Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Я очень красивая стройная и очень сексуальная женщина с красивой грудью, пышными бедрами и попочкой, красивой талией и животиком, с длинными черными волосами и голубыми глазами. Когда мой муж на работе, а дети в школе, я ищу развлечения в инете и вот на одном из чатов я познакомилась с Ирой.
   ... [ читать дальше ]
Название: День воссоединения
Автор: А.В.В.
Категория: Фетиш
Добавлено: 29-10-2017
Оценка читателей:


Меня зовут Андрей, человек с заурядной внешностью, среднего достатка и четких жизненных укладов. Женат на потрясающей женщине, Наталье, и брак наш перешел отметку в «чертову дюжину» лет. Сын Тема только скрепил нас, и я очень благодарен жене за заботу о нем. Все-таки мать есть мать, и терпение у нее безгранично, в отличие от нас, мужиков-мужей, что скрывать…

Отношения в семье у нас всегда были ровными и уважительными, став такими после первых лет безудержной страсти. Рождение Артема во многом охладило былой пыл, но заменило его на нежность и ласку, такую свойственную и необходимую крепкой семейной паре.

Однако на определенном этапе ровность отношений сыграла против нас, точнее, расслабила и ослабила мои чувства и эмоции. Наташку я любил, и даже мыслей о романе на стороне или интрижки у меня не было, а она не давала повода усомниться в своей верности. Да, она очень красива, моя платиновая блондинка с зубками-жемчужинками, и работает она врачом-стоматологом в частной клинике. Кстати, так мы и познакомились, когда я приходил к ней на лечение. Влюбился в ее глаза, поскольку большая часть лица была скрыта маской…

И ноги! Я очень любил ее ноги… Представляете, халатик чуть распахнут, но вы лишь чувствуете, как коленки красивой девушки упираются вам в бок, но не можете и глазом повести, поскольку лежите в кресле, а сосредоточенный взгляд буравит вас, одновременно со сверлом бор-машинки…

Но это я отвлекся… Так вот, так получилось, что семейная ровная жизнь притупила мое внимание к Наташе, а в мебельном бизнесе, который я вел, начались проблемы. У меня появились долги, которые пусть и удавалось погашать, но на семью уже как-то ничего не оставалось. Ну и нервы, конечно, подводили… И я стал выпивать.

Много! Бутылку мог приговорить, а потом еще и догнаться пивом сверху. Ну не за раз, а в течение вечера… Нет, я не буянил, не орал благим матом, тем более, не поднимал руку на свою любимую и сына, но достаточно было только того, что я злоупотреблял! И вроде бы понимал, что надо остановиться, но каждый раз говорил себе же, мол, чуть с долгами разберусь, дела налажу, и все…

И в какой-то момент, когда вроде бы долги были погашены и сложностей не предвиделось, я понял, что остановиться не могу… По-прежнему пил, потому что жил в ощущении того, что сейчас вот опять может начаться какая-то финансовая неурядица, и все такое прочее…

С Наташей мы стали удаляться, и в этом не было ничего странного: порой просыпаясь утром я еще чувствовал, как меня штормило, так что ей совсем не улыбалось заниматься со мной любовью, когда от меня разило спиртягой.

И даже не знаю, не то под воздействием алкоголя, не то от того, что Наташа была на виду, а я наоборот пытался закопаться в норку, но у меня стал проявляться комплекс собственной неполноценности и подозрительности к Наташе. Я всерьез стал подозревать, что у нее появился мужчина. Один из клиентов, как вариант.

Напрямую я ей этого не говорил, но было такое чувство, что старалась она хорошо выглядеть для кого-то. Следить не следил, ревностью не пытал, почту ее не проверял, а скорее сам же понимал, что со мной что-то не то… И все же то, что Наташа хорошела, не уходило от моего внимания, и я терзался подозрениями. Пусть и беспочвенными, но все же…

И продолжал бухать!

И вот однажды у нас с Наташей был разговор. Когда она сказала, что нам надо поговорить, я сперва подумал, что сейчас она признается мне в романе на стороне. Аж сердце сжалось…

А оказалось, ей просто надоел мой вечно пьяный вид! Как врач она за меня боялась, как любящая женщина – переживала. Я ее не пытался в чем-то переубедить, потому что понимал, что она права, права стопроцентно, и я сам предложил ей разъехаться на время.

Преследовал я 2 момента: сам понимал, что пора завязывать с бухлом, и для этого собирался пожить немного один и забухать по-черному, чтобы завязать если не навсегда, то на долго! И желательно, чтобы Наташка и Артем этого не видели. Хотя сразу скажу, что никто из моей родни да и я сам алкоголизмом не страдали, но со мной вдруг стало такое происходить, что аж страшно…

Наташа согласилась, но это ей не просто далось. Не знаю, какие мысли скакали в ее голове в тот момент, но хорошо, что меня она отпустила! Серьезно, если бы воспротивилась этому, я бы… Не знаю, я бы просто продолжал жить в том же режиме. А может, и в большем.

В общем, подфартило, что у Темы были каникулы, и он уехал в лагерь, а мы с Наташей разъехались по разным адресам. Она осталась дома, а я подался в родительский очаг.

Некоторое время было сложно, конечно, я очень хотел ей позвонить, увидеть, но глушил эти порывы алкоголем! И еще меня донимало то, что она не сообщала о себе. И от мыслей, что жена могла быть с кем-то в тот момент, когда я бухал на хате в одиночестве, я еще больше угнетал сам себя…

Несколько дней я действительно бухал по-черному, в умат… даже на работу забивал. Но мог себе позволить: я ж директор предприятия имени себя! Звонил, справлялся у бухгалтера о делах, и если никакого ЧП, проводил время в праздности.

Наташке я звонил, но чтобы узнать, как дела у Темы. И мне показалось, что Наташа отвечала мне как-то холодно, торопилась свернуть разговор, но на мои подозрительные вопросы говорила, что все хорошо. А еще спрашивала меня, почему я опять пьян, на что я не находил ответа.

Я все отчетливей понимал, что пора завязывать с бухлом, иначе и себя угроблю, и с семьей покончу!

И как-то в один из дней просто не стал пить! Просто не стал, и все…

Да, была ломка, были позывы, было желание хоть чуть-чуть, которому я не уступал, но речь не о том…

Уже как раз шла к концу Темина смена, надо было его забирать из лагеря, и мы с Наташей договорились, что заедим за ним вместе. Но тут невольный вопрос: а дальше куда? По своим адресам? Тема же не знал о нас… Месяц пацан не в ведении, что родня порознь живет!

Созвонились, и никак не можем начать разговор, мол, что делать-то будем?

Наташа начала очень осторожно:

- Ты не пьешь сейчас?

- Уже вторую неделю, - ответил я.

- Вот как…- что-то в ее голосе было такое, словно она пожалела, что не позвонила раньше. И тут же спросила: - Ты не против, если заскочу вечером, поговорим…

Я был не против.

Романтического вечера я не предполагал, да и с ужином ничего дельного не придумал. Ладно, что хотя бы в квартире порядок, пыль вытерта и бутылок батареи не стоят под мойкой.

Наташка приехала с работы. Черное укороченное платье, крупные бусы-жемчуга, и столь же жемчужные крупные зубы! За то время, что мы не виделись, она словно помолодела и посвежела. Волосы были уложены вдоль плеч, безо всяких ухищрений, но отчего-то меня точно пронзили воспоминания: лет 15 в общей сложности мы вместе, и в тот день волосы у Наташки лежали на плечах также, когда я впервые привел ее к себе домой. Интима тогда не было, но пересекая порог дома, она словно переступала зону моей свободной жизненной территории.

Мы были рады встрече, но отчего-то сдержались: не обнялись, не поцеловались. Поулыбались друг дружку, да прошли на кухню. Как раз подошло кофе… Или чай, не помню точно…

Разговаривали легко и непринужденно, точно и не было разлуки. Вопрос о том, как будем забирать Тему решился сам собой… Теперь, когда надо было решать вопрос, как поступать дальше, мы замкнулись.

Отчего-то я боялся услышать на свои слова, что готов вернуться, ее признание, что сейчас она не готова меня принять. Чтобы восполнить паузу, я предложил еще испить чайку, и Наташа согласилась.

Я поднялся, украдкой бросив взгляд на ее босые ноги. Аккуратный педикюр был сделан совсем недавно, и я невольно задержал взгляд на ухоженных пальчиках ее ног.

У Наташи были великолепные ноги, которыми в юные годы она буквально сводила меня с ума. Да и сейчас я порой наблюдал, как мужики поглядывали ей в след, стоило ей только надеть юбку выше колен.

Наталья уловила мой взгляд, и я вдруг почувствовал, что зарделся, точно юнец. Надо же, она смутила меня!

- Что, нравиться? – спросила она, и я честно признался, что очень.

- Зашла в салон… - ответила она, посматривая на свои пальчики, которыми поиграла у меня на виду.

Я вдруг ощутил позыв желания, и безо всякого принуждения опустился перед любимой на колени, не отводя взгляд от ее ступней. Ногти на ее ногах отливали жемчужным перламутром.

- Посмотреть… ближе… - невнятно пояснил я.

Наверное, я смутил свою женушку, ведь ранее я не проявлял к ней таких знаков внимания. У Наташки, повторюсь, были обалденные ноги, о чем не раз говорил ей лично, но при этом не позволял себе припадать к ним, считая это за слабость.

- Ну… посмотри… - сказала она как-то робко. Кажется, это и для нее было в диковинку.

Я взял в ладони ее левую ступню, ощущая позабытую мягкость и свежесть ее кожи. Поверхность ступни была прохладной, а подошва, напротив, теплой. Прожилки сосудов и вен на ее коже были видны только в близи, но я не обращал на это внимание.

Я стал разминать ее ступню в руках, но кожица никак не сохраняла тепло моих рук, и я, опустившись еще ниже, поцеловал ее ступню. Наташа сперва как-то вздрогнула, ее ножка напряглась, чуть не выскочив из моих ладоней рыбкой…

Я уже допустил было мысль, что сейчас она поднимет шум, требуя подняться и прекратить свои действия, и опасливо прикрыл глаза, но прошло несколько секунд, но негативной реакции не последовало.

Вместо этого был неподдельный интерес к тому, что произойдет дальше, и я вновь потянулся губами к ее ножкам.

Я стал выцеловывать ее ступни, и каждый пальчик на них, отчего кожа порозовела и стала отдавать теплом навстречу мне.

От такого эффекта я и сам воспылал, и словно бы желая продлить и сохранить это мгновение, я стал гладить, ласкать, нежить в ладонях ногу любимой женщины, все активней покрывая ее ступню дыханием и поцелуями от маленьких пальчиков почти до пяточки…

Наталья прибалдела, а я стелился у ее ног, и мне уже было все равно, что она могла обо мне подумать. Поддавшись слабости, я уже не мог сдать назад.

Я перевернулся на спину, и взяв в руки обе ее ноги, поставил ступнями на лицо. Ее ножки были практически невесомы, и я не ощущал тяжести, когда ее пяточки уперлись мне в лоб, а носочки придавили подбородок.

Я почувствовал напряжение в паху – член не мог выйти из брюк самостоятельно, но просился наружу.

Не знаю, отчего я так возбудился, и ведь мы никогда не позволяли себе подобных экспериментов! Даже когда нас обуревала страсть в более юные годы…

Я приоткрыл рот, и ее носочек провалился в образованную полость.

Я тупо лежал на полу, держа во рту носочек любимой женщины и не смел пошевелиться даже тогда, когда он стал проникать мне глубже в рот, стесняя дыхание.

Но наверное, Наташа поняла, что мне не удобно, и вынула ногу из моего рта, позволяя, впрочем, лизать ее пятку.

Я должен был признаться себе самому, что не заслуживал большего. Наташка столько делала для меня, для семьи, для быта, а я предпочитал дринкать «белую», позабыв обо всех благах.

Я приоткрыл глаза. Наташа чуть наклонилась, глядя на меня.

Я готов был уже принести ей свои извинения и просить ее о прощении, но она опередила меня.

- Почему ты мне раньше такого не делал? – голос ее был ровный, а улыбка чистой.

- Прошу, дай мне шанс… - я проглотил остатки слов, меняя их другими. – делать это для тебя чаще!

Это пришлось ей по душе, и Наташа поднялась, вытянувшись передо мной во весь рост. Я лежал на полу у ее модельных ног и, ощущая себя рабом положения, не хотел ничего менять.

Наташка, забавляясь, села на стул, на котором сидел ранее я, и поставила ноги мне в область паха.

- Ого… - только и произнесла она, прощупывая вставший член. По длине он был таким же, как и ее ступня.

Я приспустил брюки, и Наташка улыбнулась, украдкой глянув на вздыбленный член.

«Что, очень хочется?» - почел я в ее глазах.

- Пожалуйста… - прошептал я.

Я отвык от ее ласки, и теперь очень боялся ее лишиться. Пребывая в одиночестве, я часто прибегал к самоудовлетворению, вспоминая при этом нашу с Наташей близость. И если бы сейчас она сказала, что не готова, я бы сошел с ума.

Она поглаживала ногами мой член, чего ранее никогда не было, и улыбалась, явно довольствуясь ролью повелительницы. Чего ей стоило сказать мне, что была не готова к сексу, и гордо уйти, оставив меня одного с торчащим членом. Но ведь нет… Она испытывала меня, а я, чтобы доказать серьезность и правдивость своих слов, покорно взял в ладони ее левую ножку и потянул к себе в рот. Так и застыл с ней во рту, массируя языком ее порозовевшие пальчики, глядя на нее снизу-вверх.

В этот момент она приостановила поступательные движения правой ножкой по моему стволу, и переместила носочек на раздобревшую мошонку. Она придавила мне одно яйцо, и я бы непременно завыл, силясь вырваться, если бы в рот мой не была помещена ее божественная ножка. Я стерпел давление, пусть мои глаза и заволокли слезы, и обратил на нее взгляд, полный уважения и любви, раскаяния и жалости.

Это пришлось ей по душе, и она ослабила давление, вынув изо рта свой носочек.

- Признавайся, водил кого к себе за это время? – спросила она, пусть и знала ответ.

- Нет… - на одном дыхании выдал я.

Она вновь начала поглаживать мой член обоими ногами. В тот момент, даже если бы она призналась мне в своей измене, я бы сказал, что не держу на нее зла.

Ее ступни надрачивали мой член, и я покраснел, невольно уловив в ее взгляде и на ее губах насмешку.

«Подумать только, мой муж – извращенец!»

Однако вслух она не произнесла ни слова.

Первая волна моего возбуждения схлынула, к тому же спина затекла от лежания на холодном полу, и я приподнялся.

Наташа проследила за мной взглядом, и пусть я не подталкивал ее к дальнейшему, она словно почувствовала, что мне было нужно.

Мой стоячий член был напротив ее губ, и она, немедля, погрузила его в рот!

Боже мой, как давно подобного не происходило! В пылкие первые годы это было лишь «экспериментом», не более, от которого любящая жена со временем отказалась. Говорила, что ей не приятно делать это, а я не настаивал, хотя мысли о том, как горячие и влажные губки Натки смыкаются вокруг моего члена не раз волновали меня.

Она затянулась глубоким минетом, но не слишком долгим. Раз 10-15 сделала поступательных движений, но скорее, чтобы простимулировать мой стояк. Одной своей ладошкой она придерживала мою поджатую мошонку, словно помещала ее в некую чащу. Я чуть наклонил голову, заинтересованный движением ее губ вдоль моего члена, но в этот момент Наташа прекратила стимулировать меня и поднялась.

Мы были друг напротив друга, и я чувствовал к ней нереальное влечение, как если бы мы вмиг помолодели и впервые познавали друг друга.

- Какая ты красивая… - признался я.

Наташка обошла меня, стягивая платье через голову. Ее тело, крепкое и такое родное, пьянило... Летнее солнце наградило ее загаром, а я напротив избегал его влияния, и в этом было еще больше ее превосходства.

На Наташке остались только жемчужные бусы и лиф, который она щелчком сбросила с себя. Спелые груди, которые я так любил целовать в былые годы, не потеряли своей притягательности и формы, и я сочно впился губами в ее набухшие соски, коими она вскармливала Темку, в то время, пока Наташка стягивала с себя трусики.

Остальное произошло спонтанно.

Я просто развернул свою благоверную к себе спиной, и она сама развела ноги в стороны, чуть наклонившись, облегчая мне путь. При этом взгляд ее был обращен на меня, поскольку голову она обернула. Жемчуга ее бус провисли…

Я безудержно стал трахать жену, но в этом своем порыве совсем позабыл про нее. Дело в том, что мне нравился ритмичный и динамичный секс, в то время как Наташа любила вяжущий, неспешный и глубокий вход-выход. Но во мне сейчас было столько дури, что я хотел сперва удовлетворить свою похоть.

Я долбил ее, как заведенный, и отступил лишь тогда, когда дыхалка стала подводить. Наташка же все время смотрела на меня через плечо, учащенно дыша. Было видно, что хотелось сменить позу и перейти к размеренному сексу.

Я отступил, а она, повернувшись ко мне, привлекла меня, одарив нежнейшим поцелуем.

- Пойдем в постель… - жарко прошептала она.

На моем челе выступил пот, и я попросил у нее пару секунд, чтобы восстановить дыхание.

Когда я пришел в спальню, Наташка уже стояла на четвереньках на кровати, поджидая меня. Голову она повернула ко мне, светлые волосы лились потоком на одеяла… Но более пленяли створки ее приоткрытых половых губок, выделяющие сочиво…

Я приблизился к ней, точно не зрелый мужик, а девственник, и Наташа сама помогла мне войти в себя. Я успел перехватить ее ладонь, и поднес к своим губам, благодарственно целуя.

Наталья посмотрела на меня, затем перевела взгляд на мой член, вставленный в ее лоно, и стала насаживаться на него, словно бы показывая, как ей хотелось бы, чтобы прошел половой акт нашей близости: медленно и плавно! Неспешно назад и вперед…

При этом она смотрела на меня, словно бы пытаясь взглядом передать, что требовалось от меня и в каком ритме надлежало действовать дальше.

Я попытался соответствовать ее пожеланиям, но страсть, нахлынувшая на меня была столь непреодолима, что я заактивничал тазом, вынуждая любимую женщину позабыть свои пожелания. Я строчил, точно из пулемета, а ей требовалась винтовочная точность…

Я прекратил натиск лишь потому, что выдохся, и Наташа вновь двинулась мне навстречу: плавно и расчетливо, накатывая на мой член.

Ее лицо приняло успокоение в этот момент, груди мягко покачнулись, и это произвело на меня возбуждающий эффект, и я вновь застрочил в нее мелкой и частой дробью полового раската.

С такой инерцией ей было не справиться, но я отметил, как ее зад и половые губки продолжали ритмично двигаться в замедленном режиме, и уже сложно было разобрать, кому удовольствие от спаривания перепадало больше…

Но нарушенный ритм не мог устраивать обоих, да и мне надо было вновь восстановить дыхание.

Я вышел из нее, и лег на простыни.

Наташка поднялась надо мной во весь рост – такая прекрасная и какая-то невинная. Меня на миг словно отбросило на время нашей юности и первых встреч, когда мы только познавали друг друга.

Наташа насела на мой член, и начала ритмично втягивать его в себя, так как ей хотелось и нравилось. Находясь на мне сверху, она полностью контролировала меня и ход дальнейших действий.

Наташа налегла на меня, и я пользуясь случаем звонко поцеловал ее спелые груди.

Наташа впускала меня в себя, медленно приподнимаясь и тяжело опадая. Ее загорелая кожа резко контрастировала с моей бледной, и даже ее груди были тронуты загаром.

Она полулежала на мне, позволяя каждый раз «на спуске» целовать ее груди.

Наташкины движения на мне пусть и держали мой стояк, но не приносили мне желаемой разрядки.

В один из моментов мне удалось подловить ее, и я застрочил в ее лоно ровно до тех пор, пока у меня не иссякло дыхание.

Когда же я остановился, Наташка тяжело навалилась на меня, глядя глаза в глаза.

На миг я поймал себя на мысли, что если бы сейчас, в эту минуту, она призналась бы в своей неверности, которую я сам себе выдумывал, то, я бы понял ее и простил… Потому что понял, насколько любил ее, и насколько был близок к тому, чтобы ее потерять!

Я вновь поцеловал ее разогретые от ласк и движений груди и признался в любви. Искренне и чисто!

Пусть даже я оказался трижды прав, и у нее действительно появился кто-то, но я ее просто не отдам! Буду за нее бороться, как когда в юности боролся за ее внимание!

Наташка сглотнула и произнесла:

- Я боялась, что потеряю тебя, мой любимый… Поклянись, что не бросишь меня!

Это привело меня в чувство и вернуло силы, ведь мой член еще требовал разрядки.

- Я очень тебя люблю! Прости меня, любимая…

… Мы лежали на боку, Наташа жалась ко мне спинкой, пока я входил в нее. Эта позиция была для нас максимально удобной: так у меня не получалась работать с «ускорением», а Натаха успевала накатывала на меня бедрами. Я поддерживал ее святую грудь, которую любил целовать и восхищался ею, а Наташка забросила мне руку за шею, притягивая мою голову к своей.

Сейчас, прижавшись ближе к ней, я мог видеть, как движутся в такт ритму ее груди, и почти было ощутил разрядку, но в этот момент произошло просто невероятное, что заставило меня буквально взвыть от прилива оргазма.

Наташа плавно приподняла свою красивую ногу во всю длину и провела по ней медленным взглядом, задержав на самом кончике напедикюренных пальчиков, которые в этот день я так страстно лобызал. Была в ее взгляде некая горделивость и благодарность к собственным ножкам, сослужившим ей сегодня особую услугу.

Это привело меня в такой восторг и возбуждение, что я влил в ее лоно все, что накопил за месяц нашей разлуки, а потом, не отдавая себе отчет в действиях, подскочил, и прежде чем Наташа успела что-либо понять и осознать, схватил ее за обе ноги, приподнимая их, и положил себе на грудь, став целовать и обхаживать языком гладкие икры, правильные щиколотки и нежные пяточки.

Сперма еще вытекала из моего члена и сочилась из ее органа, а Наташка, раскинув руки, мечтательно прикрыла глаза, блаженно улыбаясь.

Я держал в руках ее ноги и был безмерно счастлив, уверяя, что никогда ее не брошу!

… Так и получилось. В тот же вечер мы вернулись к нам домой, в привычную семейную обстановку. Через два дня забрали Тему из лагеря, и он так и не догадался, через что мы прошли за этот месяц.

Бизнес постепенно наладился, хотя в нем порой и бывают сложности. Но я уже не ищу покоя и забытья в бутылке, мне достаточно прижаться к ногам любимой женщины, чтобы ощутить ее неугасающую любовь и почувствовать себя нужным.

Спасибо за все, любимая!



Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.