Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Дело было осенью, ближе к зиме. Наш класс со школой, поехал, на три дня за город, отдыхать. Там были только старшие классы. Естественно там все были, жутко пьяные. Особенно там были пьяные, наши девчонки, во главе которых, была наша кавказская красавица. Ей было 18 лет, но фигура у нее была, лет на 20 ... Большая гр... [ читать дальше ]
Название: Проститутка
Автор: Женечка
Категория: Остальное
Добавлено: 21-03-2013
Оценка читателей: 7.62


ГЛАВА 1. Я закончила школу с золотой медалью и поступила на филфак, с которого позже мне пришлось уйти. Так как же все таки я стала проституткой? Вообще-то, еще с тех самых пор, когда начало проявляться мое сексуальное влечение, я придумывала себе яркие, зачастую необычные фантазии. Затем, все чаще и чаще эти фантазии стали складываться вокруг профессионального секса или проституции. Не знаю почему, но меня страшно возбуждала мысль, что можно зарабатывать деньги на сексе. Для меня, быть проституткой звучало гораздо заманчивее, чем быть банкиром или, к примеру, депутатом.



Но давайте на минуту посмотрим правде в глаза. Разве есть на свете женщины, которые могут утверждать, что они никогда не задумывались о том, как можно зарабатывать деньги на обслуживании клиентов. Лично для меня такие мысли уже давно стали фантазией номер один. Не могу даже сказать, сколько раз я дрочила ночью, представляя себя проституткой в грязных, развратных сценах.



Но с тех пор, как я стала ходить на факультатив по интернет-литературе, который вел один классный профессор, эти фантазии стали еще живее и ярче. Профессор Песков, ставший моим куратором, дал нам задание прочитать несколько книг с мемуарами одного довольно известного в преступном мире сутенера - кавказца по происхождению. Вы может быть слышали о нем и о его книгах. Это были истории из жизни сутенера и его проституток в Москве, и эти книги просто затмили для меня все на свете. Я просто потеряла чувство реальности из-за них.



Я читала их в постели ночью в моей комнате в общежитии, но только когда не было моей соседки по комнате, чтобы мне никто не мешал. Я садилась, опершись спиной на подушки и пропустив одну руку между ног, чтобы теребить клитор, пока я читала о всевозможных похождениях сутенера и его шлюх в Москве. Эти рассказы так возбуждали меня! Бывало, я перечитывала некоторые абзацы по несколько раз, пока не кончала на описании какой-нибудь особенно возбуждающей сцены.



И читая, я обычно представляла себя в роли одной из девушек, мысленно переносясь в сексуальные сцены, описанные этим замечательным кавказцем-сутенером.



Знаете, я родилась и выросла в Рязани, среди типичных советских семей, где у всех на уме только и было, что уборка, стирка, покупка продуктов. Но пока мои подруги в институте мечтали выскочить замуж за банкира или телезвезду, чтобы отправиться вместе на Средиземное море, я постоянно фантазировала, представляя себя проституткой со свои сутенером, живущей в гостиничном номере.



Мне так понравились эти книги, что я решила написать по ним курсовую. Я назвала работу «Психология отношений между сутенером и проституткой в романах...». Я получила 5+ за свою работу и мой куратор сказал, что ему очень понравилось, поэтому он попросил меня подойти к нему в кабинет, чтобы еще раз обсудить мою курсовую.



- У тебя получился удивительно зрелый анализ взаимоотношений героев, Варвара, - сказал мой куратор.



Это мое настоящее имя - Варвара. Но я всех прошу называть меня Варей, особенно с тех пор, как я начала обслуживать клиентов.



- Спасибо, Анатолий Анатольевич, - ответила я.



- Ты очень глубоко проникла в мысли типичной проститутки, поняла что в действительности происходит у нее в голове, - продолжал он.



Мой профессор был очень красивым мужчиной, на вид ему было около пятидесяти, поэтому я наверняка знала, что он женат. Однако это не помешало мне слегка втюриться в него. Пожилые мужчины иногда бывают такими сексуальными!



- Удивительно, но мне кажется, я понимаю, откуда происходит желание продавать свое тело, - сказала я.



- Да, по общепринятому мнению проститутки всегда занимались своей профессией исключительно из нужды. Как ты знаешь, голь на выдумки хитра. Женщина становится проституткой, потому что у нее нет другого выбора, и т.д. и т.п. Конечно, во всем этом есть доля правды...



- Но это никак не объясняет ситуацию в целом, - перебила я.



- Абсолютно не объясняет.



- Итак, проститутки, как ты указала в своем разборе этих книг, идут на это из-за самых разных причин, как по необходимости, так и по желанию, - продолжал говорить профессор, с легкой нотой педантичности.



- Шлюхи, Анатолий Анатольевич, а не проститутки. Слово «проститутка» звучит как-то по-медицински. Мне больше нравится слово «шлюха».



- Ну ладно, шлюхи! - сказал он, сделав ударение на последнем слове.



Мы долго молчали и смотрели друг на друга.



- Варвара, надеюсь ты не сочтешь за грубость, но я хотел спросить... - начал он, когда я вновь его перебила.



- Зовите меня Варей, - сказала я.



Такое имя мне больше нравилось, особенно когда я представляла себя в роли проститутки.



- Ладно, Варя, - продолжил он. - Я не мог отделаться от чувства, что ты сама себя представляла на месте проституток, и это было настолько достоверно, что я подумал, а нет ли у тебя уже опыта в этой области?



У моего профессора была очень развита интуиция, хотя он и ошибался насчет того, что у меня уже был опыт в этой области...по крайней мере тогда. Его догадка, однако, вызвала у меня странное возбуждение.



- Я знаю, почему вы так говорите, Анатолий Анатольевич. Я понимаю, что у вас могло возникнуть такое ощущение. Хотя на самом деле, у меня совершенно нет опыта в этом деле...



Опять установилось долгое молчание.



- По крайней мере, пока.



Я наклонилась вперед и посмотрела ему прямо в глаза.



- Хотя я и подумывала о том, чтобы приобрести такой опыт. Особенно после прочтения книг, которые вы нам задавали.



Молчание стало напряженным. И затем профессор Песков сделал то, что я буду помнить всю свою жизнь. Он вытащил бумажник и дал мне двести долларов.



- Тогда, наверное, ты можешь начать приобретать этот опыт прямо сейчас, - смело заявил он.



- Возможно, - сказала я, принимая от него обе купюры, пораженная своим спокойствием и собранностью. Вот мои фантазии о том, как стать проституткой, начали становиться реальностью. И сейчас, впервые в жизни мне предлагали деньги за секс. У меня появилась возможность стать самой настоящей, всамделишной шлюхой!



- Хм! Всего двести баксов, - сказала я, поворачивая в руках бумажки.



- К сожалению, это все, что у меня есть, - ответил он.



- Я думаю, что-нибудь можно придумать, - сказала я, вставая и подходя к двери, чтобы накинуть щеколду замка.



- За двести баксов я могу взять в рот, профессор Песков, - слегка язвительно произнесла я. - Вас это устроит?



- Меня это вполне устроит, - сказал он, ухмыляясь.



Хотя внешне я казалась спокойной и уравновешенной, сейчас, когда я внезапно поняла, что отступать некуда, мое сердце забилось со скоростью отбойного молотка.



Я расстегнула блузку и обнажила свои груди.



- Это для вашего зрительного удовольствия, - сказала я, демонстрируя ему свои полные груди и протягивая руку к ширинке его брюк. Я стащила их вниз, и увидела, что он был еще мягкий, поэтому я немного подрочила его, чтобы он набух.



Затем я опустилась на колени, мельком глянула в лицо профессора и обхватила губами его член. Мне было уже двадцать лет, и я брала в рот не один член, но это был первый, который я сосала за деньги - за самые настоящие, конвертируемые доллары!



Уже через несколько секунд профессорский пенис стал в моем рту совсем твердым, а через минуту его твердый член начал пульсировать и пускать струйки, освобождаясь от своего груза. Я проглотила все до последней капли, похотливо облизывая губы.



- Это были легкие деньги, - сказала я, застегивая ему ширинку. - Может, в следующий раз вы заставите меня немного поработать. И мы можем заняться еще чем-нибудь интересным.



После того, как он кончил, он стал выглядеть несколько смущенно и пытался отвести в сторону свой взгляд.



- Может быть, в следующий раз вам достанется это, - сказала я, приподнимая юбку, спуская трусы и показывая ему свою киску. - Конечно, это будет немного дороже.



Я не могла поверить, как быстро я входила в роль. Пожалуй, все мои предыдущие фантазии плюс чтение этих книжек давали свои плоды. Не верьте тем, кто говорит, что из книг ничему не научишься!



Его глаза вперились в мою толстогубую вульву, как два прожектора, пока я держала задранную юбку, чтобы он мог посмотреть. Затем я села на край его письменного стола, подняла и раздвинула ноги, чтобы он еще лучше увидел мою узкую, длинную щель.



- Нравится, профессор? - мурлыкнула я.



- Очень нравится, - ответил он, возбужденно улыбаясь.



- Вот, возьмите на память, - сказала я, передавая ему свои трусики. И потом я вышла на улицу, чувствуя холодное дуновение осеннего воздуха у себя под юбкой!



Профессор Песков стал моим первым клиентом, и на какое-то время единственным. Так же как у меня фантазии о блядстве занимали все мое время, у него постоянно были мечты о том, как он пользуется услугами проститутки и платит за это, несмотря на то, что он был очень красивым и притягательным мужчиной, и пожалуй мог переспать с любой студенткой из нашего института, стоило ему только этого захотеть. Но мне он за это платил, а они бы небось выстроились в очередь, чтобы он трахнул их бесплатно.



Он признался мне, что он уже пользовался услугами жриц любви. И то, что он дал нам задание по эти книгам, было отчасти вызвано его интересом к проституции. Поэтому, когда он прочел мою работу и сразу догадался, что проституция и сами шлюхи занимали меня не меньше, чем его самого, он признался, что не мог не вызвать меня в свой кабинет и сделать мне это дерзкое предложение.



А за первым разом последовали многие. В течение всего семестра я сосала и трахалась с ним раз в неделю, и он всегда мне за это платил. Однажды, он предложил мне пятьсот долларов за то, чтобы я разрешила ему взять меня в зад. Он, дурачок, и не знал, что я бы позволила ему это сделать за обычную плату. Я всегда любила анальный секс. Мне за это не надо доплачивать. Хотя я и научилась оборачивать в свою пользу тот факт, что мужчины охотно платили сверху за это особенное удовольствие, в котором им отказывали многие их жены и любовницы. После того первого раза, когда он втиснул свой член в мою девичью тугую попку, профессор Песков уже ничем другим не желал заниматься. И я с удовольствием брала у него пять сотен за каждый такой случай. Блин, я только за тот семестр накопила десять тысяч баксов, и от одного единственного клиента.И он, конечно, поставил мне на экзамене пятерку!



Но все внезапно кончилось, когда его жена нашла пару трусиков, которые я ему подарила в тот первый день. Она наехала на него и он сломался, сказав, что встречался с проституткой. Она еще сильнее нажала на него, и он был вынужден признаться, что проституткой была одна из студенток, а именно я! Устроили огромный скандал, и я была вынуждена уйти в академ. Но к тому времени я была уже готова посвятить себя своему истинному призванию. Мне и так уже надоело высшее образование. Единственное образование, которое меня интересовало, была арифметика, которая мне понадобится, когда я стану складывать мои доходы, полученные от продажи своего тела.



Я осталась в Москве. Я как-то прочитала в газетной статье о кабаках, где собираются шлюхи и их сутенеры. Естественно, я тоже стала туда ходить, и уже в первый день я познакомилась с «Дядей Арменом», сутенером-кавказцем, который был копией персонажа из прочитанных мною книг.



Короче говоря, так как мне нужно переходить к следующей истории, Дядя стал моим сутенером и я обслуживала для него клиентов в течение трех лет. Часто рассказывают о сутенерах, которые издеваются над молоденькими шлюшками. Некоторые наверняка это делают, но только не Дядя, и только не со мной. И потом, я ведь была умнее и отличалась большей сообразительностью, чем обычная уличная шлюха. К тому же мне нравилось иметь сутенера, в отличие от некоторых, тех что ненавидели своих хозяев.



Я занималась всем понемногу. Я ходила по Тверской. Я работала в кабаках. Я выполняла свою работу в евро-апартаментах в высотке на Котельнической, которые Дядя снимал для меня и остальных пяти девушек, которые работали на него. Некоторые ни за что не станут работать на сутенера, но на той стадии моей карьеры работа на сутенера была частью моих фантазий, вызванных книжками, что я читала в институте. И потом, он тоже был кавказцем и тоже водил новый Мерс!



Однако работа проституткой быстро изматывает. Поэтому умная девчонка устраивает себе перерывы, иногда ненадолго, иногда навсегда. Так что после трех лет обслуживания клиентов я решила завязать. Дядя воспринял это спокойно, по крайней мере сначала. У него было несколько других девочек, чтобы зарабатывать бабки, которых, кстати, я сама и помогла ему завербовать. Плюс к этому, он и я всегда отлично ладили между собой. Он был очень умный мужик, хотя и работал в той сфере, где в основном собираются не очень умные типы, поэтому мы быстро обнаружили в себе внутреннее сходство. Мы даже беседовали на философские и литературные темы. На первый взгляд, люди думали, что он просто накачанный бандит. Но он был совсем не таким. Он был игроком, серьезным и умным игроком.



К счастью, в отличие от некоторых подрабатывающих девушек, у меня была классная фигура. Я всегда ходила в спортзал после занятий в школе, а потом и в институте, поэтому я была стройной и подтянутой. Плюс к этому, природа наградила меня плавными и округлыми формами, с большими, налитыми сиськами и упругой, круглой попой. Кроме того, я почти пять лет ходила на занятия современными танцами. Поэтому, имея от природы пышные формы и изучив танцы, в совокупности с опытом от проституции, давшей мне знания того, от чего мужчины балдеют, я легко смогла получить работу в стриптизе. Там не так хорошо платили, как за обслуживание клиентов, но мне хватало, и жизнь была полегче



Как-то вечером, где-то через год после того, как я ушла от Дяди и перестала работать проституткой, я пошла к нему на хату, чтобы поздравить его с днем рождения - ему стукнул тридцатник. Хотя я на него уже не работала, я всегда была желанной гостью в его хавире. Я знала нескольких шмар, работавших на него, и поддерживала с ними дружеские отношения. Я даже была наставницей для некоторых из них. Шлюхи часто ненавидят друг друга, их переполняет злость и зависть. Но не я. Я всегда имела хорошие отношения с другими проститутками. Мне Дядя даже как-то сказал, что из меня выйдет неплохая бандерша, и что я должна непременно попробовать поработать сама. Его совет засел у меня в голове, и, в конце концов, воплотился в историю, которую я скоро расскажу.



Я пришла к Дяде буквально десять минут назад, и мы только начали отмечать, как вдруг случилась эта дикая сцена. Дядя посадил себе на колени одну из своих новых телок, Дуньку, яркую блондинку с Украины. Сразу было видно по тому, как он воркует над ней, что она была его любимицей из новых шлюх. Не зная порядков в его хавире, она естественно воображала о себе что-то особенное. Я видела это по самодовольному выражению на ее лице и по ее поведению, словно говорящему, что Дядя принадлежал только ей одной, и больше никому.



Вдруг открылась дверь и в комнату ворвалась Маша. Маша была красивой смуглой проституткой. Дядя и я завербовали ее во время поездки в Крым, и я помогала ей освоить новую профессию. После того, как я ушла год назад от Дяди, она заняла мое место проститутки номер один. Теперь Маша холодным взглядом уставилась на Дядю и Дуню, слегка покраснев от злости.



- Что эта коза здесь делает? - сказала Маша Дяде, показывая на Дуньку. - Мне кажется, ты сказал, что она уехала к себе в Хохляндию навестить свою голодающую семейку.



- Закрой свое ебло, Маша, и перестань выебываться! - сказала Дуня, и я сразу поняла, что она совершила большую ошибку. Молодые и необученные шлюхи должны относиться с уважением к своим более опытным сестрам, или хотя бы делать вид.



- Ты кому говоришь «ебло», ты пизда подзаборная? - зашипела Маша.



- Тебе! - леденящим голосом ответила Дуня. - Ты сама пизда, дешевая пизда!



Я почувствовала, что сейчас полетит шерсть.



Как дикая кошка, Маша ринулась на Дуньку и обе тут же начались месить друг друга изо всех сил, пуская в ход когти и превращая в лохмотья свои платья. Дядя держался за живот и хохотал что было сил, наблюдая за дракой двух сучек, полный гордости, как шмаровоз, за которого бьются кошелки.



Дядя и я обменялись многозначительным взглядом.



Обе телки махались так сильно, что скоро вся их одежда превратилась в разодранные тряпки.



- Отъебись от меня, ты грязная пизда! - завизжала Дуня, когда Маша, которая была выше и сильнее ее, начала брать верх в драке. Это всем молодым шлюхам надо зарубить себе на носу. Что старая шлюха будет драться до смерти, но не позволит одержать над собой победу. Именно это и доказала сейчас Маша, преподав молодой проститутке урок вежливости.



Ей удалось завалить Дуньку на живот на кровати и сесть на нее, пока та визжала, как недорезанная, пытаясь освободиться. Тут я увидела, что у Дяди встал член, он поправлял на себе ширинку брюк. Он всегда возбуждался при виде телок, которые дерутся из-за него. Меня такая ерунда никогда не интересовала, и Дядя с уважением относился к моей мудрости и выдержке. Вообще-то, мы часто вместе с удовольствием наблюдали за такими сценами, когда из-за него возникали драки среди буйных проституток.



Не знаю, то ли это было из-за спектакля, разыгранного перед нами шлюхами, или причиной было видимое возбуждение самого Дяди, но я почувствовала нарастающий жар в своем животе.



Поэтому, будучи почетной проституткой в его хавире, я наклонилась к Дяде, потянула вниз его молнию и вытащила его большой, черный член, который я знала, как свои пять пальцев.



Маша, увидев что я делаю, улыбнулась. Она была совсем не против дать мне немного поиграть с Дядей. В конце концов, она знала, что мне это было и всегда будет позволено. Это новенькая, Дунька, вывела ее из себя, и ее следовало научить, что ее желания не самое главное в этой жизни.



- Давай, Варя, - сказала Маша, глядя на меня с довольной улыбкой. - Поиграй с Дядиным членом. Поиграй с ним, потому что сейчас я вам устрою маленькое шоу.



Затем Маша наклонилась к своей сумочке и вытащила из нее две пары наручников. Некоторые шлюхи носят их с собой для любителей. Она защелкнула каждую пару на Дунькиных запястьях, а затем пристегнула другие концы к решетке кровати. Дунька извивалась, как пришибленная белка, но она уже ничего не могла сделать. Маша быстро дала ей понять, кто в доме хозяин, и сейчас собиралась преподать ей жестокий урок. К тому же Маша была сильней, намного сильней.



- Ты ведь любишь Дядины двадцать пять толстых, черных сантиметров? - сказала Маша Дуне голосом, хриплым от злости и презрения. - Ну так не дергайся, блядь, ты получишь свои толстые, черные двадцать пять сантиметров, если не больше!



Маша жила у Дяди некоторое время, и я точно знала, что многие ее вещи еще оставались здесь. Так что сейчас она подошла к шкафу, порылась в нем и вытащила свою любимую игрушку. Дядя и я улыбнулись, когда увидели огромный, черный кожаный фаллос со шлеей для пристегивания; мы оба были в курсе, что Маша обожала его надевать. Маша стала в последнее время специализироваться на мазохистах, которым нравятся такие вещи, и ее часто просили одеть этот искусственный член. Как-то пару раз, Маша и я участвовали вместе в такой сцене, когда мы по очереди надевали фаллос и заебали одного мужика в жопу до беспамятства.



Сейчас, притихшая Дуня смотрела, как Маша пристегнула на себе член и торжествующе прошлась прямо перед ней. Прикованной к постели Дуне оставалось только смотреть, и вид у нее был совершенно ошеломленный, когда она взглянула на гигантский кожаный фаллос на ремешках. Хотя по ее виду нельзя было сказать от чего она была ошеломлена больше - от страха, или от похоти и желания.



- Что ты собираешься делать с этим? - спросила Дуня.



- С этим? Что я собираюсь делать с этим? - насмешливо сказала Маша, бесстыдно скалясь. - Я тебе скажу, что именно я собираюсь сделать с этим, сука!



Маша остановилась, поглаживая кожаный член длиной в двадцать пять, а то и больше сантиметров.



- Я ебу этим петухов в жопу. И сегодня ты у меня покукарекаешь, - сказала Маша.



У Дуни чуть челюсть не отвалилась, когда она это услышала.



После этого Маша подошла прямо к лицу Дуньки, помахивая кожаным членом перед ее глазами, и затем хлестнула им несколько раз по ее щекам.



- Ну так что, Дуня, ты хотела иметь большой, черный хуй сегодня, да? Дядин хуй. Так ты получишь большой, черный хуй, только он будет не Дядин.



По правде, это я сейчас имела Дядин толстый, черный член в своем кулаке, который я медленно водила вверх и вниз, пока мы наблюдали за обещанным спектаклем.- Эта черная елда, - сказала Маша, указывая на зажатый в моем кулаке Дядин член, - предназначена для воспитанных телок, таких как я и Варя. А вот этот член для таких наглых кошелок, как ты.



Маша хлестнула Дуню по лицу.



- Открой рот! - прошипела она.



У Дуньки была на лице слегка придурковатая мина, как будто ей все это начинало нравится. Вдруг, поменявшись в лице, Дуня раскрыла губы, и Маша втолкнула ей в рот кожаный член, который был неотличим от настоящего.



- Видите, маленькая сучка обожает сосать большой член, - сказала Маша.



- Да, и я сосу их лучше, чем ты когда-то сосала или будешь сосать, - вызывающе заявила Дунька, и Маша вновь хлестнула ее по лицу. Было что-то такое в выражении Дуниных глаз, что вызвало у меня мысль о том, что часть ее кайфует от того, что Маша хлещет ее по лицу, унижает ее, а она все равно остается дерзкой и нахальной. Мне нравится, когда шлюхи так себя ведут - с одной стороны покорившись силе, а с другой - остаются наглыми и непокорными.



Сейчас Маша опять запустила руку в сумочку и вытащила оттуда тюбик вазелина. Большинство проституток носит с собой вазелин, особенно те, кто трахается в анал, как Маша. Или как я, когда я еще подставляла свою задницу клиентам.



Дядя обнял меня одной сильной рукой, пока я массировала его дрын, наблюдая за бесстыдным действом перед нами.



Маша выдавила достаточно вазелина на кончики пальцев и, прижав Дуньку одной рукой к кровати, шлепнула мазь между булок, втирая ее в щель.



- Может сначала в ворота заедешь? - спросила Дуня, уже полностью войдя в раж.



- Я ебу этим болтом только в дупло, а не в пизду, - сказала Маша и посмотрела на меня с Дядей. - Давай, Варя, позаботься о Дядином члене, - прошептала она, глядя через плечо на нас и становясь сзади Дуньки.



И затем, одним безжалостным, жестоким толчком она вогнала свой большой кожаный фаллос глубоко в Дунину кишку. Дунька начала вопить, как свинья недорезанная, но я видела, что она прикидывается. До меня уже доходили слухи о ней. Я знала, что она, как и большинство девочек в Дядиной конюшне, любила, когда ей прочищали дымоход, и часто сама об этом просила. Насчет себя я точно это знала. А про Дуньку даже говорили, что она слегка поехала на этой теме, став настоящей шоколадницей. Я уверена на все сто, что Дядя не раз растягивал ее баранку.



- Какого хера! Что ты делаешь? - визжала Дуня. До нее вдруг дошло, что это не клиент дуплил ее в зад за двести баксов, и не Дядя чистил ей трубу, как ее хозяин и командир, а всего навсего другая проститутка, которая приковала ее к кровати и сейчас принуждала ее к этому жестокому анальному совокуплению.



- Ты что, кошелка, поглупела совсем? - сказала Маша. - Я ебу тебя в жопу. Вот что я делаю.



Я знала, что Дуня возбудилась от этого, и отчасти ее возбуждало унижение, которому она подверглась. Маша тоже это знала. Прижатая к постели, прикованная обеими руками к спинке кровати и по принуждению принимающая в анус огромный кожаный член от старшей проститутки, пока ее кот наблюдал за всем, Дунька все еще пыталась оскорблять Машу.



- Ты, коза несчастная! Ты все это делаешь, потому что знаешь, что Дядя любит меня больше чем тебя. Он любит мою нежную, тесную, молодую люсю, а не только мой зад. А у тебя единственное узкое место - это жопа!



Все это было неправдой. Маша и я говорили об этом, и никто не мог так сжимать мускулы, как Маша. Даже клиенты говорили, что у нее влагалище, как у целки.



Я отчетливо помнила, как Дядя помогал мне «ввести в курс дела» Машу, делая с ней то, что она сейчас делала с Дуней, пристегнув к себе большой фаллос и трахая ее в попу. Я обожала заезжать ей в шоколадный цех в то время, и я уверена, что именно тогда она вошла во вкус и полюбила надевать на себя эту игрушку на ремешках. Вы бы удивились, если бы узнали, как часто мужики просят проституток сделать это с ними. Вот почему умная, уважающая себя шлюха всегда имеет с собой пристегивающийся член, а лучше несколько и разных размеров.



Ну, в общем, Маша и Дуня быстро вошли в ритм безобразного анального сношения. Маша въезжала со всей силой в весьма податливую Дунину задницу, а Дуня несдержанно кричала, толкая зад навстречу члену, жадно принимая в глубину попы весь, до последнего сантиметра, кожаный елдак. Дядя и я следили за увлекательным шоу, словно завороженные похотливым зрелищем. Его член стал таким твердым на ощупь, словно собирался вот-вот взорваться.



- Слушай, Дядя, - сказала я, поворачиваясь к нему. - Хочешь я тебе отсосу, пока ты смотришь на этих грязных сучек.



- Это кто грязная сучка? - шутливо спросила Маша, повернувшись ко мне и подмигивая с улыбкой. Она знала, что если я назвала ее сукой, то это было всего лишь в шутку.



- Ты, Маша, и эта новенькая прошма, которую ты трахаешь в зад, - сказала я и затем наклонилась, чтобы взять в рот темно-красную залупу Дядиного пениса.



Ни Маше, ни Дуне не выпало чести разгрузить сегодня Дядю, а мне. И тогда, повернув голову, чтобы продолжать видеть спектакль, я серьезно занялась своим бывшим сутенером. Через минуту он выстрелил жирную порцию мне в рот. Я знала Дядю. Хотя он и был только что боеспособным мужиком с твердым членом, я знала, что после того, как он кончил, от него не будет толку часов двенадцать. Единственное, что ему теперь хотелось - это спать. Поэтому я испытала удовлетворение, которое могут испытывать только ветераны, зная что ни Дуня, ни Маша не получат удовольствия от твердого Дядиного члена сегодня. Этот член достался мне одной.

ГЛАВА 2. Итак, как я уже сказала, в конце концов я утомилась от работы проституткой. Я видела, как девушки, которые слишком долго занимались этим делом, быстро теряли форму и упускали клиентов. Я не хотела, чтобы это произошло со мной; работа на панели - нелегкое дело, даже если не злоупотребляешь выпивкой и не притрагиваешься к наркотикам. И мне удалось остаться в стороне от этих вещей. Но я любила секс, а если этим занимаешься слишком часто, как все проститутки, то есть опасность привыкнуть и охладеть к нему. Именно так случается со многими шлюхами, а я вовсе не хотела, чтобы это стало и моим случаем.



Поэтому я начала раздеваться за деньги, трясти своими упругими сиськами перед скучающими банкирами. Мои доходы снизились, но душевное спокойствие стоило того. Больше всего я получала от чаевых. Мужики давали мне купюры по 50 или по 100 долларов, или просовывали их под резинку трусиков. Я еще садилась к ним колени и продолжала танцевать там. Я садилась к мужику на колени лицом к лицу, пропустив его ноги между своими, и начинала как бы подмахивать по тарифу доллар в минуту. Некоторые танцовщицы не любят этого делать, но для меня, как для бывшей шлюхи, это ничего не значило. Я знала столько способов, как возбудить мужика, что вы собьетесь со счету!



Я работала в кабаке «топлесс». Это когда можно показывать сиськи, но нельзя снимать трусы. Такое уж было правило у этого заведения.



Там были танцовщицы, которые просто не выносили мужчин, они только исполняли танец и уходили за кулисы. Однако, будучи проституткой, я научилась понимать мужчин и их желания. Поэтому я знала, как вести себя перед мужиками, во все глаза разглядывающими меня, делая вид, что я танцую именно для них, и очень дорожу их вниманием. К тому же, я всегда была по натуре бесстыдницей. Еще шлюхой я любила демонстрировать себя и возбуждать мужчин, пока их член не начинал болеть от своей твердости, чтобы наконец отсосать у них или отдаться им. Поэтому, при мысли, что мои движения на сцене могли вызвать стояк в брюках у какого-нибудь мужика, я и сама здорово возбуждалась, хотя я уже и не могла разгрузить его член, за исключением подмахивания у него на коленях. Мне довелось узнать, что многие и в самом деле спускали после моих движений у них на коленях. Я чувствовала, как дрожат от напряжения их елдаки, а иногда я даже чувствовала их мокрые вафли сквозь ткань брюк. Это почему-то еще сильнее меня возбуждало, хотя другие девушки относились к этому с неприкрытым презрением.



Я исполняла свой номер в клубе в тот вечер неделю назад, когда, посмотрев в зал, я была поражена, увидев своего старшего брата Федьку, сидящего за столом и наблюдающего за моим раздеванием! Наши взгляды скрестились, и он немного смутился. Мне даже показалось, что он покраснел! Но он продолжал смотреть, а я продолжала раздеваться. Я не видела своего брата больше года. Федор ровно на десять лет старше меня. Ему недавно исполнилось 35 лет и я отправила ему поздравительную открытку на работу. Я отправила открытку именно на работу, а не домой, потому что Федькина жена, Маргарита, просто ненавидит меня и то, чем я занимаюсь. Она одна из тех директорских дочек, которые много о себе воображают, с крашенными под блондинку волосами и непременными бусами вокруг шеи. Меня аж тошнить начинает, стоит о ней только вспомнить! Маргарита узнала о моей профессии от своей подруги, которая нашла в кармане пиджака своего мужа бумажку с моим именем и номером телефона. От женатых мужчин, посещающих проституток, можно было ожидать большей осторожности.



Федя знал, что я занимаюсь проституцией, но он никогда не говорил об этом своей жене. Но когда эта сука все узнала, она потребовала от Федьки, чтобы он не имел со мной ничего общего. Наверное, эта коза держала в страхе моего братца, потому что после этого он перестал мне звонить. Мне было очень обидно, потому что мы всегда крепко дружили с братом. Я рассказала ему, что стала проституткой. Естественно, он был категорически против, но мы все равно оставались друзьями, и я могла положиться на него в трудную минуту. Пока не вмешалась его подлая жена, приказав ему прекратить общаться со мной.



Так что меня сильно удивило, что он пришел сюда и смотрел, как я танцую на сцене.



Я как-то позвонила ему на работу и сказала, что я бросила проституцию и теперь просто танцевала в стриптизе. Он был рад узнать об этом. Я сказала ему, что он может в любое время прийти в клуб, но я никогда не думала, что он в самом деле появится. И вот он был тут.



Закончив танцевать я вышла в зал, чтобы поговорить с ним. Он сказал мне, что приехал в Москву в командировку и снял номер в гостинице недалеко отсюда. Он сказал, что уже все свои задания по работе выполнил и решил повидаться со мной, прежде чем отправиться в гостиницу спать.



Мне предстояло еще один раз выступить, поэтому я предложила прийти к нему в гостиницу, после того как я закончу работу. Я знала, что у Маргариты случится приступ, если она узнает, что Федя приходил повидать меня в клуб, не говоря уже о том, что я пришла пообщаться с ним в его номер. Но он улыбнулся мне своей милой, родной улыбкой и сказал, что будет с нетерпением меня ждать в гостинице.



Когда я вошла к нему в номер, он выглядел как тот Федька, которого я всегда знала и любила. Он снял свой деловой костюм и одел джинсы и облегающую футболку. У Федора всегда были мощные мускулы, и я видела, что он и сейчас был в форме. Когда я еще ходила в школу, все мои одноклассницы сходили с ума по нему. С таким лицом и телом, кто устоит? Я и сама была к нему неравнодушна. И почувствовав, как у меня защемило сердце при виде него, я поняла, что девичья влюбленность все еще не прошла.



Он налил мне выпить и мы поговорили о том, о сем, делясь своими новостями.



- Боже, ведь Маргарита свихнется, если узнает, что я была тут у тебя, правда? - сказала я.



На его лице появилась кислая мина.



- Сказать по правде, меня уже больше не интересует, что эта сука может подумать, - холодно сказал он.



- Похоже, узы брака оказалась под угрозой, - сказала я, зная, что мой голос выдает мои надежды.



- Похоже, этих уз больше нет. Блин, вот уже больше года, как мы перестали трахаться, - признался он. - Хотя и в лучшие времена нас нельзя было назвать страстно любящей парой.



Я предвидела это. Я знала, что Федька женился на Маргарите не по любви, и даже не из-за увлечения. Ее отец занимал важный пост, и он женился только по этой причине. Я всегда это знала, и Федька однажды сам мне в этом признался, сказав, что не я одна торговала собой в нашей семье. Он сам чувствовал себя проституткой, женившись на этой властной сучке.



- Давай забудем на время о Маргарите, ладно? - сказала я, передавая брату его стакан. Мой брат был меланхоликом, и я не хотела, чтобы у него испортилось настроение из-за того, что я начала говорить о его жене и его провалившейся семейной жизни.



Поэтому я решила поменять тему разговора.



- Так что ты думаешь, братишка? Тебе понравилось, как я там выступала? - спросила я. - Как я танцевала?



Он мило улыбнулся.



- А ты сама как думаешь? - спросил он.



- Я думаю, что у меня неплохо получилось, - сказала я.



- Ты была прелестна, Варвара, - сказал он.



- Варя, почему ты не зовешь меня Варей? Я ненавижу Варвару, - напомнила я ему.



- Варя, ты выглядела так аппетитно, танцуя на сцене, что у меня встал член. А ведь я твой родной брат, черт возьми, - сказал он мне прямо в глаза.



Мог ли он догадаться, насколько я была возбуждена, услышав от него эти слова?



- Похоже, твой член не часто имеет возможность вставать в домашней обстановке, - поддразнила я его.



- Истинная правда, - грустно произнес он.



Я ведь сказала себе, что не буду говорить о его жене, и вот я опять начинала все сначала.



Мне было жалко его и в то же самое время я почувствовала странное возбуждение. Я знала, что он мой брат, а с родственниками надо держать свои сексуальные позывы под контролем, но все это было сильнее меня. Мы с ним находились оба в гостинице, недалеко от центра Москвы. Всего час назад он видел, как я трясу своими сиськами при нем и всем остальном честном народе. Я знала, что это возбудило его не меньше, чем это возбудило меня. Более того, когда я увидела его в зале, у меня появилось чувство, что я танцую исключительно для него. И я знала, что мое выступление стало еще сексуальнее из-за этого, если судить по свистам и выкрикам из зала.



- Ты знаешь, Федя, нам менеджер не разрешает все снимать, то есть полностью раздеваться в клубе, - сказала я, глядя ему прямо в глаза.



- Но сейчас, когда мы здесь только вдвоем, я могу для тебя полностью раздеться. Мне не надо будет подчиняться чьим-то указаниям.



Было ясно как божий день, что я стараюсь его соблазнить, и он посмотрел на меня глазами, в которых неожиданно вспыхнуло желание. Я тут же поняла, что мы оба только что пересекли невидимую границу.



- Так тебе хочется этого? - проворковала я. - Хочется, чтобы я все тебе показала сейчас?



- Очень хочется, Варя, - глухо ответил он.



- Тогда может включишь радио и найдешь классную музыку? - предложила я.



Он нашел волну, по которой крутили старые медляки.



Мне не просто хотелось интима с моим братом. Мне хотелось быть развратной и грязной с ним. До меня дошли слухи, что он поделился как-то со своим другом, что ему было приятно иметь сестру, которая дает клиентам или снимает одежду в стриптиз клубах. Он признался, что у него даже вставал член, когда он представлял меня в роли проститутки или стриптизерши. Он понимал, что это было странно. В качестве брата, он должен был быть возмущен этим, и должен был меня защищать. Но он сказал своему приятелю, что просто не мог избавиться от образа своей сестры, принимающей клиента. Это было сильнее его, говорил он.



Поэтому я решила сыграть для него именно в таком образе и может быть увидеть его вставший член!



- Я хочу показать все тебе, как настоящая проститутка, Федя. Я хочу возбудить тебя! - сказала я, похотливо снимая с себя одежду, продлевая паузы, пока я не осталась в одних трусиках, имеющих только шнурок сзади. Я встала прямо над ним, сексуально раскачиваясь. Затем я нахально наклонилась и буквально провела по его лицу своими сиськами, погладив его по щекам своими большими, отвердевшими сосками.Он закрыл глаза на секунду и вздохнул. Взглянув на его брюки ниже пояса, я увидела, что там образовался выпирающий бугор.



Тогда я пропустила свои пальцы под резинку трусиков.



- Ты хочешь, чтобы я их тоже сняла, Федя? - проворковала я.



- Да! - прошептал он, почти задохнувшись.



- Ты хочешь увидеть мою мохнатку, мохнатый пирожок твоей сестры-проститутки? - спросила я, глядя в его большие карие глаза.



- Да, да, Варя! - он с трудом сглотнул.



Я потянула трусики вниз с невыносимой медлительностью и повернулась вокруг, едва только показался мой лобок, стаскивая шнурок сзади поверх моих гладких, упругих булок, всего в нескольких сантиметрах от лица брата.



- Надеюсь, что тебе также нравится моя попа, братишка, - поддразнила я его, стягивая резинку трусов с моих крепких ягодиц.



- Мне всегда нравилась твоя круглая попка, Варя, - сказал он, тихонько засмеявшись. И я тоже засмеялась, чувствуя как между мной и братом устанавливается тесный контакт.



Наконец, трусики упали на пол, и я повернулась обратно, совсем голая, демонстрируя брату свою киску. Его глаза вперились в узкую щель, окруженную мягкими колечками подстриженных волос. Мне нужно было их подстригать, чтобы они не были видны из под узеньких трусов танцовщицы.



Я опустила руки и раздвинула половые губы в стороны, чтобы ему было лучше видно.



У него отвисла челюсть, когда он уставился в мою половую щель, а его руки придвинулись к ширинке и потрогали бугор под ней. Не уверена, что он контролировал свои движения в тот момент, настолько он был загипнотизирован видом моей наготы.



- Эй, дай мне тоже посмотреть, что у тебя есть, сказала я, указывая на вспухшую ширинку его джинсов.



Я протянула руку и расстегнула ему молнию, обнажив толстый бугор под облегающими белыми трусами. И тут я неожиданно запустила руку в прорезь этих трусов и ухватилась за что-то очень толстое и очень твердое.



- Ух ты! - я выпучила глаза. - Значит, это правда. Значит, Соня не привирала.



Соня была моей подругой в институте, и как-то раз, когда ко мне приехал брат, у них был скоротечный роман. Естественно, когда он уехал, я начала ее обо всем расспрашивать. И она мне сказала, что мой брат был потрясающим любовником, и что у него был самый большой, самый толстый и самый твердый член, который она когда-либо видела, сосала или принимала. Я тогда подумала, что она привирает, чтобы не обидеть меня. Соня была склонна преувеличивать. Но сейчас я увидела, что она была совершенно права.



- Блин, ты только глянь! - сказала я, вытягивая его наружу, так что он встал торчком, как столб.



Федькины глаза были наполовину прикрыты от наслаждения, когда я начала медленно водить кулак вверх и вниз по туго натянувшейся коже его твердой дубины.



Мой брат сидел на краю гостиничной кровати, а я стояла и извивалась перед ним.



Тогда я опустилась на колени у края кровати и мой рот оказался в нескольких сантиметрах от пениса Федора



Я открыла рот, готовая заглотить член моего брата своими губами, когда он вдруг остановил меня.



- Я не знаю, Варя. Не знаю, стоит ли это делать. Все это становится как-то странно, - сказал он с обеспокоенным выражением на лице. Но его болт не потерял ни на секунду свою каменную твердость!



Я была уже вся в течке и даже мысли не могла допустить, что мы сейчас все бросим.



- Ведь ты моя... моя сестра, - пробормотал он, хотя я ни на минуту не прекращала гладить его член. Член, который, похоже, собирался стать еще тверже, если это и было вообще возможно.



- Тогда не думай обо мне как о сестре. Думай обо мне как о проститутке, которая пришла в твой гостиничный номер! Как о проститутке, которая удовлетворит тебя намного лучше, чем могла или сможет твоя жена, - сказала я.



Он улыбнулся.



- Если бы ты была проституткой, тогда мне бы пришлось тебе заплатить, правда? - сказал он.



- Заплати! - нагло заявила я, неожиданно почувствовав прилив возбуждения от этого неожиданного поворота событий. - Вот твой кошелек.



Его кошелек лежал на тумбочке возле кровати, и я сумела дотянуться до него, не сходя с места.



- Сколько я тебе должен заплатить? - спросил он, приятно улыбаясь.



- Столько, сколько я в твоих глазах стою, - сказала я, продолжая поглаживать его член, чтобы он, не дай бог, не пошел на попятную.



Он вытряхнул из бумажника все деньги и вручил их мне. Конечно, мне не были нужны деньги брата. Все это было лишь частью игры. Так уж вышло, что его сестра была проституткой, пусть и бывшей, и теперь Федя платил за ее услуги.



Я убрала деньги и вновь приблизила свое лицо к его члену, который я крепко сжимала в кулаке.



- Блин, Федя, у тебя такой большой член, ты знаешь, - сказала я. - Как могла твоя двинутая жена не оценить по достоинству такой замечательный инструмент?



Я почувствовала, как меня охватывает гордость за моего брата, за его большущий член.



- Она его просто ненавидит, - сказал он с легкой грустью в голосе. - Она говорит, что он напоминает урода своими размерами.



- Вот какой член ей бы подошел, - сказала я, выставляя мизинец, и мы оба рассмеялись.



- А он у тебя еще такой твердый, - сказала я. Мне всегда нравились мужики, у которых стояк был, как из стали, и торчал прямо вверх, как у моего брата.



- Ну как, приятно, Федя? Приятно, когда я тебя глажу? Когда проститутка гладит твой большой похотливый член? - проворковала я, с наслаждением обводя пальцами контуры его эрегированного пениса.



- Еще как приятно, Варя, - прохрипел он.



Тогда я наклонилась вперед и поцеловала его в губы, раздвинула их языком и встретила его мокрый, теплый язык.



- Я обычно не целую своих клиентов в рот, но так как ты мой брат... - поддразнила я его, и мы начали сосаться с такой страстью, что оба ошалели.



- Прикинь, если бы тебя увидела сейчас жена, - сказала я.



- К черту! Пусть смотрит! - сказал он, внезапно рассердившись.



Перед тем как продолжить, мне нужно было кое-что сделать. Я была совершенно голая, но мой брат был все еще полностью одет, с огромным членом торчащим у него из ширинки. Футболка, джинсы, носки, трусы - все это еще было на нем. Поэтому я начала раздевать его, наслаждаясь видом его тренированного тела без единой лишней складки жира, тела, которое скорее подошло бы двадцатилетнему парню, играющему в институтском спортзале в волейбол.



- Ой, как я тебя хочу, братишка! - прошептала я и вновь к нему прильнула в страстном поцелуе, обхватив пальцами его член. Я раздвинула ноги, чтобы он смог потрогать мою киску. Его большие пальцы ласкали меня так приятно, когда он ввел их в мое скользкое, жаркое влагалище.



Мои губы скользнули к его шее и еще ниже, к груди, где я начала посасывать его твердые маленькие соски, затем медленно водить языком по его плоскому животу, пока мои губы не защекотали кучерявые волосы на его лобке.



- М-м-м, - застонал он, предчувствуя куда направляются мои губы.



К сожалению, мне пришлось поменять позу, и его руки уже не могли играть с моей киской, когда я вновь опустила лицо прямо к его члену. Несколько секунд я просто смотрела на него, продолжая держать его в руке.



Потом я начала целовать его член, сперва очень осторожно, затем с нарастающей страстью.



- Ох, Федька, я обожаю целовать твой член, - сказала я. - Сейчас я буду вылизывать его и сосать. Я буду твоей сестрой-хуесоской, твоей сестрой-блядью!



Скоро я начала его заглатывать по самые яйца, задерживаясь на гладкой головке, легонько покручивая ствол в ладони. Он начал стонать и блеять, толкать в затылок мою голову, чтобы я приняла в свой рот и глотку как можно больше его члена. «Соси мой хуй, соси!», - похотливо сипел он.



- Ты хочешь сказать, соси мой хуй, блядь! - сказала я поднимая на него свои развратные глаза.



- Да, соси хуй, блядь! - повторил он, начиная всерьез ебать меня в рот. - Мне не сосали хуй уже больше года.



Когда я это услышала, я решила отсосать своему брату так, чтобы он на всю жизнь запомнил.



- Тогда дай я тебе отсосу! - воскликнула я и опустила кольцо своих мягких губ до самого основания члена, показывая ему на деле, почему все мужики считают меня лучшей вафлисткой в городе.



Я расточала свои оральные ласки на каждом сантиметре его набухшего члена. Затем я подумала, что надо бы тормознуть. У меня были гораздо лучшие планы в отношении члена моего брата, чем просто кормиться им. И мне очень не хотелось, чтобы он преждевременно выплюнул свой груз мне в рот.



- Теперь моя очередь, - сказала я, плюхаясь на кровать и широко раздвигая ноги.



Он начал облизывать губы, уставившись на мою мохнатку. Я была гордой обладательницей очень красивой, гармонично развитой киски, и я обожала показывать ее сейчас своему брату, который облизывал губы в предвкушении пиршества.



Мой брат, явно изголодавшийся по подобным угощениям, не терял даром времени и быстро пригнул лицо между моих раздвинутых ног. С самых первых прикосновений языка к моему клитору я поняла, что мой брат свободно владел лингвистическим органом. Всех мужчин можно разделить на два лагеря. На тех кто умеет воздать дань оральным ласкам женской щели, как мой брат, и на тех, кто ни на что в этой жизни не способен.



- Блин! Ты самый настоящий мастер, Федька. Ты здорово владеешь своим языком, - сказала я, и это не было пустым комплиментом. - Неужели твоя жена не сумела оценить твой уровень в этом деле?



- Она бы и не смогла, - сказал он. - У нее, кажется, все умерло между ног. И потом ее щель выглядит так, будто ее вырубил пьяный плотник тупым долотом. Не то что твоя, сестричка, - просто загляденье. Твоя щелка выглядит так, будто ее сработал настоящий художник.



Мой брат поднял взгляд на меня, чтобы увидеть эффект, произведенный его экстравагантными комплиментами.



- И у тебя к тому же такой сладкий запах и вкус, - добавил он.



- У буду для тебя нектаром и амброзией, братишка, - сказала я, немного нажимая ему на затылок, прижимая его голову к моей разгоряченной, возбужденной плоти.



Я закрыла глаза и отдалась наслаждению, которое щедро дарил мне мой брат посредством умелого куннилингуса. Единственное, о чем я жалела в тот момент, это о том, что Федя и я ждали столько лет, чтобы удовлетворить страсть, тлевшую в нас уже так давно.



Я бы позволила ему полировать себя всю ночь, но у меня имелись другие планы.



- Знаешь чего я хочу сейчас, Федя? Ведь знаешь, наверняка, - промурлыкала я.- Я хочу, чтобы ты трахнул меня! Давай, загони мне в киску свой член до самого конца, в щель твоей младшей сестры! В пизду бляди! Я хочу, я должна чувствовать тебя внутри.



Он подвинул свое туловище к моим раздвинутым ногам и начал вставлять головку в мою скользкую щель. Изгибаясь всем телом в предвкушении его первого толчка, я вдруг почувствовала его, я почувствовала, как мой брат входит в меня! Медленно, с уверенностью опытного мужчины, он ввел свой толстый член до самого упора в мою киску. В киску его собственной сестры!



- Глубже, глубже! - замычала я, когда он начал двигать свой член внутри меня сильными, размеренными толчками.



Он погружал свой елдак по самые яйца, и мое тело начало биться в конвульсиях экстаза, я вонзала ногти ему в спину, погружаясь все глубже в запретное наслаждение нашей любви и прижимая к себе что было сил его мощное тело.



- Ой, Феденька! Ты такой хороший. Как я раньше не знала, что ты так умеешь трахаться! - воскликнула я.



Вообще-то, неудивительно, что мой брат оказался таким способным любовником. Под прикрытием его стеснительности всегда ощущалась уверенная мужская потенция.



Я подмахивала своим тазом навстречу его движениям, страстно сосала его губы и сжимала вагинальными мускулами его член, желая чтобы каждый сантиметр его тела слился с каждым сантиметром моего.



- Слышь, Федя, ведь я же проститутка, ты знаешь, так что дай мне поработать, доказать, что ты не зря мне заплатил, - сказала я и толкнула его, чтобы он лег на спину. Затем я оседлала его и взяла в руку его скользкий член, чтобы направить его опять в теплый, уютный тоннель, где он и стал таким скользким.!



- Давай, братишка, позволь мне поработать, - сказала я, начиная скакать на нем вверх и вниз, принимая в себя всю его длину, пронизывающую меня до самой матки.



Я вложила в этот галоп всю свою выучку - в конце концов, я была экспертом в области траханья - медленно вращая бедрами из стороны в сторону, массируя его член натренированными мышцами внутри моей щели. Хотя я уже и не обслуживала больше клиентов, я была в полной форме сейчас. Поэтому сейчас я трахала своего брата, как проститутка, которая не только знает свое дело, но и вкладывает в него всю свою душу.



Не переставая скользить по его напряженному члену вверх и вниз, я наклонилась, чтобы погладить сиськами по его лицу. Он высунул язык, пытаясь полизать и пососать мои соски. Обожаю, когда мне сосут соски одновременно с трахом, особенно если это делает мужик, который мне симпатичен. С большинством клиентом мне было противно, когда они обслюнявливали всю мою грудь и трахали меня при этом. Фу! Но только не с моим классным братом. Он мог себе покусывать и сосать мои соски до отвала, пока он делал мне внутренний массаж своим толстым и скользким инструментом. Но было еще одно место, которое я любила, чтоб мне ласкали. Особенно, если меня брал симпатичный мне мужик.



В этой связи я взяла руку Федьки в свою собственную и положила ее между моими булками, прямо на мягкую щель.



- Не хочешь немного поиграть с моим анусом, Федя? Мне иногда это очень нравится, когда я сверху на мужике, как сейчас с тобой. Тебе понравится, эта дырочка такая тесная, теплая, упругая.



Но сперва я подняла его руку к своему рту и облизала его пальцы, чтобы они стали влажными. Затем я опустила его руку к своему ущелью и не отпускала его запястье до тех пор, пока он не ввинтил палец мне в попу.



- У-у-у, как приятно! - простонала я.



Он засмеялся, глядя прямо мне в глаза.



- Ты и в самом деле ненасытная маленькая проститутка, да сестренка? - сказал он.



- Только потому что я попросила тебя поиграть с моей попкой? Послушай, Федя, проститутки не единственные, кто позволяет мужикам играть с их задницей, хотя откуда тебе знать? Ты ведь женат на этой фригидной суке.



- Забудь о ней, - сказал он, нахмурившись.



Чувствовать его палец в моей попе, пока я продолжала скакать на нем, наверное было той самой последней каплей. И сейчас я уже начала чувствовать, как по моему телу проходят предоргазмовые волны, заставляя вибрировать все нервы моего тела. И затем вдруг, я ощутила, как раскаленная лава поднимается из самых недр и приближает наступление неукротимого вулканического оргазма.



- Ты что, Варя? - спросил Федор, увидев как я закатываю глаза, перестав вытирать пот, струившийся по моему лбу. В прошлом у меня бывали такие сильные оргазмы, что мужики пугались, думая, что у меня приступ и надо звать скорую.



- А-а-а, - застонала я, прижимаясь еще ближе к своему брату, пытаясь сдержать неконтролируемые толчки моего тела, с ощущением, что меня поглощает огромная, раскаленная лавина. И тут, как в тумане я услышала его стон и почувствовала, как он выгнул подо мной спину.



В мою трепещущую, пульсирующую киску хлынули сладкие соки наслаждения моего брата!



Я упала на него, чтобы перевести дыхание. Затем я посмотрела в глаза моего брата и нежно поцеловала его в губы.



- Это было так чудесно! У меня не было такого сильного оргазма уже так давно, Федя. Твой член доставил мне такое наслаждение, братишка, ты просто отправил меня на небеса!



- Я тоже забалдел, сестренка, - сказал он. - Я сам никогда такого не испытывал.



- Видишь, я умелая девка. Я знаю, что надо делать, - пошутила я.



- Ты добрая, сестра, - тихо сказал он и опять поцеловал меня.



Мы лежали в объятиях друг друга и целовались, оба слегка изумленные тем, что, будучи братом и сестрой, мы только что вступили в страстную половую связь. Это необычное чувство было еще сильнее из-за того, что Федя не просто оттрахал свою сестру, но сестру - проститутку, меня! Осознание этого факта, как я догадывалась, неимоверно возбуждало нас обоих



- Ты можешь остаться на ночь, если хочешь, - сказал Федя, так никто из нас так и не потянулся за своей одеждой.



- Я так и собиралась поступить, - сказала я, прижимаясь к нему плотнее.



Мы еще немного выпили и перекусили, а потом я предложила вместе принять душ.



- Мы оба здорово вспотели, - сказала я, и потом мы оба забрались в ванну и включили воду.



Мы принимали душ долго и с наслаждением. Федя захотел намылить меня, особенно между ног, а я, в свою очередь намылила его, задержавшись на толстой колбасе его члена и яиц.



Мы смыли с себя пену и вышли из ванны чтобы вытереть друг друга насухо. Когда я вытирала его член, я заметила, что он опять становится мясистее и тверже.



- Я вижу еще есть порох в пороховницах, - сказала я сжимая в руке его член. - Хочешь засадить еще разок?



- М-м-м, - промычал он, лапая мои груди в ответ на мои ласки.



- Дай мне сначала вытереть тебя до конца, - сказала я, разворачивая его и начиная водить полотенцем по его роскошным ягодицам.



Вдруг я почувствовала похоть при виде этих тугих, мускулистых ягодиц!



Тогда я толкнула его на постель и начала целовать его попу и проводить языком по гладкой коже его задних булок.



- Вот одно из моих любимых проститутских развлечений, - сказала я, раздвигая в стороны его булки. - Твоя жена точно такого не делает!



Я пару секунд разглядывала его сморщенную дырку, а затем приблизила к ней свой высунутый язык и начала чистить его кратер.



- Если хочешь знать, я всегда брала сверху за любой анальный секс, но для тебя, братан, это не будет ничего стоить, - шутливо сказала я.



- Блин, как классно, я не занимался анальным сексом с той поры, как женился. Маргарита всегда думала, что любые ласки заднего прохода - это чистое извращение.



- Извращение - это ее тупые мозги, - презрительно фыркнула я.



Вот как! Мой брат оказывается уже давно испытывает голод в анальном секторе. Что ж, я это дело исправлю, я утолю его голод на год вперед! Когда я обслуживала клиентов, анальный секс всегда был моей специализацией. И не только из-за денег, но из-за того, что я всегда дико возбуждалась от любви в заднем варианте.



Итак, я продолжила вылизывать его срамную дырку, проталкивая свой язык в его сфинктер, чтобы он не подумал, что ограничусь поверхностной уборкой.



Затем, без предупреждения, я упала на кровать пузом вниз и выпятила свою задницу вверх и наружу.



- А сейчас ты меня, Федя, - промурлыкала я. - Сейчас ты мне вылижи попу, ладно?



Ему явно были не нужны дальнейшие уговоры и он буквально набросился на мою анальную ложбину, вылизывая ее с такой энергией, которую я до сих пор наблюдала только у женщин, делающих мне тоже самое, но не у мужчин. У меня было несколько клиенток - лесбиянок, и если бы вы только видели, как они пускали слюнки по моему анусу!



Точно так, как это сейчас делал Федя.



- Всунь туда палец, братишка, - попросила я его.



У моего брата большие руки и большие пальцы, и теперь он ввел один из своих больших пальцев мне в попу до самого конца, пока я толкала зад ему навстречу.



Я протянула руку назад, чтобы найти его член, и когда я его нащупала, я увидела, что он стал таким же твердым, как и в первый раз.



- Не желаешь трахнуть мою продажную попу этой своей громадной штукой? - спросила я, выгибая шею, чтобы увидеть его лицо. Его глаза загорелись от похоти, когда он это услышал.



- Ты не шутишь, сестрица? - возбужденно переспросил он. - Ты мне разрешаешь воткнуть это тебе в попу?



- Я тебе разрешу это воткнуть, только при условии, что ты пообещаешь хорошенько меня отодрать в попу, - сказала я.



- Обещаю, еще как обещаю, - хрипло сказал он. - Можешь на меня положиться.



- У тебя очень большой член, братишка, поэтому ты должен сперва хорошо меня смазать. Я тоже хочу испытать удовольствие от твоего члена глубоко в моей тесной попке.



Я видела перед этим баночку с кремом на полочке в ванной.



Иногда приходилось пользоваться кремом после бритья, если я забывала положить в сумочку баночку с вазелином. Когда анальный секс является твоей специализацией, необходимо приходить к клиенту во всеоружии.



Я пошла за кремом. Я начала эту эскападу со стриптиза перед родным братом, и сейчас я хотела показать ему еще один маленький бесстыдный спектакль.



И вот я выдавила немного крема на кончики пальцев и, повернувшись к нему задом, чтобы все было хорошо видно, я шлепком наложила крем на свою дырку и начала тщательно размазывать его по сфинктеру. Мой брат уже слегка раздвинул мой анус своими большими, грубыми пальцами, и сейчас я занималась подготовкой к тому, чтобы он действительно расширил мое анальное отверстие.- Вот так ему будет легче войти, - проворковала я, глядя как он медленно дрочит свой напряженный член.



Я опять опустилась на четвереньки, и Федя встал на колени сзади меня. Протянув назад руку, я взяла его член и направила его на мой размягченный после крема анус. Я чувствовала, как он хочет немедленно вогнать его по самые яйца, чтобы очутиться в моей теплой, узкой кишке. Но я сперва подразнила его, поводя головкой по ложбине и сфинктеру, заставив его дышать, как носорога после пробежки. Наконец я подалась назад задницей и почувствовала, как его головка вошла в мой анальный проход.



Меня охватило странное возбуждение, когда я ощутила, как мой брат медленно вводит свой пенис глубоко в мою прямую кишку. Меня сводила с ума мысль, что мой брат брал меня в попу, и при этом я давала ему, как блядь, которой он действительно заплатил! Я ведь уже говорила, что заниматься любовью за деньги всегда было моей любимой фантазией. Именно поэтому я и стала проституткой. Но я никогда не думала, что я стану проституткой, занимающейся анальным сексом со своим собственным братом!



- Ты весь в моей попе, Федя. В моей попе! - прошептала я. - Как, тебе приятно?



Я знала, что ему приятно, потому что я классно умею доить мужской член своими кольцевыми мускулами в анусе. Это один из секретов профессии.



- Нравится трахать свою сестру в ее узкую кишку? - проворковала я, толкая задницу навстречу его члену, насаживая себя на него, как на вертел.



- Да! Такая тесная попка! - прохрипел он, положив руки мне на бедра и погружая весь свой ствол до самой глубины равномерными, скользящими толчками.


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
Копирование и распространение
без разрешения автора запрещено!
Глава 12.
     Тетрадь Игоря     Домой мы возвращались вдвоем. Это получилось так естественно и просто. Ну, мне пора, сказала Наташа и взглянула на меня. Я провожу тебя, шепнул я. Проводи, ответила она. Никто нас не задерживал, никто не навязался нам в компанию. Катя с Мишк... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.