатичная и нравилась мне, может быть, именно поэтому, показавшаяся на несколько секунд картинка, сильно взволновала меня. Кстати девушка заметила мой взгляд и, наверное, поняла, что я успел заглянуть ей под юбку, но сильно не смутилась. Подруги уже тогда говорили между собой: «Ну, увидят они, какие трусики на мне одеты, подумаешь! Пусть порадуются. У них и так мало радости в этой жизни».

После этого я долго не встречался с трусами подобной формы, пока не увидел их на своей однокласснице, Лидке, в девятом классе, заправив в них руку, чтобы потрогать у нее промежность. Такие же трусики я нашел и под юбкой своей десятиклассницы в день своего совершеннолетия.

В дальнейшем, уже во взрослой жизни, подобный стиль нижнего белья мне как-то редко встречался, пожалуй, только с соседкой по подъезду, после моего развода. Кстати ими она меня заводила куда сильнее, чем трусами другой формы, которые женщина меняла каждый день.

И вот сейчас, оказавшись в Лешкиной квартире один на один с его женой, именно на ней, благодаря расстегнутой пуговице на ее коротком халатике, я снова увидел, ставшую для меня своеобразным раздражителем, свою «тряпицу» серо-синего цвета и среагировал на нее, как бык «на красное». Впрочем, молодая «коровка» представляла и сама по себе симпатичный объект. Она годилась, как для визуального внимания, так и для активной эксплуатации. Симпатичная, по моим меркам, не высокая, где-то 1.60, русоволосая со стрижкой, не полная, но и не худенькая. Без претензий на идеальную, вся ее фигура была ладно скроенной. Другими словами, за что ни возьмись, находилось на своем месте, на что ни посмотри, радовало глаз.

Но, подчеркну, если бы не увиденные мной трусики, то, скорее всего, ничего бы не случилось. А здесь случилось!

Женщина от письменного стола пошла к выходу из комнаты, но наткнулась на меня, стоявшего у двери и пялившегося на видимую часть ее нижнего белья. Подруга улыбнулась и попыталась обойти меня, но я, очнувшись, дернулся уступить ей дорогу в ту же сторону, с которой она хотела обойти меня. И мы столкнулись. Столкнулись телами довольно плотно. И если бы я не ухватил женщину за талию, то она отлетела бы от меня и, скорее всего, упала. Однако не упала, поскольку я крепко прижимал ее к себе, постепенно осознавая, что мягкие упругие комочки под ее халатиком — это ее сиси без лифчика, а мой уже возбужденный член, упирается в лобок хозяйки. А еще через секунду я осознал, что женщина вовсе не собирается высвобождаться.

Когда я посмотрел ей в глаза, то все понял без слов…

Поцелуй наш длился долго. Был он страстен и задушевен. Однако подруга совсем голову не потеряла, и задыхающимся от возбуждения голосом произнесла:

- А, может, все-таки позвонишь Алексею, чтобы узнать, где он сейчас?

Ко мне, которому близость и доступность женщины, выбила мозги напрочь, пришло некоторое отрезвление. Не выпуская партнершу из объятий, приблизился к телефонному аппарату, целуя ее на каждом шагу.

Когда стал набирать номер, запутался в цифрах, стал перенабирать. Действовать пришлось одной рукой, потому что подруга, не теряя времени даром, сняла мою руку, которой я обнимал ее за талию, и спустила ее себе на ягодицу, а сама принялась расстегивать на мне рубашку.

- Только ты не вздумай говорить, что звонишь из квартиры, — предупредила меня она.

Сделав над собой усилие, собрался и набрал рабочий номер приятеля. Трубку взяли не сразу, но через три гудка ее все-таки подняли, и на том конце послышался Лешкин голос.

- Так я уже на месте, а ты все еще на работе, — сказал я, стараясь, чтобы по голосу парень не догадался, что я чем-то очень взволнован.

В это время, прижавшись ко мне, как можно плотнее и положив свой подбородок на мое плечо, рядом с тем местом, где была телефонная трубка, женщина самостоятельно переместила мою руку со своей ягодицы, которую я нежно массировал, к себе в трусы. Там моя рука сразу нащупала ее уже мокрую и жаркую половую щель.

- Да, я, к сожалению, часа на два задержусь еще здесь, но все равно сегодня ничего уже не получится, — ответил приятель, в то время как я, нащупав клитор, стал время от времени касаться его, чем серьезно возбудил свою партнершу. И, поскольку у нее обе руки были свободны, она, быстро справившись с ширинкой на моих штанах, умело взяла в руку мой член и начала его слегка подрачивать, хотя он уже и самостоятельно от возбуждения давно превратился в «деревянный кол».

- А что должно было получиться?

- Да я хотел пригласить свою «телку» с ее подругой, но у нее начались месячные.

- Понятно, — ответил я, — тогда как-нибудь в следующий раз…

- Да, хорошо, извини, не могу больше говорить…

Он повесил трубку, я тоже.

- Надо же, какое совпадение! У его «телки» месячные, и у меня они скоро начнутся, дня через два или три.

Я понял, что она имеет в виду. Это только закрепило мою эрекцию. Я расстегнул на ней халатик полностью и стал со страстью целовать ее шею, плечи, груди, посасывая соски. Женщина оперлась о письменный стол и хотела самостоятельно снять с себя трусы, но я не позволил. Я покрывал ее тело поцелуями, спускаясь все ниже и ниже. И когда я дошел до пупка подруги, то начал медленно, даже очень медленно, спускать трусики сначала с ее бедер и попы, затем с лобка, не переставая целовать открывающиеся женские части тела. Я продолжал их снимать и тогда, когда они спустились ниже ее колен. Но затем сами упали к щиколоткам женщины. Высвободившись из них, партнерша, наконец, смогла широко раздвинуть ноги и предоставить моему члену свободный доступ к своему влагалищу. Схватив ее под попу, посадил на стол, на который она опиралась, и продолжил поцелуи. Только теперь они пошли вверх по ее телу, от коленок раздвинутых ног к ее промежности. Подруга, наверное, поняв, куда такие поцелуи могут меня привести, затрепетала и в нетерпении даже начала поскуливать в ожидании подступавшего блаженства.

Но я не спешил, а дразнил ее поцелуями вокруг, да около до тех пор, пока ее не стала бить мелкая дрожь. А когда мой кончик языка впервые коснулся ее клитора и по промежности соскользнул вниз во влагалище, проник в него на небольшую глубину и, проделав обратный путь, коснулся клитора вновь, женщина впервые громко сладострастно и одновременно облегченно застонала, как бы говоря: «Ну, наконец-то!!!»

Но, вырвавшийся первый стон, повторился с новой силой, когда мой язык проделал аналогичный путь между раскрывшихся половых губ вторично. А затем стоны, а иногда даже вскрики, не прекращались, пока подруга не кончила. Начав кончать, она попыталась соединить ноги, но между ними уже находилось мое тело, а не только моя голова, так как я выпрямился, чтобы засадить в кончающую подругу своего «дружка». И засадил, чем усилил и продлил ее оргазм. И кончил в партнершу, застав ее последние оргазмические конвульсии.

Вынимать член из чрева женщины не хотелось, но, выплеснув из себя сперму, он стал быстро уменьшаться в размерах и, в конце концов, самостоятельно выскользнул из мокрой дырочки. Подруга, поняв, что из нее сейчас потечет сперма, соскочила со стола и побежала в ванную подмываться. Я остался стоять у стола.

Вышла не скоро. А, выйдя, заявила:

- Ну, ты и влил в меня! Давно у тебя случился последний секс-контакт?

- Давно. Вчера, — ответил я.

Женщина удивленно вскинула глаза, но ничего не сказала. Подошла, прижалась и заскользила по мне вниз. И я почувствовал, что член у нее уже во рту. Порадовало, что подругу не смутило, а точнее, что она не побрезговала членом, который был пропитан ее соком и моей спермой, потому что я не успел сходить и принять душ. Предположить, что женщина благоговеет перед моим членом или делает это по любви ко мне, не мог. Поэтому допустил возможность, что мой член далеко не первый (и не последний), который она так страстно сосет и облизывает. Однако делала это партнерша мастерски, и я почувствовал, что член оживает. Заметила это и жена приятеля, а потому, желая, чтобы он быстрее обрел стойкость, продолжала ласкать его своим язычком и губками.

Ротик у нее был не большой, но член, раз за разом, полностью заглатывался подругой. Даже тогда, когда у меня началась эрекция, и он приобрел максимальный размер, женщине удавалось засасывать его до основания. Несмотря на то, что подобные ласки доставляли мне огромное удовольствие, я прекратил их. Поднял подругу, повернул ее к себе спиной, заставил лечь животом на стол, и в этой позе вдул ей свой конец по самые яйца. Засадил резко, что заставило партнершу охнуть, но не от боли, поскольку вагина у нее была мокрая, и член проскользнул туда без всякого сопротивления. Просто член, видимо, достиг основания влагалища и, скорее всего, коснулся матки, что и вызвало сладострастный возглас. Подруга подтвердила мою догадку:

- А в первый раз ты не доставал до матки, — сказала она.

- Так тебе как больше нравится?

- Сейчас.

- Не больно?

- Немного, но эта боль вперемежку с чем-то очень…

Я снова засадил ей по самые «помидоры»…

- Ах, хулиган!

- Не делать так?

- Нет, нет, продолжай! — испугалась подруга. — Это так клево!

Я продолжил. Она вновь страстно ахнула.

- Никогда такого не испытывала! О, Боже! — воскликнула подруга, потому что, засаживая, я вновь достал ее матку.

Но женщина не стала продолжать объяснять мне, что испытывает. Ей стало не до объяснений. Она только охала и ахала, пока не кончила. Кончала страстно, но попыток слезть с конца не было. Наоборот, соединив ноги, партнерша два раза самостоятельно насадилась на него, будучи уже в состоянии оргазма. Правда, подруга не кричала, но достаточно долго корчилась в экстазе, выдыхая:

- Ха! Ха! Ха!

Это не походило на смех. Ее выдохи напомнили мне дыхание финишировавшего спортсмена, который никак не может перевести дух после преодоленной дистанции. Пока она приходила в себя, я терпеливо ждал с воткнутым в нее членом, готовый продолжить доставлять ей сладострастный кейф.

- Слушай, член мешает мне прийти в себя. Он у тебя подрагивает во мне, и я психологически никак не могу настроиться на продолжение полового контакта. Может быть, его лучше вынуть?

Я вынул. Подруга даже облегченно вздохнула.

- Стало легче? — поинтересовался я.

- В общем, да. И стало чего-то не хватать. Заполненности, что ли…

Она взяла в руку член и мягко сжала его.

- А он у тебя, действительно, большой, — как бы вновь знакомясь с членом, произнесла женщина. — Но главное, что рабочий!

- В каком смысле? — не понял я сразу.

- Стоит! Вот в каком смысле. И продолжает стоять. Это здорово!

- Наверное. Это я первый раз очень быстро кончаю. Особенно, когда вступаю в половой контакт с женщиной впервые. Зато второй раз оргазм долго не приходит. Член стоит, а спермы, видимо, нет.

- Так я и говорю, здорово! А то многие мужики кончают, как кролики. Не успеешь настроиться, как он уже сливать начинает. А есть и такие, которые кончают один раз и больше не могут. Знаешь как мы, женщины, называем таких мужчин? «Однопалочниками»…

- В том смысле, что бросил одну палку и сдулся?

- Именно!

- Если честно, то у меня иногда такое тоже случается. Но чаще после второго раза я уже не кончаю.

- А стоять стоит?

- Стоит, — признался я.

- Таким, как ты, наверное, одной женщины мало?

- Это, смотря какая женщина. Помнится, с одной я в течение пяти часов кончил пять раз…

- Любил ее?

- Нет. Я с ней провел всего четыре дня. Просто, думаю, что она обладала талантом. Да и комплексы отсутствовали начисто. Владела всеми видами секса в совершенстве. Но еще в ней жила какого-то рода страсть, которая зажигала, вдохновляла и помогала, видимо, быстро воспроизводить сперму. Правда, учти, я говорю здесь только о себе и о ней…

- Хм, скорее всего, ты ей очень понравился и подошел в эмоциональном плане. Женщины это иногда ощущают…

- А ты ничего такого не ощущаешь? Ну, хотя бы позывов к продолжению секса…

Жена приятеля плотоядно улыбнулась и, не выпуская из руки члена, села на стол и раздвинула ноги, демонстрируя круглую, раскрытую под размер толщины моего члена, темную норку. В эту норку она вставила головку моего «дружка», а я уже самостоятельно задвинул ей его по самое основание. Но в этой позе партнерша не почувствовала касания матки, что, впрочем, нисколько ее, видимо, не расстроило. Зато она, сидя на столе, схватила меня за ягодицы и начала сама контролировать ритм и темп сношения. Подружка, то заставляла меня частить, то замедляла мои движения, то вновь понуждала взвинчивать темп. Подобного рваного ритма мне не приходилось испытывать. Мне он понравился, но, ни насколько не приблизил меня к собственному оргазму. Однако женщина «завелась». И, чем дольше мы продолжали, тем сильнее росло ее возбуждение, приближая ее к разрядке.

И вскоре она наступила.

По опыту я знал, что у женщин, в отличие от мужчин, трудно и долго наступает первый оргазм. Зато второй и третий приходят значительно быстрее. В принципе, если женщина достаточно раскрепощена и нацелена на секс, четвертый и пятый оргазмы тоже могут последовать достаточно легко, но далеко не у всех. У некоторых после третьей разрядки, наступает, извините, перееб. То есть, конечно, она не теряет способность раздвигать ноги, но влагалище, зачастую, перестает быть влажным, и теряет способность в достаточной степени растягиваться. И наступает дискомфорт. Этот дискомфорт ощущает и мужчина, которому становится не в кейф засовывать свой член в сухую вагину. Не говоря об отсутствии кейфа, мужчине просто вредно, опасно пользоваться такой вагиной. Она может нанести члену травмы и надолго вывести его из строя. Поэтому, строго говоря, ни одному из партнеров в подобной ситуации, не рекомендуется пытаться преодолеть дискомфорт, как бы женщина не хотела удовлетворить мужчину, и как бы он не хотел ее трахнуть…

Однако подругу хватило на четыре «взрыва». Правда, между ее третьим и четвертым оргазмом, я тоже успел кончить. А после того, как она нежно, но настойчиво восстановила меня с помощью своего ласкового языка и губок, я помог ей кончить в четвертый раз. Зато меня самого «заклинило».

Пятого оргазма у женщины не последовало, как я не старался. Я тоже не смог разрядиться. Промучившись, наверное, сорок минут, находясь постоянно на грани «взрыва», мы пришли к мнению, что наши ресурсы на сегодня исчерпаны. К тому же, два часа, которые нам предоставил ее муж, подходили к концу и делать его очевидцем своей измены в планы подруги не входило.

Мы собрались и ушли из квартиры, и у партнерши родился новый план.

- Слушай, нам обоим сейчас по пути. Ты едешь домой, а я к подруге, которая живет рядом с тобой. Так, может быть, ты заглянешь к ней в гости вместе со мной?

- Ты, думаешь, что ей понравится, если мы появимся у нее вместе?

- Не знаю, но уверена, что не заревнует. Тем более что ты появишься с определенной целью — трахнуть ее. Или тебе нравится ходить с эрегированным членом?

- Не нравится. А ты тоже примешь участие или будешь наблюдать?

- По самочувствию. С сухим влагалищем не потрахаешься, но, кто знает, может быть, за время пути к подруге и от мыслей о групповушке, у меня под животом увлажнится.

Я, соглашаясь, кивнул. Мы поймали такси и поехали к Татьяне. Доехали быстро. Поднялись к ней на этаж. Жена приятеля позвонила в дверной звонок. Нам открыли…

Сказать, что Таня обрадовалась, не могу. Она расстроилась. Правда, виду не подала, но я почувствовал, что она разозлилась на нас обоих. На подругу, за то, что та пришла не одна, а на меня за то, что я пришел с ее подругой. Расцеловавшись с подругой, Татьяна поприветствовала и меня:

- Ну, здравствуй, гость нежданный! Сколько лет, сколько зим! Хотя, конечно, понимаю, до моего дома путь далек и тернист. А ты, где его подцепила? — спросила подругу Татьяна.

- Не поверишь! — радостно ответила та. — У себя дома. И я расскажу тебе все в подробностях, если ты нам позволишь пройти.

Заинтригованная ее словами, хозяйка позволила. Мы прошли в ее единственную комнату. Правда, я только успел сесть в кресло, как обе «нимфы» испарились на кухню под предлогом приготовления блюд и сервировки стола. Не сомневаясь, что женщины начнут обсуждать сложившуюся ситуацию, я решил подслушать, каким образом они решат вопрос со мной. С целью подслушивания, сел рядом с выходом из комнаты. Их беседу услышал дословно. Впрочем, обе говорили достаточно свободно, не скрывая эмоций и не снижая тональность разговора.

- Ты зачем с ним ко мне заявилась? — потребовала ответа Таня.

- А какие у тебя на его счет возражения? Уж не ревнуешь ли ты его ко мне?

- Еще чего! Было бы кого ревновать!

- Ой, ли! А у меня на его счет сложилось совершенно противоположное мнение. Таких мужчин, как он, следует беречь и баловать. Но будем считать, что тебе в тот раз просто не повезло. Чего лыбишься? Так я не права. Было хорошо, но мало? Вот видишь! Значит, я его не зря к тебе привезла. Тебе выпал второй шанс. У него сейчас «долгий стояк». Надеюсь, тебе не надо объяснять, что это такое? Всю сперму, которая полагалась мне, он спустил в меня, а сейчас ему необходима другая женщина, чтобы она подпитала его эмоциональное состояние, которое может восполнить и физическую составляющую. Другими словами, эмоции помогут выработать яичникам сперму, и мужчина сможет кончить.

- Это, конечно, ты хорошо придумала. Но почему я должна для него трудиться своей щелочкой и выручать из сложного положения, когда он, живя рядом, с весны, после первой нашей близости, мог приходить ко мне ежедневно. Но не зашел ни разу!

- А ты ему об этом сказала, — поинтересовалась жена приятеля. — Нет. А он, как настоящий джентльмен, без приглашения в гости не ходит.

Послушав эту умную женщину, ее доводы и объяснения, я умирал со смеху.

- Но сейчас он пришел без приглашения! — возразила Танька, сдаваясь.

В этот момент я просто откуда-то знал, как ответит ее подруга. И попал в точку!

- Сейчас он, как истинный джентльмен, уступил просьбе дамы, с которой был в интимной близости. И, в конце концов, ты мне должна за Галину, с которой приперлась в тот день в мой дом. Или ты хочешь убедить меня, что мой муженек ее не отодрал?

- Лично я над ними со свечкой не стояла, а Галина утверждает, что твой ненаглядный посадил ее в такси, и она уехала.

- Посадить-то он ее посадил, но только утром следующего дня, а не в тот самый вечер, когда вы расстались…

- Да откуда у тебя такие сведения?

- Не важно. Но сведения, к сожалению, точные. Впрочем, после сегодняшнего дня, думаю, сожалеть о его похождениях я не стану.

- Уж не влюбилась ли ты?

- Нет, конечно. Но этот мужчина великолепен! Жаль, что меня одной ему мало…

- Не горюй! Сколько лет в тебя тыкает твой муж? Шесть, семь лет? Больше. И, можно подумать, что тебе самой не надоела его тыкалка! Так и ему вставлять столько лет в одну и ту же щель тоже порядком надоело.

- Так вставил бы тебе! Разве я была бы против?!

- Ой, подруга, это ты сейчас так говоришь, а он, кстати, меня боится, как огня!

- Однако не испугался пригласить тебя к нам с подружкой, — едко возразила жена приятеля.

- А он под предлогом, что моя подружка приглашается для его приятеля, — пояснила Таня.

- Но в реальности вышло все наоборот, — констатировала женщина.

- В жизни всякое случается, — философски заметила Татьяна. — Так как мне начать его соблазнять?

- Издеваешься! Ты его уже давно соблазнила. А сейчас на правах хозяйки ты имеешь «право первой ночи», — рассмеялась мужнина жена. — Поэтому смело заходишь в комнату, берешь его за «хобот»… впрочем, сейчас и я могу пойти соблазнять его. У меня от разговоров уже трусы мокрые…

- Да ладно, не издевайся! Пойду соблазнять, а то и у меня трусики уже влажные.

Услышав Танькины слова, я пересел от входа в кресло, в которое сел с момента появления здесь. И только успел пересесть, как в комнату вошла хозяйка. Настроена она была очень решительно. Она подошла ко мне, расставила ноги на ширину плеч и спросила:

- А ты мне ничего не желаешь сказать?

- Желаю. Рад тебя видеть снова!

- И все?! — возмутилась Танька.

- А как я еще могу выразить свою радость, когда в квартире находится другая женщина?

- Другая женщина получит свою порцию, но после меня. Уверена, что она тебя предупредила, что я в данный период времени голодна и ненасытна.

Конечно, я предпочел бы трахать жену приятеля, но та была сейчас вне игры. Татьяна была крупной женщиной, и в сексе с ней я не достигал блаженства по той простой причине, что она мне не подходила.

Такое со мной часто случалось. Сексом пришлось заниматься и с женщиной из актерской богемы, и с настоящей страшной блядью. Однако между примой-балериной и Надькой-потаскушкой особой разницы для меня не существовало, разве что балерина отдавалась мне в шпагате, зато Надька великолепно работала и кончала попой. Конечно, одну было приятно и целовать, и ласкать, но с другой, хоть и не целовался, и не ласкал, зато получал в сексе все, что хотел. Безусловно, они сильно отличались друг от друга, но обе не были моими женщинами. Что с одной, что с другой я чувствовал себя скованно. Мне с ними было неуютно. И после каждого оргазма я стремился быстрее их покинуть.

Именно такие чувства преследовали меня и с Татьяной. Да, в моменты соития, я забывал, с кем нахожусь, но стоило только кончить, как хотелось уйти и больше ее не видеть. С женой приятеля такого не случилось. Она пришлась мне по душе и по телу, но ее сексуальный потенциал, как показала практика, для меня оказался недостаточен…

Однако секс с Татьяной не помог. И, несмотря на то, что женщина кончила дважды, я не смог с ней разрядиться, и член стоял. И только тогда, когда ко мне пришла ее подруга, с вновь ставшей влажной писей, я кончил. И то после того, как удовлетворенная мужнина жена забилась в оргазме.

После этого, выпив и закусив в компании довольных и удовлетворенных женщин, я отбыл к себе домой.

Но к семи вечера не удержался и позвонил на домашний Людмиле. Позвонил так, на всякий случай, но на том конце проводной связи трубку взяли, и послышался знакомый женский голос.

- Алло! Слушаю вас!

- Здравствуйте Людмила батьковна, — произнес я шутливым тоном. — Как вы тут поживаете?

- Ах, ты хулигашка, появился-таки! — облегченно и радостно произнесла женщина.

- А разве, отбывая в отпуск, давал повод прощаться со мной навсегда? — удивился я.

- Кто знает, что может натворить в отпуске холостой мужчина в полном расцвете сил и молодости! — выдала мне Людка.

- Думаю, что не более того, что может напридумать работающая незамужняя соблазнительная женщина, чтобы после своего отпуска заявить «что было, то прошло и все мы не без греха».

- Понятно, понятно, греховодник! Значит, не удержался, — констатировала подруга больше, наверное, для себя. — И что же ты от меня хочешь?

- Известно чего — понимания и ласки!

- А как же быть с послеотпускным инкубационным периодом?

- А мне он зачем? В море я не перекупался, герпеса нет…

- По поводу герпеса ты меня порадовал, а как быть с возможными заболеваниями от сексуальных утех, которые проявляются, но не сразу.

- Лапушка моя, неужели ты всерьез думаешь, что таковых заболеваний на юге больше, чем здесь в Москве?

- То есть ты хочешь сказать, что мы с Аленкой у тебя не единственные женщины?

- Конечно! Как и я у каждой из вас. И зачем ты затеяла подобный разговор? Какие-то проблемы?

- Нет. Просто иногда полезно знать правду, как бы горька она не была.

- Ой, ой, ой! Только не говори, пожалуйста, что тебя сильно огорчило мое признание. Конечно, согласен, самолюбие это слегка задевает, но, уверен, не более того. Иначе, ты не продолжала бы спать с Игорем, а отдавалась только мне. И не позволила бы трахать свою дочь одновременно с собой.

- Твои сравнения не тактичны по содержанию и не верны по сути. Я с Игорем занимаюсь сексом исключительно для здоровья, а в отношениях с тобой у меня другой интерес. Леночке секс помогает в карьерном росте. А с тобой она получает настоящее наслаждение. И не только физическое. У нее к тебе есть чувство, как и у меня. Что касается тебя, меня и дочери, то это, конечно, может показаться со стороны и развратом, но для нас с ней ты не разделим. И мы не ревнуем тебя друг к другу, потому что мы с ней единое целое и тебя воспринимаем, как целое от нас обеих. Мы давно знаем, что спим с одним и тем же мужчиной, который нас обеих устраивает по всем параметрам души и тела. И такого другого мужчины у нас обеих нет.

- Извини, конечно, приятно слышать, что две такие красивые женщины приросли ко мне душой и телом, но… существует одно очень значительное «но». Я никогда бы не согласился спать с тобой, если бы считал тебя своей будущей тещей. И ты ей стала бы. Это, во-первых, а во-вторых, я влюбился и внутренне готов был полюбить твою дочь и уже собирался порвать все свои сложившиеся близкие отношения с другими женщинами, если бы не узнал, что она продолжает спать с другим мужчиной, и не собирается эту связь обрывать даже после того, как стала спать со мной. И если у вас из-за меня нет проблем, то я не могу и не хочу официально соединять свою жизнь с твоей дочерью, зная, что ради здоровья или карьеры, или чего-то еще моя официальная женщина может в любую минуту лечь под другого мужчину. И ты должна понять, что мне абсолютно наплевать на причину подобного поступка. Потому как, если мужчина и женщина претендуют на официальные отношения в силу своих чувств, то подразумевается, что они приняли решение жить только друг для друга. А иначе, зачем пытаться создавать семью?

- С одной стороны все верно. Но ты сам был женат и у тебя, я уверена, были связи на стороне, а затем развелся и должен понимать, что в жизни все куда сложней. Не так ли?

- К сожалению…

- А я ни о чем не жалею, — смело заявила Людка. — У меня все, будто, заранее было распланировано. Школа, техникум, вышла замуж, родила. Развелась, завела любовника, вырастила дочь, завела любовника…

- В принципе, твоя дочь повторяет путь, выбранный тобой. Даже несколько более насыщенный, чем у тебя.

- Да, у меня в ее годы не было двух любовников одновременно. Время!

- Вот именно! Ты хоть точно знаешь от кого родила ребенка. А здесь может получится, что забеременеет, а от кого конкретно и сама знать не будет.

- Ну, для этого есть тест на отцовство!

- Как показала практика, даже этот тест не всегда однозначно показывает, кто действительно является отцом. Может быть, со временем ученые и усовершенствуют подобное исследование, но пока есть прецеденты…

- А, по-моему, для женщины главное родить здорового ребенка, а от кого не так уж и важно…

- Для женщины, может быть, и не важно. Зато для мужчины — это вопрос продолжения его рода. Мужчине непременно надо знать, что ребенок от любимой женщины, которого он будет воспитывать и кормить, от его семени, а не выблядок, или, как говорят на Западе, бастард.

- Конечно, у мужчин иной взгляд на потомство…

- Заметь, он, этот взгляд, имеет полное право на свое существование, чтобы вы, женщины, не говорили в свое оправдание.

- Согласна. Так ты хочешь приехать?

- Хочу.

- Приезжай…

И я собрался и поехал…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 

     Здравствуй, котенок,
      Помнишь ту нашу поездку? Когда было еще так тепло, когда на улице стояли последние летние денечки. Как мы поехали с тобой на ВВЦ? И вокруг гуляли толпы народа, как всегда в выходной день. Но нам не было до них дела. Мы стояли в толпе и смотрели какие-то выступления (вот попроси меня сейчас их вспомнить - не ... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.