Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 

     Я Р О С Л А В
     ("Армейские блудни"-3)
     ... Моя армейская служба подходила к концу, но это обстоятельство, с немалым восторгом ожидаемое каждым, кто собирается на дембель, отнюдь не радовало меня. После знакомства со Стасиком во мне нарастало смутное ощ... [ читать дальше ]
Название: МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТАЯ СЕКС НА ДВА ПЛЮС ДВА
Автор: arianin (arianin@rambler.ru)
Категория: Остальное, Традиционно
Добавлено: 18-03-2019
Оценка читателей: 6.25


Рано утром меня разбудила Люда и, боясь расхохотаться, показала пальцем в район моего паха. Я глянул, но не рассмеялся, а умилился. Я увидел голову Лизы, во рту которой торчал мой член. Он стоял, благодаря сонным причмокиваниям женщины.

- Наверное, ей снится что-то сладкое. Например, вафелька, — издевательски предположила Людка.

- Не завидуй! Ты вчера отказалась от меня. Разве не так?

- Так. Но я передумала, — призналась Люда и осторожно вытащила член изо рта подруги. — Вставай, давай! — приказала она мне, дернув член вверх, который все еще находился в ее руке. — Забыл, что ее Вадик может приехать с минуты на минуту?

Хотя я и понимал, что в ее словах больше зависти и ревности, но она была права. Однако, вылезая из постели, я, пользуясь тем, что Людмила совсем рядом со мной и надела платье, а не брюки, просунул руку между ее ног и дотронулся до промежности. Женщина не дернулась, не отступила.

- Уже не болит? — участливо поинтересовался я.

- Вроде успокоилось…

- Ну, сейчас, когда трогаю, нет неприятных ощущений?

- Нет, дурачок! — сладко улыбнулась подруга. — Одни приятные.

Я осторожно, чтобы не потревожить Лизу, сполз с кровати и оделся. Затем занялся утренним туалетом. На все про все у меня ушло не больше двадцати минут. Люда ждала.

- Слушай, а все-таки, который сейчас час?

- Половина седьмого, — ответила Люда. — Ты готов?

- В принципе, готов десантироваться.

- Тогда до вечера…

- В каком смысле? — не понял я.

- В смысле нашей встречи, — пояснила Людмила. — В 19: 00 здесь. Буду ждать.

- Интересный поворот! А где же твоя осторожность, скрытность?

- Так до меня дошло, что живем мы один раз…

Я согласно кивнул. И как я мог не согласиться, если жил по тем же правилам.

- До вечера! — сказал я, чмокнул Люду в щеку и вышел из квартиры.

Выйдя на улицу, потопал, не задумываясь, на свою съемную квартиру. Улицы городка были еще относительно пустынны, если не считать, спешащих к пляжу редких отдыхающих. Солнце ярко светило, но жары оно еще не принесло.

Быстро добравшись до дому, нашел его спящим. Из любопытства заглянул в окно к девчонкам. Лена спала на животе, прикрытая простыней, из под которой свисала ее голая нога. Вика, как маленькая девочка раскидалась по кровати, демонстрируя писю, бесстыдно вылезшую наружу из под ночной сорочки.

Я тихо проник в свою коморку. Будить девчонок не стал, опасаясь их агрессивной сексуальной настроенности. Устал. Да и голова была забита мыслями о Лизе с Людой.

Волей случая я стал обладателем двух красивых женщин, внешне не похожих друг на друга. Наверное, разным было и их воспитание. Однако социальная обстановка, наметившаяся тенденция к сексуальной раскованности и течение жизни, сформировали в них устойчивое понимание, что человек создан для счастья. И для них обеих счастье определялось не работой и советской моралью, а в получении физического и морального удовольствия в сочетании, конечно, с материальными составляющими. Впрочем, запросы у обеих были в пределах разумного. У Лизы, конечно, они имели определенную конкретику, но по советскому уровню жизни не слишком выбивались из общего формата женских желаний.

Невольно сравнил их с моими соседками по съемному дому. И пришел к выводу, что крымские подружки для меня более предсказуемы в отличие от двух молоденьких москвичек. Лизу с Людмилой жизнь уже достаточно обкатала и помяла, чтобы эти женщины убедились и поняли, что они, несмотря на свою красоту и обаятельность, сексуальную раскрепощенность и опыт, не являются «пупами» Земли. Они осознавали, что никто из мужчин не станет перед ними преклоняться и обожать, носить на руках и купать в шампанском. Поэтому особенно ценили уважительное и ласковое отношение к себе.

Московские мокрощелки пока не достигли подобного уровня понимания жизни и мужчин, особенно Лена. Вика, понимая, что она некрасива, была более гибкой в отношениях с мужчинами и научилась к своим двадцати годам привлекать к себе внимание мужской половины подчеркнутой сексуальностью в поведении, одежде, в общении. Она научилась общаться на грани дозволенного, намекать без тени смущения на вседозволенность и свою сексуальную раскрепощенность. Однако молоденькая женщина пока не понимала, что сама себя загоняет в определенные рамки, которые в более зрелом возрасте, когда она придет к пониманию истинных ценностей и приоритетов, станут тесны и сослужат ее женскому имиджу плохую службу.

Даже мне, которому по большому счету было наплевать, как сложится ее дальнейшая судьба, сразу стало понятным, что женщину в недалеком будущем ждут трудные испытания и большие сложности. Имидж «давалки», или женщины «слабой на передок» никогда не приносил семейного счастья женщине, в какую бы эпоху или в каком бы обществе она не жила. Хотя, если задуматься, то любую подругу можно назвать «давалкой» — не ошибешься. Но, как удалось убеждаться не раз, в среде мужчин бытовала иерархия «давалок». И эта иерархия одних женщин приводила к драме в личной жизни, других к трагедии, третьих к уважительному отношению со стороны общества и высокому социальному статусу.

Конечно, я не собирался советовать или, не дай Бог, поучать Вику, как себя вести. Меня на отдыхе вполне устраивала именно такая подруга. И я не собирался что-либо пытаться изменить. Однако точно знал, что обществом соседок пока могу и пренебречь.

Придя к такому выводу, собрался и пошел на городской пляж. Прибыл туда ровно в семь. И сразу же увидел Лизу, одну. Поздоровались.

- Ушел и не поцеловал даже, — капризно заявила Лиза.

- Извини, но собирался в спешке, чтобы Вадим не застал меня и тебя в пикантном положении, в каком застала нас Людмила.

- Ты это о чем? — удивилась подруга.

- Так, мелочь. Когда хозяйка квартиры разбудила меня, напомнив, что с минуты на минуту может вернуться твой мужчина, она демонстративно вытащила мой член из твоего рта.

- Серьезно?! — не поверила женщина, а затем рассмеялась. — Вот, сучка! А мне она не мур-мур. Ну и лицо, наверное, было у подруги, когда она это сделала! А как выглядела я? — обеспокоилась Лиза.

- Выглядела ты, на мой взгляд, умилительно, как ребенок, сосущий пустышку. Ты даже причмокивала во сне. Наверное, тебе что-то снилось вкусное. Удивляюсь, как ты во сне не подавилась членом!

- Кому суждено умереть на сексодроме от инфаркта, членом не подавится! — авторитетно заявила женщина. — Так, значит, я тебе умилила? А Вадик, кстати, не вернулся. И мы сегодня, наверное, загораем вдвоем, как и вчера.

- Его не отпустили с работы или, какие другие дела задержали?

- Сегодня позвоню, выясню причину, по которой он меня здесь бросил. Ладно, пойдем занимать места, а то все топчаны разберут.

Мы зашли на пляж и сразу же оккупировали два лежака почти у самой воды. Переодеваться никому из нас не понадобилось. Мы разделись и пошли плавать. Вода у берега была еще не взбаламученная, дно просматривалось, и можно было видеть каждый камушек, каждую ракушечку. Видели мы и друг друга. Правда, лучи света, преломляясь в морской воде, немного искажали наши тела, но все равно можно было детально рассмотреть, где руки, где заканчиваются ноги и начинается попа переходящая в большие половые губы, которые бесстыдница продемонстрировала мне, как только мы зашли в воду по грудь. Мне ответить оказалось нечем, потому что мой «стручок» еще не проснулся. Тогда хулиганка, не растерявшись, заправила мне в плавки свою руку и, исполненная решимости, начала его будить. Рядом с нами никто не плескался, поэтому я сопротивляться «развратным» действиям Лизы не стал, а расслабился и стал получать удовольствие. Очень скоро рука подруги достигла желаемого результата, и член так вырос, что наполовину вылез из плавок. Рука женщины от основания члена переместилась к его головке и заскользила по ней, наращивая мое возбуждение.

Заведясь, плюнул на стыд и общепринятые нормы морали советского человека и нащупал заветный «бугорок Евы». Лиза радостно заулыбалась.

- Удивляюсь, какие у тебя мягкие и ласковые руки! От их прикосновений по моему телу разливается сладострастная нега, и начинается чаще биться сердце.

- Ты думаешь, я испытываю иные чувства? Женские руки нежнее мужских, через касания ими женщина может передавать свои чувства, желания, сексуальную энергию. Однако большинство мужчин ощущают это чисто интуитивно, не заморачиваясь над причиной и следствием, а потому до них не доходит причина, то сильного возбуждения, то полового бессилия.

- Тема, конечно, интересная, — согласилась подруга, — но твои руки настолько ласковые и умелые, что нет желания говорить, а только ощущать их касания и желать, чтобы они не кончались.

Мы оба замолчали, вслушиваясь в взволнованное дыхание друг друга. Но нам помешали. Толпа молодежи, скорее всего студенты, как стадо кабанов ворвалась в море рядом с нами. Мы едва успели убрать руки и прикрыть свои интимные места.

Когда они с шумом и гамом проплыли к буйкам, мы решили выйти на берег. Момент был полностью испорчен.

- Может быть, пойдем в дом? — предложила расстроенная Лиза.

- А если там уже Вадим?

- Тогда сделаем следующим образом. Я схожу на почтамт и позвоню ему домой или на работу. А затем решим, куда нам податься.

С ней я не пошел. Решил позагорать. Лиза вернулась через час.

- Можем идти домой. Дружок вернется не раньше послезавтрашнего дня.

Я посмотрел на часы. Они показывали половина десятого. В принципе до обеда чистого времени на секс у нас имелось три часа, с учетом дороги. И, в конце концов, за классный секс одним обедом можно и пожертвовать и наверстать за ужином. Так и решили.

Добрались быстро. Лиза сноровисто открыла дверь. Вошли. Тишина в доме и на улице стояла мертвая.

- Ну и как в такой тишине мне кричать? — резонно поинтересовалась подруга.

- А я тебе палочку в рот засуну, — подколол я женщину.

- Свою что ли? Ой, смотри какой он смелый! — раздеваясь на ходу, издевательски проговорила подруга. — Откушу в горячке, что станешь делать?

- Придется выходить на пенсию по инвалидности. Как ты думаешь, дадут первую группу?

- Не дождешься! Сейчас их уже где-то пришивать научились.

- Серьезно? А целки восстанавливать еще не умеют?

- А тебе очень хочется порвать целочку? Не рвал что ли ни разу?

- Вроде рвал две или даже три, но твердой уверенности нет…

- Если уверенности нет, значит, не рвал. Хоть где-то, но кровь ты должен был заметить. И, скорее всего, на своем члене. А все эти россказни о растянутости девственной плевы — это сказочки, придуманные для олухов!

Сделав категоричное заявление, Лиза продефилировала в ванную. Ее белый зад контрастно выделялся на загорелом теле. Я поспешил тоже избавиться от одежды и последовать за женщиной…

Три часа пролетели незаметно. На сей раз никаких рекордов не состоялось, но мы не насытились друг другом. Поэтому обед решили пропустить и сразу пойти на ужин. Однако в пять часов вечера усталость дала себя знать. Отдыхая, провалялись с полчаса и почувствовали, что проголодались. Не сговариваясь, приняли ванну, оделись и вышли «добывать пищу». На выходе с Алушты нашли грузинский ресторанчик, где очень плотно набили животы харчо и шашлыками из свинины. Выпили и по бокалу красного столового вина.

Хорошо, что перед отпуском в Москве я посетил Раю. После визита к ней, получив свой процент, на который уже и не рассчитывал, с деньгами у меня проблем не было. Когда я со спокойным лицом оплатил ресторанный счет с учетом чаевых в размере червонца, на Лизу это произвело хорошее впечатление. Мы просидели, наслаждаясь едой, вином и разговорами, до половины седьмого вечера. Я посмотрел на часы.

- Отсюда до дома Людмилы пятнадцать минут хода. Не спеши, успеешь. Расслабься, отдохни, а то с такими жадными подругами до твоих ласк надорвешься. А этого допустить никак нельзя. Что мы без тебя делать будем?

- Ой, ой, ой! Какие мы скромные! Да тут таких желающих, как я, пруд пруди! Не пойму, что вы, такие стройные и красивые, так на меня запали. Чем я вас околдовал?

- Лично меня тремя вещами. Первое — это своим «дружком». Его размером, стойкостью и ощущениями. Второе — это, конечно, куни. Уверена, что даже большинству специалистов не под силу делать то, что вытворяешь ты. И если у них присутствует только мастерство исполнения, то у тебя мастерство, помноженное на талант. И третье — твоя волосатость и мягкие ласковые руки. Я от волосатых мужчин тащусь. Но, когда ты приникаешь своим телом к моему, касаясь его частей руками, я млею в твоих объятьях и улетаю далеко, далеко, высоко, высоко!

- Интересно будет услышать ответ Людмилы на этот же вопрос…

- Спроси, спроси…

Я ушел не оглядываясь. У дома Людмилы я был ровно в семь вечера. Посмотрел на окна квартиры. Свет не горел. Решил, что она еще не вернулась. Присел на скамеечку недалеко от подъезда. Стал ждать. Но прошло пятнадцать минут, а женщина не возвращалась. Стал посматривать на часы…

Наконец, она появилась, нагруженная сумками. Я, было, ринулся помочь, но подруга покачала головой и, проходя мимо, сказала:

- Зайдешь через пять минут после меня. Дверь будет открыта.

Как мне было сказано, так я и сделал.

Зашел, закрыл за собой дверь, снял обувь. На лестнице в подъезде никого не встретил, однако дом был наполнен звуками чужой жизни и мало чем напоминал себя в дневное время, когда казался сонным или даже заброшенным.

Люда суетилась с продуктами на кухне и только на секунду выглянула в прихожую проверить, я ли это зашел в квартиру.

- Ты проходи в комнату, если нужно прими душ. Я через минуту освобожусь и присоединюсь к тебе.

От меня снова не последовало возражений. Разделся, прошел в ванну, включил душ. Все делал не спеша, но почему-то с каким-то внутренним напряжением, как будто чего ждал, но не верил. Струи воды, стекая от шеи и плеч по всему телу, успокаивали. Проведя рукой по груди и животу, добрался до члена и мошонки и стал лениво теребить их тщательно промыв головку под кожицей. К этому времени подоспела Людмила. Зашла она уже обнаженной и, подав мне руку, залезла в корыто ванны.

- Ой, какой ты холодной водой моешься! — проговорила она, зябко поведя плечами. — Можно я сделаю теплее?

- Зачем спрашиваешь? Ты женщина, ты хозяйка.

Повернувшись к смесителю (она оказалась повернутой ко мне спиной), она нагнулась к нему, чтобы отрегулировать температуру воды. Пока она возилась с ним, оттопырив свою попку, я любовался двумя ее аккуратными дырочками и ровными линиями половых губ, уходящих к лобку. В таком положении женщина замерла на некоторое время, провоцируя меня на определенные действия, которые я и предпринял, поскольку «мальчик» возбудился и требовал «углубиться в суть вопроса», не желая слушать возражения. Ну, а потому как я и не думал возражать, пришлось даму в ванной взять за бедра и вставить ей в дырочку, чуть пониже «булочек».

Думаю, как раз этого подруга и ожидала. И мы закачались с ней в медленном «танце» не сложном в движениях. Не стану говорить за Люду, но во мне играла музыка, которая вибрировала и отдавалась по всему телу, то напрягая, то расслабляя мышцы. Финал «танца» наших тел для меня наступил неожиданно. Женское тело начали сотрясать судороги. Я замер, не имея возможности иным способом повлиять на женский оргазм.

Когда подруга немного отдышалась, то, слегка сполоснув себя под животом, изъявила желание продолжить наше слияние тел в спальне. Наскоро обтеревшись полотенцами, прошли на ложе. Легли и стали целоваться. Правда, постоянно мешался стоящий член, который тыкался во все части тела женщины, напоминая ей о своей неудовлетворенности. И Людка сдалась. Она села на меня сверху и, слегка направив его рукой, ввела его в свою щелочку. На этот раз проникновение было ощутимее прежнего, потому что щелочка не была мокрой, а только влажной. Но я, наконец, начал ощущать, ставшее мне дорогим, влагалище подруги. Я осязал, как головка раздвигает половые губы женщины, как проникает глубже и глубже в ее нутро, касаясь стенок канала писи, а в самой глубине дотрагивается до чего-то очень нежного, отчего Люда старается раздвинуть ноги как можно шире, вздрагивая и сладострастно постанывая.

Но не столько движения и касания, сколько реакция подруги и собственное желание прибавляли и прибавляли возбуждения, которое, в конце концов, вырвалось из члена, в виде белой вязкой жидкости, похожей на слюну.

«Дружок» облегченно «упал» и настолько уменьшился в размерах, что самостоятельно освободил женское лоно. Людмила еле успела заткнуть свою дырочку, чтобы «спущенка» не вылилась из нее наружу. Но в ванную сразу не побежала, а прилегла рядом, уткнувшись мне в плечо.

- У нас с тобой всего полторы недели. Морячок возвращается из рейса. Звонил сегодня мне на работу. Останешься со мной до утра?

- Конечно, могла бы и не спрашивать.

- Лизе я сама все объясню, — добавила подруга.

- Имеешь право и не объяснять. В конце концов, я приехал к тебе, а она случайно оказалась рядом.

- Нет, она моя подруга. И я вижу, что ты ей не безразличен. К тому же, у нас с ней договоренность, а я, получается, хочу его пересмотреть.

- Людочка, тебе виднее, как поступить с подругой. В отношения женщин я не вмешиваюсь никогда. Это мой принцип.

- Решено. Пойдешь в ванную?

Я отказался. И тут женщина меня удивила. Она сползла к моему паху и, взяв в рот «остатки былого величия», начала его целовать и вылизывать вместе с яичками. Мы «кувыркались» до прихода Лизы. Когда она пришла, Людмила, оставив меня в постели, вышла к подруге.

Разговор женщин происходил в гостиной при плотно закрытых дверях, и я, как не прислушивался, ничего не услышал. Правда, Люда вернулась в хорошем расположении духа, и я понял, что они о чем-то договорились, что устраивало их обеих.

Расспрашивать не стал. Подруги с моего полного согласия пользовали меня, как хотели.

Мы с хозяйкой отдавались друг другу до двух часов ночи практически без передыху. Однако Людмила, удовлетворив свою похоть, решила все-таки поспать хотя бы четыре часа перед работой. Я, в общем, тоже был не прочь поспать, поэтому, улегшись рядышком, как супруги, прожившие вместе уже много лет, мы постарались уснуть. Не сразу, но сон сморил нас обоих. Я даже не слышал будильника и того, как моя женщина ушла на свой почтамт.

Разбудила Лиза.

- Вставай! Ну и здоров же ты спать! Уже восемь утра, пора на море.

Продрав глаза, я увидел перед собой совершенно голую и прекрасную женщину, которая, участвуя в моей побудке, внимательно рассматривала член, у которого в очередной раз случился утренний стояк.

- Принимай ванну и приходи ко мне в комнату, позавтракаем, — мягко приказала женщина.

Выспавшийся и освеженный я через пятнадцать минут ввалился к подруге в комнату. Однако я ошибся, ожидая увидеть Лизу в постели с раскрытыми ногами и аппетитным «завтраком» между ними. Завтрак был весьма реальным: бутерброды, чай. Правда, прием пищи происходил голышом. Я даже пошутил:

- Завтрак нудиста!

- Жарко же, — не приняла моей шутки женщина или просто не поняла аналогии с появившимися тогда консервами «завтрак туриста».

- Откуда сие богатство? — поинтересовался я.

- Так Людка вчера вечером битком холодильник набила! Не видел что ли?

- Сумки в ее руках видел, а что в них не интересовался…

- Ну, да. Тебя интересовало нечто другое…

- Извини. Еда у меня точно в очереди после секса, — рассматривая свою визави, признался я.

- А как же быть с поговоркой, что «путь к сердцу мужчины лежит через желудок»?

- Во-первых, к сердцу, а не к члену, а, во-вторых, нельзя так буквально понимать поговорки и пословицы. Смысл сказанного заключается в том, что не сексом единым жив человек. А умение хозяйствовать только прибавляет женщине обаяние и повышает ее статус, как любовницы.

- Кстати, любовничек, а не сходить ли нам на базар? Ты же не собираешься здесь бесплатно столоваться! Людка и так живет на одну зарплату, которая составляет всего-то восемьдесят рублей в месяц.

- Удивительно! Но я только что хотел предложить затовариться. Надеюсь, ты мне составишь компанию?

- Составлю. Куда вы, мужики, без нас, женщин! Тем более, сытый мужик — некудышний любовник. Его в сон всегда тянет. Пошли, растрясем свои жиры.

Мы оделись, вышли. По пути к рынку забежал к себе в коморку и взял с собой пятьдесят рублей. Заодно показался на глаза хозяйке, что не пропал…

С Лизой ходить по городу было сущим наказанием! На нее заглядывались все мужики, даже старички с женами. Конечно, женщина замечала столь пристальное к себе внимание, но вела себя скромно, давая понять своим поведением, что рядом со мной ей другие мужчины не интересны.

Мы ходили по прилавкам в течение полутора часов и набрали столько всего, что две сумки пришлось тащить и подруге. Правда, сумки были наполнены легкими продуктами. Домой вернулись к полудню. Что смогли, загрузили в холодильник, остальное разместили на кухне. Идти на пляж уже не имело смысла, и мы по обоюдному согласию, не сговариваясь, разделись и занялись сексом. За два часа перед обедом я успел вставить своей партнерше, используя различные позы, три раза. Правда, мне удалось кончить только однажды. Зато подруга оторвалась на втором и третьем «заходе». До минета и куни мы не добрались из-за нехватки времени. Решили, что успеем обласкать друг друга после обеда.

Так и вышло. Пообедали хорошо. Еда, как всегда, была приготовлена вкусно. Но пока лениво возвращались домой, пища переварилась и, войдя в квартиру, мы решили принять душ. Конечно, компенсировать морскую, вода из под душа не могла, зато помогла освежить наши желания. Там, под душем, мы и занялись сексом. Затем перебрались в постель к Лизе. Однако в нашем распоряжении до вечера была вся квартира, поэтому фантазия обоих разыгралась, и мы стали менять не только позы, но и виды секса. Правда, в спальню к Люде мы заходить не стали.

Нам хватило туалета, ванной, комнаты, кухни и даже прихожей. После обеда я еще раз выплеснул в Лизку немного спермы, а затем серией оргазмов разразилась подруга. Конечно, самый сильный и продолжительный ее настиг после куни, но сегодня она бурно кончила и от анального секса в самом конце наших совокуплений. У нас еще оставался целый час до прихода хозяйки, но тут взбунтовался мой член. И как только не изощрялась женщина, как его только не ласкала, он категорически отказывался вставать.

Перед самым приходом Людмилы Лиза ушла, оставив меня одного.

- Веди себя хорошо! — наставительно-шутливо порекомендовала она перед тем, как выйти из квартиры.

Через пятнадцать минут, буквально, прибежала Люда. Она так спешила, что даже запыхалась.

- Ой, как хорошо, что ты дома! — воскликнула она, ревниво посматривая кругом.

Сегодня руки ее были свободны, если не считать маленькой дамской сумочки.

- Ты один?

- Как видишь…

- И целый день никуда не выходил? — продолжала допрашивать она меня, чуть не сказав вместо «не выходил», «не выходили».

- Ну, почему же! Выходили и на рынок, и обедать…

Хозяйка квартиры прошла на кухню и радостно ахнула.

- Да вы тут накупили на целый месяц!

- Ну, уж не на месяц точно! — возразил я. — Но на неделю хватит с лихвой. Только в первую очередь следует съесть или обработать скоропортящиеся продукты, а остальное разместить в холодильнике и даже в морозилке. Жаль, что холодильник у тебя маловат.

- Скажи спасибо, что такой достался! Я на него вытянула выигрыш в числе других десяти сотрудниц на нашей работе. Радовалась…

Я подошел, обнял подругу, поцеловал.

- Нет, стой, подожди, — опомнилась женщина, — дай душ принять.

Через десять минут я к ней присоединился…

А рано утром, как только хозяйка квартиры отбыла на работу, появился Вадим. Удивился и обрадовался мне, заметив, что я выхожу из спальни Людмилы. Лиза тоже выдавила из себя радостную улыбку.

- Наконец-то! Явился, не запылился! А я уже думала, что мой отпуск закончится в одиночестве.

- Лизочка, — стал оправдываться Вадим, — работа, начальник, ничего не поделаешь. Зато у меня отпуск продлили на три дня.

- Тебе продлили, но мне его никто не продлевал. Или ты собрался остаться здесь без меня?! — с угрозой в голосе спросила женщина.

- Что ты, что ты! Но за оставшееся время постараюсь заслужить твое прощение. Начальник мне до конца отпуска отдал машину в личное пользование. Поэтому, думаю, свозить тебя на Форос или в Ялту. Оторвемся, разнообразим наш отдых.

- Тогда и ребят с собой возьмем, — безаппеляционно решила Лиза.

- Конечно, — радостно согласился Вадим, чувствуя, что его пассия сменила свой гнев на милость.

Он с надеждой, ожидая моего согласия, посмотрел на меня. Мне стало жалко парня, и я ответил:

- Я с удовольствием. Вот только не знаю, как Люда…

- Не беспокойся. Людку я беру на себя, — успокоила меня Лиза.

Решили пойти на пляж. Пришли, но довольствовались только дальним рядом лежаков. За весь путь к пляжу Лиза не произнесла ни слова. Но как только Вадим ушел поплавать, женщина заговорила:

- Вот и все, — это были ее первые слова, произнесенные с момента, как мы вышли из дома. — Еще четыре дня и я уеду и больше не только не прижмусь к тебе и не почувствую тебя в себе, но даже и не увижу. Мне страшно…

- Глупости! Ты уже большая девочка, чтобы бояться потерять случайно подвернувшегося тебе мужчину. Я рад, что тебе было хорошо со мной…

- Мне не просто было хорошо с тобой, — перебила меня подруга. — Я знаю, что ты мой мужчина. Не в том смысле, что я имею на тебе какие-то особые права. А ты мой по всем параметрам. Ты меня понимаешь?

- Понимаю. Я встречал таких женщин, и ты относишься к их числу, которые подходили мне во всем, и телом, и душой. Но как видишь, я холост, а, значит, несмотря на стопроцентное совпадение, мы не предназначались друг другу судьбой. К сожалению, так бывает. Наша жизнь состоит из случайностей и обстоятельств, которые иногда встают у нас на пути непреодолимым препятствием. Но, знаешь, время лечит. Я не раз убеждался в этом.

Иногда казалось, что все, жизнь закончилась и жить без этого человека невмоготу, смысл существования терялся, но… проходило время, каждый раз свое время, данное для этого конкретного случая, и отпускало. Боль уходила. Безразличие отступало. Жизнь возвращалась в обычное русло. Появлялся интерес к другим женщинам. Нет, я не забывал тех, кого терял. Да, горечь оставалась, но, чем больший временной отрезок отделял меня от моей женщины, тем больше сладостных воспоминаний оставалось в памяти. И я осознавал, что радость общения с ней останется со мной, что я смогу вновь и вновь переживать те сладостные секунды, минуты, часы и дни блаженства.

- Не успокаивай меня. Все, о чем ты сейчас сказал, я знаю, но останутся лишь воспоминания прошлого, а настоящего, которое определяет будущее, уже не будет. Вот о чем я толкую!

- Согласен. Но кто знает, кто может предсказать будущее? Человек существо переменчивое. Сегодня ему нравится одно, а завтра он начинает сходить с ума от прямо противоположного. Разве мало подобных примеров? И чтобы не жалеть и не говорить потом, «Ах! Куда я смотрела, где были мои глаза и разум!», лучше расстаться на пике отношений, на пике чувств, чтобы, отталкиваясь от хороших воспоминаний, фантазировать о том, а как могло бы быть если бы…

- Но пока я в отчаянии. Это, наверное, из-за того, что я завидую подруге. С ней ты пробудешь еще восемь дней. Представляешь, чтобы мы могли сделать за эти восемь дней?!

- Вот видишь, ты уже начинаешь фантазировать о будущем, — пошутил я.

- Ну, тебя! — обиделась Лиза. — С тобой невозможно спорить!

- И не надо…

Я легко вскочил с лежака и пошел к морю. Подруга так растерялась, что только и смогла произнести мне вслед

- А я?!

Но ее слова меня не остановили, я даже не обернулся. Я весь горел изнутри, снедаемый желанием обладать этой красивой по всем статьям женщиной. Однако от роскошной сексуальной жизни на отдыхе следовало привыкать отказываться. Правда, в запасе у меня имелись две московские телочки, но они за это время для развлечения могли найти себе других парней.

Отплыв от берега к буйкам, я впервые насладился отсутствием женщин. Я снова почувствовал себя вольным и независимым от обязательств перед кем бы то ни было. Переплывая от буйка к буйку, рассматривал пляж и копошившихся там людей. И недоумевал, как так получилось, что я, приехавший сюда отдохнуть от секса, попал в сразу две «групповушки». Меня одолевали сомнения, а не болен ли я сам, нет ли у меня непреодолимой сексуальной зависимости, которая заметна и притягательна окружающим женщинам с подобными симптомами? Начал анализировать, и выводы в результате оказались не утешительными.

Конечно, сексозависимость имела место быть. И началась она не сегодня и не вчера, а накапливалась годами. Но взрыв произошел после развода, после крайне неудачного брака, который и был настоящим браком. И, конечно, после разочарований в любви и верности любимых.

Именно после этого я отдался на волю необузданным страстям, презрел романтизм отношений с женщинами, признавая только поиск сладострастия с привлекательными для меня подругами. И сам факт подобного поиска приводил меня к партнершам, искавшим утешения в сексе. Как говорится — «рыбак рыбака…». А причин у женщин «западать» на меня к моменту развода было несколько.

Во-первых, я был молод, интересен собой и хорошо сложен и, к тому же, уже достаточно опытен, как мужчина. И этот факт от женских глаз и интуиции скрыть было невозможно. Во-вторых, в дополнение к физическим данным, имел хорошее образование, помноженное на широкие познания в различных областях. К тому же, пользуясь ими, старался не выпячивать, чтобы иметь возможность вести диалог с женщиной на равных, а главное умел слушать и услышать, что подкупало любую подругу. В-третьих, мое поведение подсказывало женщинам, что я темпераментен, любвеобилен, но не опасен. В-четвертых, мое нежелание обсуждать с ними других моих подруг, давало им повод надеяться, что и о них в будущем я не стану распространяться. И, последнее, стараясь не унижать, я не позволял им унижать себя…

Размышляя, благо никто не мешал мне делать это, я не заметил, как доплыл до волнореза, который находился в конце городского пляжа. Огибать его и плыть дальше поленился, да и возвращаться вплавь назад посчитал излишним. Поэтому выбрался на берег и не спеша стал возвращаться вдоль кромки моря по влажному, от плеска воды спокойно дышащего моря, песочку. Однако в скором времени понял, что точно не помню, в каком месте зашел в водную стихию. Осознав этот факт, даже немного растерялся от своей, не присущей мне рассеянности.

«Да, долго же придется искать свое место лежки!» — пригорюнился я. Пройдя еще немного вдоль берега, наткнулся на Лизу, сидящую на берегу рядом с водой. Обрадовался. Однако, встретившись с ней взглядом, понял, что женщина обижена. И обижена на меня…

Я присел рядом. Говорить и оправдываться не хотелось, но объясниться чувствовал себя должным. Поэтому я осторожно взял ее маленькую нежную руку и уже открыл, было, рот, чтобы выразить словами то, что я сейчас чувствую, но женщина опередила меня.

- Можешь ничего не говорить. Все ожидаемо и все понятно. Просто нельзя вот так взять и уйти! — чуть не плача заявила подруга, не сомневаясь в своей правоте.

Я не стал с ней спорить. Зачем спорить, когда обе стороны правы. Поэтому, признавая ее правоту, поднес красивую женскую руку к своим губам и поцеловал. Не знаю, поняла ли она ход моих мыслей, но когда я посмотрел на нее, то увидел, что из обеих прекрасных карих женских очей, выкатились слезинки и, пробежав по щекам, скатились к носу. Не отнимая своей руки из моей, Лиза свободной рукой вытерла их и, через силу улыбаясь, произнесла:

- Ну, вот довел женщину до слез! Не стыдно?

- Двояко…

- Это как? — всхлипнула подруга.

- И стыдно, и радостно…

- Радостно! Ну, знаешь!

- А как же не радоваться, когда такая желанная красавица и умница пустила слезу из-за предстоящего расставания со мной!

- Гад ты, Костя Федотов! — радостно улыбнулась Лиза.

- Это точно! — подтвердил я, видя, что у женщины сменилось настроение. — Кстати, а не пора ли нам на обед?

- Вадик, наверное, уже пошел очередь занимать…

После обеда на пляж я не пошел, вернулся в съемную коморку. Хотелось побыть в одиночестве и тишине, но не получилось. Во дворике дома мне встретилась Вика в купальнике, красная, как сваренный рак. Она еле двигалась. Каждое движение давалось ей с трудом и болью. Женщина постанывала. Лены видно не было.

- Сгорела? — посочувствовал я.

- Не то слово! Надеюсь, не смертельно.

- А подруга где?

- Я ее отослала на пляж. Зачем ей из-за меня терять отпускное время.

- Тебя бы ряженкой или кефиром смазать…

- Вечером Ленка обещала притащить сметаны…

- Зачем же ждать до вечера?! Или ты мазохистка? Давай слетаю в магазин сейчас и натру…

- Ну, если тебе не трудно…

Я пошел в магазин, купил две бутылки кефира. Через пятнадцать минут вернулся к подруге. Женщина улеглась на кровать. Я расстегнул ей лифчик купальника и плеснул на спину немного кисломолочной жидкости. Кефир был холодным, и Вика не смогла сдержаться и вскрикнула.

- Ой, мамочки, мамочки! Что ты делаешь! Я чуть не кончила!- громко и блаженно запричитала она.

Я деловито засунул ей руку между ног и констатировал:

- Не ври! У тебя между ног сухо.

- Так я же сказала, чуть не кончила, — засмеялась подруга.

- Чуть в Москве не считается! — размазывая кефир по спине, заявил я.

Плеснул еще и снова размазал. Дав первому слою кефира подсохнуть и впитаться, прошелся по спине женщины вторым слоем. Когда подсох и второй слой, осторожно перевернул Вику на спину и смазал ей грудь и живот до лобка.

- А там ничего не сгорело? — оттянув резинку трусиков, спросил я, заглядывая внутрь.

- Там все горит с тех пор, как ты исчез и бросил нас с подругой.

- Ой, только не надо «заливать»! Можно подумать, что вас никто после меня не оприходовал.

- Мы с Ленкой не нимфетки, чтобы ложиться под любого. Да и, честно сказать, мы все ждали, что ты появишься вот, вот…

- Так я вас предупреждал, что у меня здесь в Крыму и родня, и знакомые. Поэтому на меня планы строить не следует. Я сегодня здесь, завтра в другом конце полуострова.

- Твое право. Только я предпочитаю секс качественный, пусть и редкий.

- Уважаю твою позицию. Сам такой…

- А сейчас нет желания порадовать девушку, приласкать?

- Да куда же тебя ласкать, голуба моя! Ты лучше поспи часик, другой. Затем я тебя еще раз смажу, а там посмотрим…

- Обещаешь?

- Обещаю.

И Вика поверила. Повернулась на бочок и, успокоенная кефиром и моим обещанием, заснула. Я поднялся к себе.

В этот день к Людмиле я слегка опоздал, потому что перед тем, как уйти к ней, промазал соседку новой порцией кефира. Промазал основательно. И не смог отказать женщине, поласкать ее «киску». Правда, ласкал руками, поэтому оргазма она достигла не так быстро. Не скрою, доставляло удовольствие трогать ее мягкую, даже нежную и горячую, раскрытую ласкам пиздюленку.

Вечер и ночь прошли в сладострастии и неге. Людка все сильнее проникалась мною, моим естеством, ласками, нежностью и страстью. Ее ответная страсть не угасала, а разгоралась день ото дня. Пришла на ум когда-то вычитанная фраза:

Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам. «Евангелие от Луки»

Конечно, Лука, наверное, вкладывал в написанное несколько иной смысл, но фраза была настолько емкая, что годилась, в том числе, и для сексуальных утех. И я в Людку «отсыпал» меры добрые, утрясенные, нагнетая и переполняя ее жаждущее лоно.

Сном забылись только под утро. Я слышал, как вернулись Лиза с Вадимом и тихо прошли в свою комнату, но занятый страстным сексом с женщиной не прислушивался к тому, что там у них происходило.

Утром меня разбудили сборы Вадима на пляж, затем Людкины сборы на работу, но главное — короткий разговор двух подруг.

- Мой Вадим уже приехал. Скоро появится и твой морячок. Что будешь делать?

- Не знаю, не думала. Все так запуталось, усложнилось. Может быть, рассосется само собой? — тоскливо проговорила Люда.

- Не обманывай себя. Это у мужиков все просто. Как им кто-то отсосет, так у них и рассасывается. А у нас отход от собственных фантазий происходит значительно сложнее, драматичнее. По себе чувствую. Думала, что возврат в прежнее состояние произойдет легче. Ошиблась. Не желает мой мозг, мое тело возврата. Тянется к лучшему. Иногда приходит на ум, что лучше бы и не знать этого лучшего…

- Да, жили мы с тобой, жили в нашем тихом омуте, а его взяли и так взбаламутили, что там стало жить тошно, а из него не вынырнуть. Но это до поры до времени. Мы с тобой обязательно что-нибудь придумаем. Где наша не пропадала!

- Оптимистка, — с недоверием произнесла Лиза.

Однако распрощались они уже спокойными голосами. Я сделал вид, что сплю. Но, приняв ванну, Лиза прервала мой сон, забравшись, наверное, с отчаяния ко мне под простыню. Касания ее бархатной кожи, нежные объятия и поцелуи, могли не подействовать разве что на мертвеца, но я был вполне живым и активным мужчиной. Наше безумие оказалось коротким, но восторженным и даже буйным. Поскольку мы оба были обнажены и возбуждены, нам не понадобилось время на прелюдии. Правда, двадцать минут мы все же покувыркались. И сначала кончила она, а затем я.

Всю дорогу к пляжу женщина чему-то улыбалась. И даже вид Вадима не стер с лица ее загадочную улыбку. «Твою маковку! — подумал я, поглядывая на подругу. — Ну, прям Монна-Лиза!» Впрочем, она была значительно красивее и не имела даже малейшего сходства с портретом Леонардо-да-Винчи. Вадим тоже заметил, что Лиза какая-то странная с утра. Спрашивать ее не стал, а вопросительно посмотрел на меня. В ответ я только пожал плечами, дескать, женщина, кто ее поймет.

До обеда успели искупаться три раза. Причем, в море ходили каждый по отдельности. Затем Вадим ушел занимать очередь (мне он этого дела не доверял), а мы с Лизой ушли с пляжа минут через десять после него.

- Ты разговаривал с Людой по поводу поездки на Форос? — спросила она меня.

- Переговорили. В принципе, она «за», но только в выходной. Лучше в субботу.

- Отлично! Сегодня четверг. Значит, послезавтра рано утром выезжаем. Надо будет сейчас за обедом поставить в известность Вадика, чтобы он не передумал.

Она так и сказала «поставить в известность», словно о чем-то уже решенном и не подлежащем возражению. Роль Вадика показалась мне малозначимой для нее. Про себя пожалел парня. Он и так был побит жизнью…

После бурных и насыщенных дней и ночей четверга и дня пятницы, в которых активное участие приняли обе подруги, а также Вика, которую я навестил, «справиться о ее здоровье», ночь с пятницы на субботу прошла относительно спокойно, что, конечно, не означало полного отсутствия сексуальных связей. Даже рано утром Людка получила свою порцию «спущенки»…

ПОЕЗДКА В ФОРОС

Весь день пятницы мы втроем: Вадим, Лиза и я, — закупали продукты. Мясо для шашлыка, зеленый и репчатый лук, помидоры, лимоны, картошку. Не забыли и о хрене с аджикой, а также купили хлеб, соль и перец. И пока мужчины резали на кусочки мясо и укладывали его в маринад, обе женщины долго решали, что надеть, что обуть, не забывая раздавать нам свои «ЦУ» по заготовке шашлыка.

В субботу подружки уселись сзади, а я сел на пассажирское место рядом с водителем. В новенькой «Волге» модели «ГАЗ-24» было просторно. Конечно, кондиционера там «не стояло», но мы пооткрывали окна, и утренний еще свежий воздух врывался в кабину, заставляя ойкать наших подруг, которым приходилось, то и дело, поправлять из-за него свои прически. Дорога заняла час с небольшим. Ехали весело и быстро. Наш путь почти до самой Ялты был чист от попутного транспорта.

Дорога до Ялты удивила и порадовала. То есть я ее просто не узнал. Она стала широкой, многополосной с очень качественным асфальтовым покрытием. Как мне сказал Вадим, ее ввели в эксплуатацию два года назад. Немного отъехав от Алушты я сразу обратил внимание на красивые бензоколонки с кафе и магазинчиками, а также мотели с отдельными кемпингами. И подобная картина наблюдалась через каждые двадцать километров до самой Ялты. Да и за Ялтой по обеим сторонам дороги бензоколонки попались раза два.

Пляжи до Ялты и за городом смотрелись уютными, чистенькими и малонаселенными — не то, что в Алуште! У одного такого пляжа, не доезжая немного до Фороса, мы и остановились, чтобы позавтракать, отдохнуть и искупаться. На довольно просторном пляже мы увидели только две группки людей, разместившихся с размахом, но на приличном расстоянии друг от друга. Мы тоже не стали к ним присоседиваться, разложившись на одном из краев пляжа, вблизи волнореза. Место оказалось очень удобным, а волнорез с одной стороны и нагромождение крупных камней, уходящих в море, с другой, создавали ощущение маленькой уютной бухточки, отделенной от внешнего мира.

Пользуясь таким изолированным местоположением, мы собрали сухие палки, обильно валявшиеся на берегу, и смело развели костер, чтобы пожарить шашлыки. Женщины достали из «закромов» вино и бутылку водки, овощи и фрукты. Мы с Вадимом занялись костром, а когда он разгорелся, стали насаживать куски маринованного мяса, кольца репчатого лука и ломтики помидоров на шампуры. Насаживали не спеша, давая костру набраться жара, подкидывая ему на подпитку сухие палки, которые мы предварительно снесли в большую кучу.

Дав прогореть костру, мы над пышущими жаром углями разместили шесть шампуров на заранее заготовленных и воткнутых по краям костра вешках, и начали «колдовать» над обжаркой мяса, часто поворачивая шампуры, чтобы оно не сильно подгорало.

Лиза, которая вместе с Людой успела пропустить по стаканчику вина для аппетита, и вновь наполнить свой стакан, хулигански пошутила:

- Все идет, как положено. Мужчины нанизали на палки, а теперь все, что насадили на них, доводят до кондиции, постоянно меняя позиции. Очень сексуально! Да, Люд?

Людка хихикнула. У нее настроение было тоже хорошее, глазки после вина заблестели, и она ответила:

- Точно. Только давай не станем мешать получать мужчинам удовольствие. Главное, чтобы у них ничего не перегорело…

- Верно! Если у них перегорит, то и мы с тобой удовольствия не получим.

- Ох, девоньки, пошли бы вы искупнулись, что ли! — проворчал Вадим.

- А и то, правда! — вскинулась Лиза. — Людка, пошли, примем морскую ванну, а потом, как Афродиты из морской пены выйдем на берег и по шашлычку.

- Как Афродиты у вас не получится, — съязвил я, — она из пены нагишом выходила.

- Между прочим, мы не только выйти, но и войти можем нагишом, — заверила меня подруга, — ты как, Люд, не против?

- Против, — ответила та, — так можно и в милицию попасть за аморалку! А нагишом перед парнями мы можем и в другом месте показаться.

- Трезво мыслишь, подруга! А я что-то захмелела, видать…

- Так я и предложил вам мокнуться, чтобы протрезвели, — подвел черту под фривольные разговоры Вадим.

Женщины, осторожно пробираясь к воде по крупной гальке, долго виляли своими попами, отвлекая нас от приготовления шашлыков. Но, в конце концов, зашли—таки в море и начали плавать, смеясь и повизгивая. К тому времени, когда они обе вышли на берег, первая партия шашлыков была разложена на четыре картонные тарелки. Кроме мяса на импровизированном столе из целлофана лежали порезанными свежие огурчики, стрелки зеленого лука и пропеченная в углях картошка. Стаканы девчонок были наполнены вином, а в моем пластмассовом стаканчике находилась водка. Вадим наотрез отказался пить, поскольку был за рулем. Я не настаивал.

Мокрые, освеженные, довольные, в хорошем расположении духа, женщины, чокнувшись со мной, набросились на еду. Они так уплетали мясо и овощи, словно до этого ничего вкуснее и не ели. Мы с Вадимом тоже не отставали от них, радостно поглядывая на своих веселых подруг. Пока рты были у всех заняты, царило молчание, если не считать восторженного мычания то одного, то другого из нашей компании при поглощении пищи. Закончилась первая партия шашлыков, но подоспела вторая, а на очереди лежала еще и третья…

Приняв «на грудь», ко второй порции мяса приступили спокойней, даже сказал бы расчетливей, понимая, что предстоит доедать еще и третью порцию. Подруги к алкоголю оказались не стойкими и быстро захмелели. Я после двух стопок никаких изменений в себе не чувствовал и был трезв «как стеклышко». Вадим сходил, поплавал, и я, посмотрев на свои черные руки от запеченной картошки, решил тоже сделать заплыв. Но Люда меня одного не отпустила. С грехом пополам добрались до воды. Людка дважды пыталась упасть, но я ее надежно страховал. Зашли в море. В соленой воде женщина почувствовала себя увереннее, но, оседлав меня, поплавать не дала. Зато нашептала мне на ухо столько всяких ласковых слов и горячих признаний, что член, расперев плавки, коснулся лобка подруги. Хоть и пьяненькая, но женщина чутко уловила момент касания своего тела твердым и хорошо знакомым предметом.

- Я никогда не занималась сексом под наблюдением чужих людей. А сейчас нестерпимо хочется заняться этим на глазах у Вадима и Лизы. Ты как, согласен?

Чтобы не тратить лишних слов, я вытащил свой конец из плавок и, сдвинув в сторону полоску ее трусов, ввел член в ее дырочку. От столь быстрого исполнения желания, Лидка охнула и откинулась головой назад, одновременно посылая свое тело мне навстречу. Правда, в воде сделать быстро это она не смогла, но именно поэтому ей и понравился секс в воде. И она так «завелась», что забыла о людях, которые наблюдали за нами. А они смотрели на нас с интересом. Вадим улыбался, а Лиза от удивления раскрыла рот. Однако их внимание нисколько не смутило меня, а наоборот, только добавило возбуждения. Особенно раскрытый ротик Лизы. Уж кто-кто, а она знала достаточно о сексе в море. Трахая Люду, я представлял, что одновременно с ней вставляю и ее подруге, которая сейчас, находясь на берегу, сопереживала процесс вместе с нами.

Я это чувствовал на расстоянии, я это знал. Людмила, конечно, не догадывалась о нашем с Лизкой мысленном контакте, поэтому ей ничто не мешало отдаваться мне целиком и полностью, ощущая себя нужной, необходимой мужчине, который ей очень нравился. Мы пробыли в воде минут двадцать, когда Людка начала уставать. Ни я, ни она так и не кончили, но нас теперь объединяло большее, чем просто секс. Нас объединяло теперь ощущение того, что ради взаимоудовлетворения, мы можем презреть мораль общества и переступить черту дозволенного.

Когда мы вышли на берег, Вадим встретил нас аплодисментами, а Лиза, посмотрев на подругу, произнесла:

- Ну, ты просто выросла в моих глазах!

Люда не смутилась, не растерялась, а, приняв похвалы, как должное, произнесла:

- Я снова ужасно голодная. И могу, наверное, съесть целого быка…

Возвращались в Алушту уже затемно. По пути заехали в одно уютное кафе, перекусили. Пить не стали. Все, кто пил, были достаточно «наклюканы». Зато поесть никто не отказался. Шашлык к вечеру успел перевариться, и наши организмы требовали подпитки. Правда, Лиза заявила, что на ночь наедаться не собирается и выбрала из обширного меню блюдо с морепродуктами ассорти. В результате ей принесли большое блюдо с креветками, мидиями и даже с осьминогом. Конечно, осилить его в одиночку она не смогла. Пришлось общими усилиями помочь.

Сытые и довольные мы подъезжали к городу, как вдруг Люда сказала:

- Вадим, остановись. Мы выйдем здесь.

- Вы хотите провести ночь в мотеле? — удивился он останавливаясь.

- Да и вам, и нам так будет удобнее, вольготнее. Правда, Лиза?

- Да, но почему вы остаетесь в мотеле, а не мы? У тебя есть своя квартира…

- Дома, почему-то, я чувствую себя скованной, а мне сегодня, после такой прекрасной поездки, хочется максимально расслабиться. А то, когда еще удастся повторить такой день… да, милый? — обратилась она ко мне.

- Да, дорогая. Я руками, ногами, головой и… только «за»!

- Ну и прекрасно. А завтра к вашему отъезду, мы вернемся.

- И все-таки я подожду пока здесь. А то вдруг в мотеле не окажется свободных кемпингов, — сказал Вадим.

Покончив с разговорами, мы вылезли из машины и направились к главному корпусу мотеля. Свободный кемпинг нашелся легко. Нам даже предложили на выбор несколько мест. Мы выбрали. Нам рассказали, где найти наше жилище, мы вышли и дали знать ребятам, что у нас все тип-топ. Вадим с Лизой помахали нам «ручками» и уехали.

Дорожки к кемпингам хорошо освещались, и мы быстро добрались до своего домика. Внутри не было ничего лишнего. Его убранство напомнило мне место первого нашего свидания в Алуште. Правда, и кровать здесь была шире, и мебель более современная, и в душе находилось более современное сантехническое оборудование. Да и на потолке болталась не просто лампочка в патроне, а красивая трехрожковая люстра. Правда, ей мы воспользовались только единожды. В остальное время нам хватило света от ночника.

При ярком свете Людмила показалась мне еще более красивой, чем всегда, и я полез целоваться, но она, дав себя целовать, не позволила мне добраться до ее лона, заявив, что у нас, чтобы насладиться друг другом времени предостаточно. Она, конечно, была права, так как мы сняли номер до двенадцати следующего дня.

Правда, мне пришло на ум, что она, памятуя прошлый опыт наших сексуальных отношений, боялась, что к моменту, когда придет время покидать этот домик, я ее так затрахаю, что ей это будет не под силу.

В принципе я не сильно ошибся. Конечно, женщина покидала кемпинг самостоятельно, не раскорячившись, но всю ночь подруга была ненасытна и из нашего домика периодически, наверняка, слышались женские крики вожделения и мужское удовлетворенное рычание. Ровно в двенадцать дня мы сдали ключи управляющему мотелем, который с большим уважением посмотрел на меня и хитро улыбнулся, глянув на светящуюся от радости Людмилу. Прождав с полчаса, мы сели в первый же рейсовый троллейбус и вернулись в Алушту, но сразу домой не пошли. Решили пообедать. Я повел Люду в тот самый грузинский ресторанчик, в котором был с Лизой.

Обслуживал нас другой официант, поэтому обошлось без улыбочек и «понятливых» взглядов. Отобедали шикарно. Поэтому наш обед затянулся на два с половиной часа, и когда мы вернулись к Людмиле домой, ребята уже практически собрались уезжать. Мы были сыты и удовлетворены и, как говорится, «нос в табаке». Вадим с Лизой понимающе переглянулись. У них тоже были довольные физиономии…

В ночь с воскресенья на понедельник и с вечера понедельника до утра вторника хозяйка квартиры неистовствовала. Людка трахалась со мной, как в свой последний раз. Во вторник мы вышли из дому вместе. Я проводил ее до работы и вернулся к себе в коморку. Соседки этажом ниже еще спали.

А мне не спалось. На душе творилось что-то непонятное для меня. Ей чего-то не хватало. Может быть, того самого женского тепла и страсти, доброты и ласки, которыми были наполнены наши отношения с Людой? Не знаю. Но то, что без нее мне сейчас было плохо, являлось фактом. О Лизе я, конечно, помнил, но эта потрясающая во всех отношениях женщина, не вызывала во мне столь радостного и нежного чувства, как ее подруга. Безусловно, она была красавицей и лучше сложена, чем Люда. Но красота Людмилы была милой, естественной и не вызывающей вокруг нее ажиотаж, что так отпугивает большинство мужчин. К тому же, в ней чувствовалась внутренняя сила, упрямый характер, чего не было в ее подруге. И, как раз это и подкупало меня в Людмиле. Ее хотелось не только приласкать, но и защитить, что роднило меня с ней. Припомнилось, что-то похожее уже было в моей жизни, правда, это было так давно…

От воспоминаний меня отвлекли проснувшиеся молодые женщины, которые по очереди сначала заскочили в туалет, а затем приняли душ. Делали они это не то чтобы шумно, но и не тихо, громко переговариваясь друг с другом. Привыкнув, что меня нет дома, они не стеснялись делиться тем или иным воспоминанием или наблюдением, произошедшим на пляже или вечером во время прогулки или посещения кафе, кино. Из их коротких фраз в процессе обмена мнениями, понял, что одна из подружек, Лена, отрывалась «по полной», не боясь залететь или подцепить какую-нибудь заразу. И я порадовался тому, что спаривался с ней еще до того как она дорвалась до «членов своего кружка» в полную силу. Поэтому я решил держать ее от себя на расстоянии. И порадовался тому, поняв по разговорам, что Вика после меня ни с кем не трахалась

Соблазну с Леной поддаться не боялся, поскольку сексом успел насытиться. Узнав и поняв практически все о своих соседках, я решил дать знать им о своем присутствии.

- Девчонки, привет! Как вы тут без меня, хорошо себя вели?

- О, Вика, сосед сверху объявился, — капризно удивилась Лена. — А мы думали, что ты уже не появишься в своей коморке.

С ее слов я понял, что Вика не поставила подругу в известность о нашем недавнем «перепихоне». Я из окна посмотрел на хитрую малышку, встретился с ней глазами и с пониманием покачал головой. Эта маленькая сучка добилась моего расположения, а, следовательно, моего предпочтения перед своей подругой. Но я ее нисколько не винил. Каждая женщина бьется за выбранного ей мужчину различными способами.

- Вы сегодня на пляж собираетесь? — поинтересовался я.

- Собираемся, — ответила за обеих Вика.

- Возьмете меня с собой? Или я вам помешаю?

- Мне ты не помешаешь, — снова опередила с ответом свою подругу Вика.

- А мне помешаешь, — наконец, соблаговолила ответить Лена.

- Тогда я от вас сяду в сторонке, чтобы не отсвечивать, — предложил я.

- Мы с тобой сядем от нее в сторонке, чтобы она смогла «закадрить» какого-нибудь мужичка, — пришла на помощь секс-малышка.

- То есть ты меня бросаешь?! — возмутилась Лена.

- Ну, ты уже большая девочка, — возразила ее подруга, — к тому же, мы будем рядом, если что…

- Смотри, как бы он снова не исчез на две недели, — саркастически усмехнулась Лена, кивнув в мою сторону.

- К сожалению, двух недель у нас уже не осталось. А за оставшуюся неделю я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы он не исчез, — многообещающе глядя мне в глаза, заявила Вика.

И малышка сдержала слово. Она отдавалась мне где угодно, когда угодно и как угодно. Но самое главное — сколько угодно! И при этом ее «норка» не высыхала. Она была влажной даже в редкие часы ее сна. Я тоже баловал свою подружку хорошим вином, фруктами, ресторанчиком, кафе, мороженым…

Интуиция молодой женщины поражала. Всего за сутки она сумела настолько прочувствовать мой член, делая минет, что я в дальнейшем кончал ей в рот постоянно. Мало того, она установила регламент и первым делом брала в рот, чтобы я ей туда кончил, чтобы затем на втором «заходе», который занимал у меня от двадцати до сорока минут, испытать несколько оргазмов самой. А заканчивали мы, обычно, анальным сексом. И если в начале приходилось прилагать значительное усилие, проникая членом в попку даже с хорошо смазанной головкой и анусом, то уже в конце недели мой конец входил в попу достаточно легко и безболезненно для партнерши.

Ночами приходилось заниматься сексом и при Ленке, если той не везло с мужиком, располагавшим ночлегом. Однако она нам нисколько не мешала, мне уж точно. Но когда она однажды попыталась присоседиться к нам, я решительно ей отказал. И не удивился, получив за это жаркую «благодарность» от своей малышки. Больше подобных попыток Лена не предпринимала…

Неделя, к сожалению, пронеслась, как скорый поезд. Вика с Леной уехали в Москву, а я оставшиеся два дня от отпуска, провел в тоске и печали. Свой домашний телефон Вика мне все же оставила, но я не знал, позвоню ей когда-нибудь или нет. Поэтому ничего не стал обещать.

К Люде на почтамт, чтобы лишний раз не тревожить женщину, я так и не решился сходить…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Когда Аллочка забеременела в 18 лет, родители выгнали ее из дому. Потом было короткое замужество за работником городской администрации, который, прекрасно понимая, что девушке, в общем, деваться некуда, женился на ней для того, чтобы она была украшением квартиры и исполняла все его желания.
     После рождения дочери Иры муж, старавшийся ... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.